Азарова Екатерина

 

Шантаж 2

 

Глава 1

 

***

Я лежала на кровати и рассматривала потолок. За последний месяц я успела изучить его в мельчайших подробностях, как впрочем и все остальное, что окружало меня. Кровать я отчаянно ненавидела, врачей игнорировала, да и не особо разговорчивыми они были, кроме ара Аэтте, конечно, а вот своего единственного посетителя неизменно хотелось послать в далекий пеший тур, но я старательно сдерживалась.

Никогда не думала, что окажусь в полной зависимости от него. Да, подписала договор, но чтобы вот так… До сих пор не могла поверить в случившееся!

После взрыва на станции Си Льет привез меня сюда и поручил медикам. Помню как застыл на мгновение, прижав ладонь ко рту, один из них, пожилой виорец, какое-то светило науки, если судить по чисто выбритому черепу и плотной татуровке, что покрывала голову вместо волос, внимательно посмотрел на меня, а затем начал резко отдавать распоряжения. Все вокруг пришло в движение, хотя харианец еще на корабле разговаривал с врачом, отправлял ему данные, полученные, когда он погрузил меня в медицинскую капсулу. Я наблюдала за происходящим, не в силах пошевелиться, не способная больше плакать, не желающая ничего.

Когда прогремел взрыв, я отчего-то подумала, что это Алекс вытащил меня, хотя и понимала – подобное невозможно. Он остался на Альтаре и просто не успел бы прилететь на станцию, а вот Си Льет был в коридоре. Странно, что вместо других вещей, несомненно, более важных для него, он бросился спасать меня. Я до сих пор не понимала, благодарна ему за это или нет, а в тот момент мне было и вовсе равно. А потом одно равнодушие сменилось другим.

Три дня в корабельной капсуле, которая сохранила меня в том же состоянии, в котором меня в нее погрузили, но вылечить повреждения она не могла. А я словно вернулась в то время, когда Алекс вытащил меня с Нартеи. Вот тогда я бесилась, ругалась, плакала и истерила. В этот раз я понимала, что все вышеперечисленное бесполезно, лишь односложно отвечала, когда мне задавали вопросы.

По иронии судьбы, Си Льет притащил меня на Виору, как раз в то заведение, где мне так и не смогли помочь в тот раз. Вот только врач был другой, но это не меняло сути. Дарканианца рядом не было, а шансы стать окончательно калекой – казались весьма высокими.

Помню, как тогда посмотрела на Си Льета. Харианец наблюдал за всем с изрядной долей спокойствия на невозмутимом лице, словно и не было того всплеска эмоций на корабле, когда он гладил меня по лицу, успокаивая, а пальцы дрожали так, что я ощущала их тремор. В эту минуту он был безразличен как манекен.

— Ар Аэтте, — к пожилому виорцу подошел медик помоложе. —  Мы уже лечили эту пациентку. Вот ее карта.

Он протянул ему планшет, в то время как меня перегрузили с передвижной капсулы в постоянную, надели маску и подключили к системам. Я почувствовала небольшое жжение на лице, когда аппарат начал первичное сканирование состояния организма, глаза невольно начали закрываться, а плечо почувствовало легкий укол, судя по всему, с успокоительным.

Борясь с сонливостью, я посмотрела на врача, подняла почти бессильную руку и стащила маску.

— Это конец? – уточнила я, наблюдая, как он хмурится, читая мою карту.

— Милая девушка, мне невероятно жаль, что в прошлый раз вы попали к такому костолому. Состояние крайне запущено, травма осложнила дело, так что мне сложно давать прогнозы. Но насколько я понимаю, вы как-то умудрились вылечиться. Если не возражаете, мы побеседуем с вами на эту тему, — врач подошел к монитору, на которой появился сигнал, что диагностика закончена, вновь посмотрел на планшет и покачал головой. – Ева, я вам обещаю, что сделаю все возможное…

— Вы сделаете гораздо больше этого, — негромко заметил Си Льет и виорец непроизвольно напрягся. – Я вернусь позже и мы поговорим более предметно. А пока, прощаюсь. Занимайтесь пациенткой.

Харианец развернулся и направился к выходу. Он не обернулся ни разу, не сбавил шагу, лишь на мгновение остановился, когда ждал, пока откроется дверь лифта. Я прикрыла глаза, и тут же почувствовала, как мне на лицо вновь одели маску и почувствовала сладковатый газ анестезии.

 

***

Когда я проснулась на следующий день, то мое тело опутывало множество проводов и датчиков, через капельницы поступали препараты, а перед кроватью стоял виорец и задумчиво меня разглядывал.

— Вы не представляете, Ева, как мне жаль, – вдруг сказал он.

— Я больше не встану? – глухо спросила я.

— Пока сложно сказать, — покачал он головой, подошел к системам, что-то подправил и вновь посмотрел на меня.

— Только не надо перечисления медицинских терминов! У меня на них еще с того раза аллергия!

— Мы сделали все, что могли. Ты поступила в очень плохом состоянии, — виорец был немного раздражен, выглядел очень уставшим, а под глазами с полопавшимися капиллярами залегли темные тени от перенапряжения. Видно, эти и объяснялась некоторая резкость. — Прежняя травма, вылеченная не иначе как чудом, была бомбой замедленного действия. Ты могла сломаться подобно тростинке в любой момент, причем даже неудачно повернувшись. Что уж говорить о взрывной волне. Ева, тебя практически смяло… Конечно, надо было сразу зафиксировать тело, а не тащить тебя на руках, но… тут уж ничего не изменишь. Хорошо еще, что не парализовало верхнюю часть тела! Это невероятное чудо. Скажу откровенно, я рассчитывал обойтись кифопластикой, но…. Увы. Пришлось повозиться, заменить часть позвонков, сшить связки и вводить восстанавливающий гель. Как дальше поведет себя твое тело — я не могу сказать. Если отторжения не будет, то прогноз хороший, конечно при определенных усилиях с твоей стороны. А пока… минимум месяц ты проведешь на этой кровати. Будем следить за состоянием, а потом попробуем поставить тебя на ноги. Процесс предстоит длительный, так что наберитесь терпения.

— Сколько?

— Скажу через месяц, — сказал, как отрезал виорец и резко добавил. – И не забудь поблагодарить господина Си Льета, что смог доставить тебя вовремя. В твоем случае, промедление подобно смерти. Протянул бы еще полчаса-час и не засунул в капсулу, все что смогла бы – мычать и пускать слюни.

Я отвернулась в сторону. Картинка, что нарисовал медик, была не слишком приятной. Овощ… Лучше руки на себя наложить, чем жить вот так. Знаю, многие со мной не согласятся, скажут, что жизнь ценна в любом состоянии, но я так не считала. Это имеет смысл только в том случае, когда тебя окружают близкие люди, готовые заботиться, но не преступно ли напрягать их и заставлять жить не своей жизнью? В любом случае, у меня и того не было. По иронии судьбы, я полностью зависела от того, кому не доверяла и не знала, что ждать в дальнейшем. Как быстро ему надоест играть в благотворительность?

— Эр Аэтте, — тихо окликнула врача. – У меня есть шанс?

— Шанс есть всегда, — врач прекрасно понял, что я хотела сказать. – Я сделаю все, что от меня зависит, но не меньшие усилия потребуются и от тебя.

— Спасибо за надежду.

Я отвернулась к стене и замолчала. Кусала губы, чтобы не сорваться и думала только о том, что небольшой процент на положительный исход, но все же есть. А значит, я из кожи вылезу, но сделаю все от меня зависящее. Но сначала, надо немного прояснить другой вопрос.

— Ар Аэтте, мне нужен планшет с доступом в сеть и счет за лечение, — попросила я. – И также попрошу, по мере возникновения новых, сразу передавать их мне…

— Ева, но все уже оплачено…, — немного растерялся врач, а я нахмурилась. Вот значит как…

— Оставьте нас наедине, ар Аэтте, — раздался спокойный голос Си Льета и я повернулась к двери.

— Я зайду позже, Ева, — сказал виорец и я кивнула головой, продолжая смотреть на харианца.

Врач вышел, аккуратно прикрыл за собой дверь, и установилась тишина, нарушаемая только небольшим шумом от приборов. Я разглядывала Си Льета, подмечая его безупречный внешний вид, невозмутимое лицо и полное спокойствие в движениях. Деловой костюм, белоснежная рубашка, тугой узел галстука и начищенные до блеска ботинки. Идеальная прическа, чисто выбритое лицо, спокойная зелень глаз, ухоженные руки… Как же меня бесила эта идеальность, ведь она несла с собой холодный расчет и новые проблемы…

Все еще ни слова не говоря, он подошел к приборам, посмотрел на данные и перевел взгляд на меня.

— Добрый день, Ева, — поздоровался он. – Ар Аэтте сказал, что операция прошла успешно, хотя и понадобится долгий период реабилитации…

— Таир, — перебила я его. –  Хочу сразу прояснить некоторые моменты. Я очень благодарна вам за спасение, но в состоянии заплатить за свое лечение.

— Мне все равно, какое у тебя финансовое положение. Счета оплачивать буду я. Ева, ты подписала договор, так что я в своем полном праве, — напомнил он мне, пресекая все дальнейшие трепыхания по денежным вопросам. – И я настаиваю на прежнем неформальном общении.

Еле слышно выдохнув, снова отвернулась в другую сторону и замерла, когда почувствовала, как харианец присел на стул, стоявший рядом с моей кроватью. Я кожей ощущала властность и мощь, что исходила от него, и которую Си Льет не считал нужным скрывать. Ничего не скажешь, кроме как – попалась глупая мышка коту в лапы.

— Как ты себя чувствуешь? – вежливо спросил он.

— Спасибо, все хорошо, — ровно ответила я, копируя его тон.

— Я смотрю, ты не настроена на разговор? – все с тем же безразличием в голове поинтересовался харианец.

— А ты готов отвечать на вопросы? – нервно спросила я.

— Зависит от того, что тебе интересно узнать, — губы Си Льета тронула еле заметная улыбка, а когда до меня дошло, чем она вызвана, захотелось выругаться.

Эх, где бы одолжить хоть каплю его выдержки? Моей хватило лишь на пару минут относительно ледяного спокойствия, а потом и сама не заметила, как не смогла удержаться. И больше чем уверена, все эмоции сейчас отчетливо читаются на лице.

— Что произошло на станции?

— Пожар? – предложили мне очевидный вариант.

От неожиданно вспыхнувшей злости и безысходности хотелось завыть.

— А я думала – взрыв, — заметила я. – Дверь летящая в меня так и стоит перед глазами…

Дверь… А ведь он был прямо за ней. Почему же он не пострадал. Если так припомнить, кроме сажи на лице и порванной одежды, на нем не было ни единой царапины. Еще один повод для раздумий, что на самом деле представляет собой харианец. И я обязательно выясню это позже…

— Ева, тебя не должен волновать этот инцидент. Ты должна думать только о выздоровлении.

— А если нет? – усмехнулась я и поймала его взгляд. – Что если ничего не вышло и я останусь калекой? Что тогда?

Зеленые глаза смотрели спокойно и… доброжелательно, хотя на лице застыла непроницаемая маска. Я старательно выискивала намек на… хоть что-то, но лишь терялась в них, а потом и вовсе смутилась.

—  Ты должна думать только о выздоровлении, — повторил харианец. – Если тебе что-то нужно…

— Планшет с доступом в сеть, — быстро сказала я.

Да, именно он. Тогда я смогу поискать информацию обо всем интересующем меня, и исходя из того, что смогу выяснить, подумать, как поступить.

— Вынужден отказать, — все с тем же спокойствием заявил Си Льет. – Что-то еще?

— Нет.

— Хорошо, я подберу тебе развлечения на свой вкус.

Я промолчала. Я что мне оставалось делать? Терхор Си Льет ясно дал понять, что мое мнение не учитывается. Он же… в своем праве…

Харианец еще раз посмотрел на меня, протянул руку и невесомо коснулся лица. Я затаила дыхание, а пальцы Си Льета отвели прядь волос в сторону, тронули скулу, очертили контур губ. На мгновение застыли, а затем мужчина резко отдернул руку, поднялся и обронил:

— Зайду завтра.

Я растерянно кивнула, проводила его взглядом, но Си Льет лишь на мгновение остановился, когда с тихим шипением открывалась дверь. На мгновение мне показалось, что он обернется, но этого не произошло.

Оставшись в одиночестве, я с тоской покосилась на приборы, в изобилии наполняющие палату, прислушалась к их гулу и зажмурилась. Предательские слезы наворачивались на глаза, я старалась даже не смотреть на все, что было ниже груди… Отчаянно хотелось попробовать пошевелить ногами, хотя я и понимала, что это ничего не даст. Тело было сковано корсетом, который не только обездвиживал, но и одновременно лечил. И в таком положении я проведу минимум месяц, если верить словам ара Аэттэ. Надо набраться терпения и не думать о плохом. Надежда есть, да и сила воли у меня имелась. Я сделаю все, что бы выкарабкаться…

 

***

— Ты готова? – улыбнулся мне ар Аэтте, снова стал серьезным и отвернулся к аппаратам.

Пальцы виорца сновали по клавиатуре, задавая новую программу, а я как завороженная следила за каждым его движением. Я так долго ждала этого дня. Лежала недвижимая, ожидая пока гель сделает свое дело, отчаянно желала приблизить этот день, а вот сегодня, когда ар Аэтте пришел с  радостной новостью, испугалась так, что дрожали руки, а перед глазами была пелена.

Рвано вздохнула, в состоянии полной паники отвела взгляд и наткнулась на харианца. Си Льет стоял рядом с врачом, едва опираясь одной рукой за край стола и пристально наблюдал за мониторами. Но тут, словно почувствовав мой взгляд, подошел к койке вплотную и протянул руку.

Я замерла, уже привычно ожидая его прикосновения. Едва ощутимого, скорее тепло от тела, потому что он останавливался буквально в миллиметре от кожи, но… Далекие звезды! Я все равно чувствовала, как начинает покалывать кожу, а кровь приливает к голове, неизменно вгоняя меня в краску.

Чертов харианец! Как будто у него других дел нет, как изображать из себя сиделку. Ежедневно, на протяжении последнего месяца, я имела удовольствие созерцать его дважды в день, и хотя бы разок выбился из расписания! Нет же! По нему часы сверять можно было. Он в обязательном порядке присутствовал на утреннем обходе, потом по желанию или уходил немного раньше, позволяя мне поговорить с врачом, или порой дожидался в палате и оставался после его ухода. А еще являлся вечером! Далекие звезды!

Мы мало разговаривали, ведь все мои расспросы натыкались на непроницаемую стену из уклончивых ответов. Так что чаще всего он сидел рядом и молчал, а я смотрела телевизор, читала книги, вот только не видела и не слышала ничего, полностью дезориентированная невесомыми прикосновениями то к плечу, то к руке, и часто к лицу. Лишь к одной части моего тела он относился более нормальным образом… Си Льет не отказывал себе в удовольствии пропускать мои волосы между пальцами. Это интриговало, выводило из себя, раздражало и волновало, но на просьбу объяснить, зачем он это делает, мне уже привычно ничего не ответили, лишь еле заметно улыбнулись. Все! Но время шло и я смирилась я этой странностью… Он стал той точкой отсчета, которая постоянно напоминала о решении бороться, чтобы стать свободной.

Мы не обсуждали наш контракт, ни то, что произошло на Альтаре, да и про Алекса харианец больше не упоминал. Си Льет вел себя странно и совершенно не походил на того, каким я его запомнила. Это несоответствие, как и его прикосновения, нервировали так, что я едва сдерживалась, чтобы не послать его подальше. Но, с другой стороны… я ждала появления харианца, ведь он оставался единственной связующей нитью между мною и реальным миром. Ар Аэтте не считался. Мы разговаривали, правда недолго и редко наедине, но я отчетливо понимала, что и это время я краду у других пациентов, коих у виорца было огромное количество. По большому счету, он и вовсе не обязан был столько времени торчать у меня, но я уже на следующий день после операции поняла – в данной клинике, лучшей на Виоре, я нахожусь на привилегированном положении. Это подчеркивалось каждый день, но именно от этого и хотелось кричать в голос. Врачи и медсестры были неизменно вежливы, предупредительны, все мои пожелания исполнялись моментально… Все, что не входили в противоречие с приказами харианца, а значит, я по-прежнему была лишена всего, что могло способствовать связи с миром. Когда я это поняла, Си Льету захотелось как следует врезать, но оставалось только сжимать кулаки от злости, да скрежетать зубами. Сделать я все равно ничего не могла.

Меня обеспечили фильмами, музыкой, книгами, но уже через неделю поняла, что таким образом превращаюсь в амебу. Я попробовала смотреть записи различных программ, но осознала, что просто-напросто тупею от них. Через пару недель я уже была готова выть от скуки, так что ждала визитов Си Льета как манну небесную, хотя ровно через пять-десять минут после его прихода, бесилась от злости, ибо он был живым напоминанием моей зависимости от него и всего произошедшего. Но больше всего я злилась на себя и свои перепады настроения…

— Готова? – негромко спросил харианец.

Я кивнула и забыла, как надо дышать. В этот момент провода осторожно отсоединились от капсулы, втянулись в приборы, а сам корсет открылся с тихим щелчком. Верхняя часть кровати немного приподнялась, так что я оказалась в полусидящем положении. Продолжая машинально пристально следить за выражением лица Си Льета, я надеялась увидеть хоть какое-то выражение, но он слишком хорошо контролировал собственные эмоции…

— Чувствуешь что-нибудь? — Ар Аэтте подошел ко мне. – Попробуй пошевелить пальцами. Приборы показывают, что кости срослись, импланты прижились, а нервные окончания восстанавливаются, но настала пора поработать и тебе.

Я взглянула на виорца, зажмурилась и прислушалась к себе. Впервые за месяц я не чувствовала онемение ниже пояса. Оно было понятно. Обезболивающие больше не поступали в кровь, в жесткой фиксации отныне не было необходимости, а раз ар Аэтте распорядился снять корсет, то значит заживление идет полным ходом. Пришло время следующего этапа. Если так подумать, я уже проходила подобное в прошлом, так почему мне так страшно? Так, надо выгнать все лишние мысли из головы и представить, как поджимаются пальцы на ногах, потом попробовать согнуть их в коленях. Если все пройдет удачно, то с завтрашнего дня начнется реабилитация… Интересно, а мне придется носить облегченный корсет или врач, как и Алекс, в свое время, решит не использовать его?

Сердце забилось так, что мне казалось, все слышат его стук. Что ж, быстрее кровь побежит по венам, так что все даже к лучшему. Я напряглась, сжала руки в кулаки, резко выдохнула и открыла глаза. Собственные ноги показались невероятно бледными и слабыми. Я уставилась на собственную ступню и… все же сделала это. Большой палец на ноге слабо шевельнулся, а затем я смогла поджать и все остальные. Слабо улыбнулась, но постепенно улыбка становилась шире, особенно когда у меня получилось приподнять одну ногу.

— На сегодня достаточно, — мягко сказал виорец. – Завтра с утра переходим к следующему этапу, но уже сейчас могу сказать, что все будет хорошо.

— Спасибо ар Аэтте, — искренне поблагодарила врача.

— Это моя работа, — усмехнулся он и мельком взглянул на харианца, который за все это время не проронил ни слова. – Я зайду завтра.

Я кивнула, проследила, как врач покинул палату, и снова попробовала пошевелить пальцами. Получилось! Настроение улучшалось с каждой секундой. Слова Алекса, как и его действия, так и всплывали в памяти. «Не останавливайся. Занимайся на пределе возможностей. У тебя все получится…». Алекс… Когда он был рядом, все казалось намного проще. Он обещал прикрывать, но как и всегда не сдержал своего слова. Что ж, оно к лучшему, а учитывая, что за месяц он так и не нашел меня, то значит успокоился, получив свое, и решил оставить меня в покое…

— Ева, — окликнул меня Си Льет и я только сейчас сообразила, что как завороженная смотрю на собственные ноги и криво улыбалась, в то время как харианец уже присел на край кровати.

— Да? – растерянно спросила я.

— Я же говорил, что все получится, — довольно заметил он и я замерла.

Посмотрела на харианца, отметила блеск в глазах и еле заметную улыбку, проследила за движением его руки, почувствовала, как пальцы опустились на колено и погладили его, вся сжалась и резко выдохнула. Нога горела как в огне, тепло от руки Си Льета распространялось выше по всему телу, а сердце вновь начало бешено колотиться. Я закусила губу и отвернулась в сторону.

— Ты так дрожишь… Неужели все еще боишься меня? Тебе не кажется, что время для этого прошло?

Вопрос застал врасплох. Да и ждал ли харианец ответа? В его последней фразе слышалось утверждение и… он был прав. Так что мимолетную мысль о том, что мне до безумия хочется отбросить его руку или врезать за такое откровенное лапанье, пришлось отставить. Придется ждать, пока он сам не соизволит сообразить это. Впрочем, это вот-вот должно произойти, судя по предыдущим подобным моментам.

— Что дальше, таир? — нервно спросила его, старательно держа себя в руках, но не удержавшись от сарказма. – Я давно не верю в бескорыстность поступков, а продолжать держать меня в изоляции от всего мира – не совсем разумно. И я не понимаю, почему не доверить меня врачам. В чем необходимость личного присутствия?

— Рассматривай это как мой личный каприз, — заявил харианец.

— Так что дальше? – повторила я.

— А дальше ты начнешь следующий этап своей реабилитации, — Си Льет провел пальцами вверх по ноге, на мгновение задержался на крае белья, убрал руку, резко поднялся с кровати и добавил со скучающей угрозой. – Я месяц мирился с «таир», принимая во внимание твое состояние. Меня зовут Терхор. Настойчиво рекомендую больше не забывать это имя. Ева, не совершай новые ошибки.

— Что будет потом? – тихо спросила я.

— Назови меня по имени, — спокойно напомнил харианец.

— Терхор, — я опустила взгляд, признавая свой проигрыш в данном вопросе.

— Сейчас твоя основная задача восстановиться, — терпеливо, словно разговаривая с неразумным ребенком, повторил Си Льет. – Все остальные вопросы мы будем решать только после окончания лечения. До завтра, Ева.

После того как за ним закрылась дверь, я со стоном откинулась на подушки. Соблазн как можно дольше застрять в клинике был очень велик, но в то же время я понимала, что не сделаю этого. Наоборот, я буду работать на максимуме возможностей, если не сказать больше, чтобы поскорее встать на ноги. И тогда я верну харианцу потраченные на меня деньги, найду способ убраться с Виоры и все же начну мою новую жизнь. Не будет же Си Льет и дальше бегать за мной по галактике? Он уже месяц торчит рядом, дела, требующие его непосредственного участия накапливаются, так что… В прошлый раз, благодаря системе Алекса, я относительно восстановилась за месяц, а дальше шло закрепление. Постараюсь и сейчас не сильно затягивать.

 

***

Новый день начался с завтрака, очередной диагностики и вердикта виорца, что я готова к восстановительной терапии. Как и всегда при утренних обходах, в этот раз присутствовал и харианец, привычно разглядывая всех в палате безразличным взглядом, но не пропуская мимо внимания ничего. И учитывая, что я уже успела несколько привыкнуть к нему, то процедуру облачения меня в облегченный корсет, как и переодевания в подобие спортивного костюма восприняла относительно спокойно, постаравшись отрешиться от происходящего.

Ар Аэтте отошел в сторону, пропуская вперед высокого светловолосого плечистого парня в форме медбрата, и распорядился:

— Начнем.

Он помог мне сесть на кровати, немного подождал, пока я не привыкну к вертикальному положению и, ухватив меня за талию, поставил на ноги. Было страшно. Я затаила дыхание, да и голова кружилась от бессилия, несмотря на плотный завтрак. Недовольно качнула головой, прогоняя туман, но от этого покачнулась и вполне могла бы упасть, если бы не медбрат, державший меня так крепко, что на мгновение я почти повисла на его руках. Ноги не держали. Я испуганно взглянула на ара Аэтте, увидела напряжение во всем его облике, и мельком заметила потемневшую зелень глаз харианца, стоявшего рядом.

— Давай, Ева, — медленно сказал врач. – Ты месяц провела в постели. Ничего удивительного, что тебя немного заносит. Ты прекрасно знаешь, что можешь ходить, так заставь себя сделать первый шаг!

Нервно сглотнув, я прикрыла глаза, мысленно выругалась на себя и попыталась представить, как приподнимаю ногу и переношу ее вперед. Почти сразу почувствовала, как руки медбрата сжали мою талию чуть сильнее. Открыла глаза, поняла, что смогла сделать первый шаг, радостно выдохнула и улыбнулась виорцу.

— Замечательно, — заключил он, приблизился, остановился в полуметре от нас и довольно окинул меня взглядом. – Не будем терять время. В кресло ее и в зал восстановления. Ева, сегодня занимаешься под руководством Адера и в точности следуешь его инструкциям. Потом диагностика и в кабинет рефлексотерапии. Нагрузку будем постепенно увеличивать, программы менять. Пару недель в корсете, затем его начнем снимать. Через месяц ты должна будешь передвигаться без помощи костылей.

— Спасибо, — выдохнула я.

— Потом поблагодаришь, а пока постарайся не испортить мою работу и закрепи результат.

Я кивнула, соглашаясь с каждым словом виорца.

Ар Аэтте ушел, а меня пересадили в кресло и отвезли в зал восстановления. И с этого дня начался новый кошмар.

 

***

Я поставила себе цель восстановиться и старалась не думать больше ни о чем. Нельзя распыляться на множество дел, когда необходимо сосредоточится на самом главном. Я готова была работать до седьмого пота, валиться от усталости после тренировок, но никак не ожидала, что Си Льет с непонятным удовольствием будет постоянно наблюдать, как я потею и ругаюсь с Адером, когда он в очередной раз тормозит мой энтузиазм. Терхор ничего не говорил, не вмешивался в процесс, но теперь в его руках постоянно мелькал столь желанный для меня планшет. Это злило, ведь я все так же была лишена любой информации, но еще сильнее раздражало, что я не могу заполучить средство связи. Стоило мне только приблизиться, как харианец убирал его, демонстрируя готовность выслушать меня. Я разворачивалась и возвращалась обратно на тренажеры, не говоря ни слова, а через несколько мгновений Си Льет вновь принимался за работу. Далекие звезды! Как мне хотелось прибить его в такие моменты.

А сделать хотелось многое. Разузнать, что случилось на орбите Альтара, запрятать получше мои честно заработанные деньги, придумать, как избавиться от Си Льета и его странного внимания ко мне. Нет, я была ему благодарна и даже очень. Не бросил на станции, доставил меня на Виору, возится со мной и уделяет внимание. Все как и было в договоре… Мне доставалась каждая минута его свободного времени, но… Всегда есть «но». Меня пугала его забота, я не знала как себя вести, когда он поднимал взгляд и задумчиво смотрел на меня, а от прикосновений по-прежнему цепенела, не говоря уже про то, что сердце так и норовило выпрыгнуть из груди. Если бы в зеленых глазах отражались хоть какие-то эмоции, мне стало бы проще… наверное, но за те две недели, прошедшие с начала реабилитации, он ни разу не показал чувств.

Пока я была недвижима и харианец появлялся дважды в день, я была готова мириться с его присутствием и даже ждала его, но теперь, когда он пристально следил за тем, как я занимаюсь, это вызывало такую ярость, что я готова была разломать все тренажеры. Пару раз я попросила его уйти, но меня проигнорировали. Адер, который стал моим постоянным тренером, с некоторым удивлением смотрел, как я ругаюсь, сжимаю зубы  и кусаю губы, но никак не ограничивал мое рвение, хотя следить стал более пристально, вмешиваясь, когда я чересчур увлекалась. А я и правда, как с цепи сорвалась. Все то, от чего я стонала четыре года назад и жаловалась Алексу, чтобы он немного пощадил меня, в этот раз с диким рвением выполняла по собственному желанию. Через неделю после начала моих тренировок, ар Аэттэ появился во время очередной, попросил меня работать так же, как и вчера, а сам уселся рядом с харианцем и принялся наблюдать. Двойной, а точнее тройной контроль, если принимать во внимание и Адера, взбесил настолько, что я все-таки сломала ручку у тренажера. На этом тренировка закончилась, меня позвали для беседы. Я подхватила специально подобранные для меня костыли и поковыляла к виорцу. Помощь Адера в этом мне, как и кресло, уже не требовалась.

— Ева, что происходит? – устало спросил он, когда я опустилась рядом.

— Мы можем поговорить наедине?

Си Льет задумчиво на меня посмотрел, обменялся взглядом с врачом, поднялся и молча вышел из зала. Следом помещение покинул и Адер, оставив нас с аром Аэтте наедине.

— Ева, ты сейчас калечишь себя и мою работу заодно портишь, — сказал виорец. – Если ты снова сломаешься, восстанавливать тебя я не стану, несмотря на все «просьбы» господина Си Льета, потому что не вижу смысла работать с психованным ребенком, который не может остановиться вовремя и вредит себе.

— Но, — на мгновение я запнулась, представляя возможные последствия, и растерянно посмотрела на врача, — в тот раз я занималась не меньше. И… врач, кто подбирал мне программу, настаивал на похожей интенсивности.

— Дело не в интенсивности. Мне нравится твое рвение, но вот психологическое состояние пугает. Я сегодня получил очередные анализы. У тебя уровень гормонов стресса зашкаливает, а это ни к чему хорошему не приведет. Сейчас ты чувствуешь, что готова противостоять любой угрозе, но это временное состояние. Что-то вроде состояния аффекта, если тебе станет так более понятно. Мы снижаем уровень, но тебе следует дозировать нагрузку и попытаться сформировать здоровую и правильную реакцию на стрессовые ситуации. Иначе… тебя ждут проблемы с давлением, сердцем, мигрени и множество более мелких проблем. Ты понимаешь, что я хочу сказать? – я покачала головой, и виорец продолжил. – Ева, нарушится кровоснабжение и ни о каком выздоровлении говорить не придется. И заметь, я привел в пример только физиологические проблемы, и не назвал психологические. А ведь депрессия тоже неизбежна.

— Так в этом и проблема, — простонала я. – Господин Си Льет постоянно рядом. Я нервничаю безумно, но он не прислушивается к моим просьбам и продолжает наблюдать. Это сводит меня с ума!

— Проблема в этом? Странно, учитывая, сколько он сделал для тебя.

— Вы не все знаете, а я не готова вам исповедоваться. Просто, поймите, его стало слишком много в моей жизни и это выводит меня из себя. У нас странные взаимоотношения, — зачем-то добавила я.

— Ева, я не могу запретить ему заботиться о тебе, — медленно сказал ар Аэтте и с укором посмотрел на меня. – Тысячи женщин отдали бы многое, чтобы получить такое внимание.

— Вы можете ему порекомендовать ограничить время посещений? – устало спросила я. – О большем я не смею и просить.

— Хорошо. Если ты считаешь, что это поможет снизить уровень стресса… Но я не обещаю, что он прислушается к моим словам. Господин Си Льет… может быть весьма упорным. Знаешь, пожалуй добавим к твоей программе водные процедуры. Ты упоминала, что в предыдущий раз это повлияло положительно, — я кивнула, когда виорец вопросительно посмотрел на меня. – Решено. Это будет способствовать снижению уровня гормонов стресса, ну и заодно начнем потихоньку снимать корсет. Конечно, если диагностика подтвердит мои предположения.

Он поднялся, окинул меня быстрым взглядом и устало добавил:

— Ева, порой лучшее – враг хорошего. Не думай, что если ты будешь истязать себя, то восстановление пойдет быстрее. Нельзя лениться, но переусердствовать гораздо опаснее. Ты понимаешь меня?

— Я буду осторожна, — тихо ответила я, вставая на ноги и опираясь на костыли. – Поверьте, я как никто другой заинтересована в положительном результате. – Спасибо.

— Просто не подводи нас обоих.

— Ар Аэтте, а можно еще решить вопрос с планшетом? Это поможет мне успокоиться, — затараторила я. – Вся моя жизнь связана с техникой и такое длительное отсутствие… как ломка. Не могу больше.

— Прости, Ева. Но у меня на этот счет строгие инструкции.

Врач вышел из зала, а через пятнадцать минут вернулся Адер. Один. Харианца не было и я выдохнула с облегчением. Опираясь на костыли, поковыляла обратно к тренажерам.

— Ар Аэтте распорядился, чтобы ты устроила перерыв, — сообщил медбрат и тренер. – Потом снова пройдешь диагностику, пообедаешь, передохнешь, и отправимся в бассейн. А дальше по расписанию массаж. Кстати, тобой начнет заниматься новый специалист.

Я пожала плечами и послушно направилась к двери.

 

Глава 2

 

***

Конечно, это было не море, ласковое и столь любимое мною. Волны не окатывали теплыми всплесками, ветер не бросал горсть брызг в лицо, а солнце не слепило глаза. А еще не было слышно криков птиц, не чувствовался чуть горьковатый вкус соли на губах, а впереди водная гладь не сливалась с небом. Анализы еще две недели назад подтвердили, что я могу начинать снимать корсет, что обрадовало и сильно. И вот, я равномерно делала круг за кругом, войдя в нужный ритм, и под чутким наблюдением Адера. И хотя, это все было жалким подобием моря, да и плавать из-за плотности оказалось труднее, я все равно была счастлива.

Я все так же занималась на тренажерах, но последние две недели именно на плавание был сделан основной упор. После разговора с аром Аэтте, я постаралась немного утихомирить собственные нервы, чему несомненно способствовали более редкие появления харианца. Не знаю, что сказал ему врач, но он перестал изводить меня своим присутствием, предоставив возможность спокойно заниматься. Хотя, все равно традиционно появлялся дважды в день, но к этому я уже привыкла и перестала реагировать столь бурно, но все равно постоянно оглядывалась по сторонам с подозрением. И моя паранойя была обоснованной. Терхор периодически возникал, когда я совсем не ожидала его визита.

Си Льет появился, когда я пошла на последний круг, внеплановый, но одобренный тренером. Заметила я харианца случайно, когда в очередной раз развернулась у бортика и наткнулась взглядом на идеально чистые ботинки и безупречные брюки. На мгновение потеряла ритм, вынужденная поднять голову, чтобы убедиться в том, что не ошиблась, рвано выдохнула и гораздо резче поплыла дальше. Эх, ну вот почему он все делает по-своему? Хотя, надо признать, он все же реже испытывал мое терпение своим присутствием…

— Ева, — крикнул Адер, когда я чуть ли не ломанулась в противоположную сторону, — придерживайся прежнего темпа!

Я фыркнула, но скорость сбавила. Добралась до бортика, пару минут провела еще в воде, восстанавливая дыхание, пока меня снова не окликнул тренер:

— Вылезай. Пора отправляться на массаж.

Мне ничего не оставалось, как опираясь на поручни, осторожно вылезти из воды, хмурясь от того, что лишилась невероятной легкости, которой я обладала там.

Адер сразу же оказался рядом, промокнул тело полотенцем, застегнул на мне корсет и помог выбраться из бассейна. Опираясь на него, я дошла до стула, где остались мои костыли, надела длинный халат, оперлась на палки, а в это время тренер наклонился и помог мне обуться.

— Спасибо, — поблагодарила я и покосилась в сторону харианца, взгляд которого прожигал насквозь.

Харианец в помещении бассейна смотрелся настолько чужеродно в своем костюме, что я снова нахмурилась. Я знала, что ар Аэтте несколько раз говорил с ним по поводу предоставления мне немного больше свободы от него, но на него это действовало не особо продуктивно, так как он периодически появлялся вот так внезапно. Нельзя сказать, что это пугало, но раздражало однозначно. И я чувствовала, что рано или поздно разговор на эту тему с Си Льетом еще предстоит. До сих пор он молчал, но надолго ли его хватит… Порой даже невероятная выдержка дает трещины, а в зеленых глазах я уже давно заметила ожидание…

Я отвернулась, не желая смотреть на харианца, взглянула на Адера и медленно пошла к выходу. Тренер находился в шаге, как и всегда в течение последнего месяца.

— У тебя новый массажист, — обрадовал он меня.

— Кто? – поинтересовалась я, решив немного нарушить установившиеся отстраненно-вежливые отношения.

— Артем.

— А куда делись Дейн и Вир?

И действительно… Двое молодых ребят занимались со мной переменно в течение последнего месяца, и вот, опять замена…

— Они выполнили свою задачу, пришла пора двигаться дальше. Но, не переживай. Он лучший. Впрочем, других к тебе не приставляют, — усмехнулся он.

— Ты тоже лучший? – со смешком спросила я.

— Да, — спокойно ответил он. – Меня вызвали, чтобы я занимался исключительно тобой.

— Откуда ты?

— Я работаю в клинике на Дейтаре, твой новый массажист с Земли, поскольку требовался специалист именно по твоему типу тела, а ты землянка, а ар Аэтте с Виоры. Ева, ты не представляешь, насколько тебе повезло, что нас собрали всех вместе. Ар Аэтте сотворил чудо, собрав тебя, а мы должны завершить его работу и поставить тебя на ноги. Насколько я знаю, скоро прибудут еще два специалиста. Один должен заняться твоими глазами, второй – пластический хирург, который без следа уберет шрамы после операции.

Я промолчала и невольно оглянулась. Не надо было быть особо умной, чтобы понять, благодаря кому я сейчас бреду по коридору. До сих пор я даже представить не могла, что Си Льет не просто привез меня в клинику, подчиняясь непонятному капризу, но и собрал команду лучших врачей, чтобы вылечить меня. Я не могла понять одного. Зачем он это делает? Почему тратит на меня деньги, а они были немалыми, в этом я была уверена, но и нечто большее. Время. И подозреваю, для него это понятие поистине бесценно. Что ему до меня? Все ради того, чтобы заполучить меня в постель? Невероятная глупость! Я, конечно, симпатичная, но не настолько идеально прекрасная, чтобы вкладывать деньги в вероятную любовницу. Пусть мною и подписан годовой контракт, вот только у Си Льета нет гарантий, что я не окажусь в этой самой постели бесчувственным бревном. И потом… он говорит, что все из-за этого договора, как он пытается меня убедить? Не надо держать меня за дуру. Никогда не поверю, что он не нашел бы возможности его разорвать. Я прекрасно помнила пункт, по которому дополнения могут вноситься им в любое время. Резко влюбился и жить без меня не может? Еще больший бред! Харианцы, особенно такие как Терхор Си Льет, живут исключительно разумом, не поддаваясь низменным чувствам и эмоциям. Это заложено многими поколениями, и не думаю, что этот исключение.

Так что, путем нехитрых умозаключений можно сделать вывод, что он приводит меня в форму для того, чтобы использовать в дальнейшем. Неприятно. А еще очень жаль, что я к тому же и не выясню этого, пока не наступит нужный ему момент. Хотя, если припомнить наши встречи, когда я еще была здорова, то вроде нравилась ему. Но теперь все изменилось. Он больше не делал попыток дотронуться, даже не касался кожи, останавливаясь буквально в миллиметре. Порой забывался, как недавно, когда погладил колено, но я помнила, как резко он отдернул руку… Впрочем, объяснение этому я нашла еще пару недель назад. Вдоль позвоночника тянулся длинный шрам… не уродливый, но он был. Наверное, противно и становится понятно, для чего приглашен пластический хирург и окулист. Видимо, раз он начал вкладывать деньги, то решил пойти до конца. Не хочется иметь дело с дефектной, а утолить охотничий инстинкт хотя бы разок — необходимо… А потом использовать. Алекс был прав. Тогда, на лайнере, он сказал, что харианцу нужна красивая картинка. Судя по всему, именно поэтому со мной столько и возятся. Алекс, во что же ты меня втравил?…

Я остановилась, не выдержав напряжения от собственных мыслей, и оглянулась. Ожидала увидеть харианца позади, но его там не было. Я одной стороны почувствовала облегчение, а с другой… стало стыдно. Отчаянно стыдно. Ведь возможно действия Си Льета несут под собой совершенно другую основу, а я обвиняю его во всех мыслимых и немыслимых грехах. Увы, как и в случае с Алексом, мне приходилось набраться терпения и ждать, пока он не соизволит проинформировать меня. Пусть так… Я даже рада, что он молчит. Мне необходимо время, чтобы восстановиться и найти силы, чтобы попытаться противостоять харианцу. Далекие звезды! Да я благодарна ему за эту отсрочку!

 

***

Мы с Адером медленно продвигались по коридорам. По пути никто не встречался, кроме врачей и медсестер. Некоторых я знала в лицо, так что приветственно кивала и улыбалась, но были и те, кто окидывал меня настороженными взглядами, что вызывало похожие ответные действия. Я понимала, что единственная пациентка в этом крыле, и это в какой-то степени даже радовало. Мне никогда не забыть, как даже в клиниках пациенты сторонятся тех, кого считают дефектным. Увы, это были реалии современной жизни. Я до сих пор помнила, какую реакцию вызвало известие о плохом зрении, что уж говорить о костылях… Но я все равно отказывалась пользоваться креслом, при полном одобрении ар Аэтте. Он был солидарен с моим упрямством, а я не могла остановиться. Казалось, что если вернусь в кресло, то потом не поднимусь с него. Только один принимал меня такой, какая я есть, но и он все же бросил меня… Алекс. Несмотря ни на что, я скучала по нему. Ненавидела и скучала. Видела во снах, хотя образ становился все более размытый. И я не понимала, почему в этот раз все иначе. Три года назад я сходила с ума, готова была выть от отчаяния и больше всего на свете желала вернуться обратно. Теперь я понимала, что так рвались связи привязки, но сейчас… стоило мне подумать о даркианце, как накатывала апатия и хотелось плакать. Я отгоняла от себя эти мысли, запрещала разуму вспоминать об Алексе, но стоило вернуться с тренировки и без сил упасть на кровать, как они возвращались. Такая тихая истерика, дрожь во всем теле и тяжесть в груди, мешающая нормально дышать. В такие моменты хотелось вскочить и вернуться обратно в зал, тренироваться до изнеможения, чтобы забыть обо всем, но я понимала, мне не дадут этого сделать. Программа моей реабилитации была расписана по минутам, и врачи следили, чтобы я не перетруждала свое тело. Слишком слабое тело, как показала жизнь…

Так, нельзя поддаваться апатии! Меня ждет чудесный массаж. Я остановилась, чтобы перевести дух и посмотрела на тренера.

— Устала? – нахмурился он.

— Все в порядке. Немного волнуюсь.

— Не переживай. Я уже работал вместе с Артемом. В тандеме с ним, мы поставим тебя на ноги еще быстрее.

— Не терпится с ним познакомиться, — улыбнулась мужчине и ворчливо добавила. – Надоело ковылять по коридорам.

— Терпение и усердие. У тебя все получится, — он внимательно посмотрел на меня и уточнил. – Дальше тоже пойдешь сама или все же…

— Сама, — прервала его, зачем-то оглянулась, перехватила свои палки поудобнее и поковыляла дальше.

 

***

— Итак, что у нас тут? – жизнерадостно спросил мой новый массажист, русоволосый симпатичный парень, лишь ненамного старше меня. После того как мы познакомились, он попросил меня снять корсет, провел первичный осмотр, а теперь попросил лечь на кушетку.

— Полукалека, которая надеется еще потанцевать, — нервно пошутила я, немного удивленная его попытками флиртовать. За все время на Виоре, никто не вел себя таким образом…

— Обязательно, — заверил меня Артем. – Даже не сомневайся в этом.

Я услышала, как он потер ладонями, согревая их, а потом осторожно коснулся спины, начиная одновременно развлекать меня разными историями. Я нервно выдохнула, когда сильные пальцы ловко пробежались по оси позвоночника, задерживаясь в некоторых местах, где надавливали чуть сильнее. Перед тем, как я расслабилась, в голове на мгновение пронеслась не очень хорошая мысль. Мне не нравилось, что в его движениях слишком много было соблазна. От Алекса я вполне могла подобного ожидать, но не от того, кто являлся профессионалом. Предыдущие массажисты так себя не вели. А мне совсем не нужны новые сложности. Но и без массажа не обойтись. Остается надеться на лучшее. Впрочем, как и всегда. Ну и еще поговорить с аром Аэтте по этому поводу. Вдруг он посоветует что грамотное…

А пока, хотелось только закрыть глаза и мурлыкать от удовольствия, когда сильные пальцы начали проминать каждую мышцу, расслабляя и успокаивая. В последние дни, прикосновения Дейна и Вира не давали такого эффекта. Наоборот, хотелось, чтобы сеанс массажа закончился как можно скорее. А сегодня… Я чувствовала, как тело наполняется силой, напряжение уходит, а боль стала такой далекой, а потом и вовсе исчезла. Ощущение невероятной легкости, почти воздушности, неги и счастья.

— Артем, у тебя волшебные руки, — прошептала я. – Жаль, что нельзя остановить это мгновение.

— Это моя работа, — вкрадчиво ответил массажист. – Я только начал демонстрировать свои умения, а у меня их ой как много… Не шевелись.

— Да я не… Ай, — вскрикнула я, когда почувствовала резкую боль в пояснице. – Осторожнее!

— Больно? – спросил он.

— А смысл мне врать? – ворчливо буркнула я, ощущая, как Артем осторожными круговыми движениями снимает спазм. – А вот так гораздо лучше.

— Ева, этой спайки не должно быть, — заметил массажист. – Ты же совсем недавно проходила диагностику.

— Она же не появилась из ниоткуда, — резонно ответила ему. – И я не могла заполучить ее в бассейне.

— Я отправлю данные ару Аэтте, а пока рекомендую сделать паузу, — я почувствовала, как изменились движения его рук. Теперь они успокаивали, как это всегда делал Алекс перед окончанием сеанса массажа.

— Поясни, — севшим голосом попросила я.

— Думаю, что тебе следует еще полежать в корсете и под аппаратами. Но посмотрим, что скажет ар Аэтте.

— Сколько?

— Не знаю. Может неделю, месяц…

Я промолчала и не решилась даже пошевелиться, лишь услышала, как Артем связался с виорцем и сообщил новость. Негромко шмыгнула носом. Не верилось, что после всего того, что я пережила, судьба решила подкинуть мне очередную неприятность.

— Лежи не меньше получаса. Я должен увидеться с аром Аэтте и решить, что с тобой делать дальше.

— Артем, —  позвала его я. – Мне страшно.

— Все будет хорошо.

А я не выдержала, снова шмыгнула носом, а в глазах появились предательские слезы.

— Ева, прошу, не плачь, — я удивилась, когда массажист погладил мне плечо, провел по скуле, нежно поправил выбившиеся пряди волос и стер слезы с щеки, но вида не подала. – Такая девушка как ты, никогда не должна плакать.

— Все и так сложно, а тут еще такие новости, — буркнула я и неожиданно призналась. — Я не выдержу, если меня снова запихнут в капсулу. Просто не переживу…

— Я поговорю с аром Аэтте и мы что-нибудь придумаем…

Артем снова погладил меня по щеке, осторожно накрыл простыней и подошел к пульту на стене. Почти сразу почувствовала, как в комнате стало теплее, а через несколько мгновений, дверь с тихим шипением открылась, снова закрылась, и я осталась одна. Я честно лежала еще минут тридцать, как и сказал Артем, пока не поняла, что просто-напросто сойду с ума, если срочно не переговорю с врачом. Перспектива вновь попасть в корсет пугала. После того, как я месяц пролежала в нем, опутанная проводами и датчиками, то не готова была снова вернуться в него, да еще и на неопределенный срок…

Я осторожно повернулась на бок, медленно поднялась с кушетки и надела корсет. Застегнула его, накинула поверх халат, потуже затянула пояс и взяла костыли.

 

***

Я стояла у двери, ведущей в кабинет ара Аэтте и, затаив дыхание, прислушивалась к разговору. Просто не могла поступить иначе, когда доковыляла до приемной, не обнаружила там секретаря, зато услышала разговор через слегка открытую дверь. И речь шла обо мне… Эх, жаль я не слышала, о чем они говорили до этого!

— И что ты предлагаешь?

Я сразу узнала голос харианца, спокойный, хотя и несколько напряженный.

— Ты видел отчеты ее врачей, данные по диагностике, слышал доклад Артема, хотя я не одобряю твой эксперимент, — устало ответил виорец, а я удивленно поняла, что у них с Си Льетом отношения более близкие, чем мне казалось все это время. – Девочка молодец, работает на износ, приходиться чуть ли не сгонять ее с тренажеров, но…  Она слаба, Терхор. Она всего лишь человек.

— Она наполовину альтарианка, — глухо возразил Си Льет.

— Я знаю, — мягко сказал врач. – В этом-то и проблема. Не будь она полукровкой, все было бы немного проще. А так… мы лечим одно, но калечим другое. Я уже давно отменил все медикаменты, приходится работать как в глубокой древности. Точнее ей приходится работать. Еще хорошо, что организм хорошо воспринял восстанавливающий гель. И все равно, появились уплотнения, а это значит, что ей придется еще полежать в капсуле, раз это единственное, что принимает ее организм…

— Галес, — гораздо тише сказал харианец, — два месяца прошло. Ты обещал, что поставишь ее на ноги. Я видел, она с каждым днем ходит все более уверенно, занимается как одержимая. Скажи ей сейчас про капсулу, это ее убьет. Может, есть другой способ?

— Есть. И ты его знаешь.

— Не хочу иметь ничего общего с Дарканом!

— Тогда воспользуйся тем, чем обладаешь от рождения.

— Как? – на мгновение мне показалось, что я слышу горечь в голосе Си Льета. – Я даже коснуться нормально ее не могу, а ты предлагаешь запустить новую привязку. Думаешь, я не учел этот момент? Да я рассматривал его одним из первых и намеревался воплотить в жизнь, пока она… не закричала от боли в моих руках. Такие моменты слишком быстро расставляют приоритеты. А потом еще этот взрыв и травма…

— Терхор, — мягко сказал виорец. – Я знаю тебя тридцать лет, но впервые за все это время, ты слишком похож на человека. На того, кому не безразличны чувства других. До сих пор я был уверен, что ты копия своего отца…

— Ты ошибаешься Галес. Я такой же, как и прежде, — спокойно перебил его харианец. – И хочу напомнить, что ты обещал разобраться с тем, что ей ввели на Альтаре, но не особо продвинулся за последний месяц. Не верю, что со всеми возможностями и технологиями, которые у тебя есть, ты не можешь определить состав.

— Но тем не менее, ты находишься на Виоре уже два месяца и еще ни разу не улетал. Не вяжется с поведением того, для кого существует только работа, — как ни в чем не бывало, продолжил врач.

— Работа прекрасно делается и удаленно, — заметил Си Льет. – Так что с препаратом?

— Растительная выжимка, но половина компонентов – эндемики с Даркана. В этом и есть основная сложность.

— Да чтоб его, — негромко выругался Си Льет и продолжил уже совершенно спокойно. —  А я-то надеялся до последнего, что мы найдем следы на Альтаре. Она сказала во время сканирования на станции, что получила инъекцию на планете. Впрочем, сделали-то ей укол как раз там, в этом сомнений нет, потому что несоответствие в коде нашли только на обратном пути, но я все не мог понять — кто. Теперь вопрос снимается, и все становится на свои места. Но возникает следующий – что это за гадость?

— Увы. Дарканианцы свято бдят свои секреты. Мы говорили с Евой и она упоминала, что именно выходец с Даркана был ее лечащим врачом в тот раз. Удивительно, как он поставил ее на ноги. Поговорить бы с ним… Какие перспективы открываются…

— Галес, вылечи Еву и я тебе его доставлю. Можешь хоть препарировать его, а потом сделать чучело в кабинет…

— Ты прекрасно понял, что я хотел сказать. Терхор, что тебе до этой девочки? Оставил бы здесь… Ты знаешь, что я позабочусь о ней…

— Она мне нужна, — коротко ответил харианец.

— Для чего нужна? – продолжал допытываться виорец. —  Нужна тебе лично или собираешься сделать ее разменной монетой, как и принято в твоей семье?

— Ты слишком много говоришь, Аэтте, но мало по делу. Меня интересует, когда она будет готова лететь? Как ты и сам заметил, я немного задержался на Виоре.

— Может прямо сейчас, — усмехнулся врач. – Но не уверен, что ты довезешь ее в целости и сохранности.

— Сделай так, чтобы довез и… ты сам все понимаешь.

— Пока мы не узнаем точно, что ей ввели и не нейтрализуем препарат, я ни в чем не могу быть уверен. Предполагаю, что именно из-за него такая реакция, высокий уровень гормонов стресса и постоянные перепады настроения… Он постепенно выводится, но не могу сказать, сколько еще понадобится времени, — виорец тяжело вздохнул. – Терхор, у тебя три варианта. Или ты оставляешь ее здесь…

— Исключено.

— Или переносишь на себя привязку…

— Сам знаешь, это невозможно.

— Тогда остается только модифицировать ей тело. Этот вариант предлагал Адер, когда только начал с ней заниматься, хотя позже согласился, что риск слишком велик и не обоснован. Но говорю сразу, я за первый вариант. Она в тишине и покое постепенно поправится…

— Без моей зашиты? Ее сделают разменной монетой, как только узнают о существовании. У меня совсем не осталось времени, Галес, — тихо добавил Си Льет. – Но одно могу сказать точно, ее я одну не оставлю.

— Это твой выбор. Но ты понимаешь, что ее ждет на Хариане, да еще учитывая ее состояние?

— Я буду рядом.

— Ты слишком самоуверен, Терхор. Прости, что говорю тебе такое, но думаю, я имею на это право, учитывая сколько лет я лечу твою семью. Зря ты тащишь ее на Хариан. Она просто не выживет там.

— Она гораздо сильнее, чем кажется на первый взгляд, Галес. И никто не посмеет сказать и слова против. Мое имя – гарантия ее безопасности.

— А кто защитит ее от твоей семьи? Или пойдешь против всего рода? Ты же видел ее генную карту…

— Об этом мы еще поговорим. Сейчас – совсем другая задача.

— Знаю. Ты отчетливо дал это понять.

— Галес, я слишком хорошо тебя знаю. Какой четвертый вариант? Ты сделал то, о чем мы говорили?

— Ты действительно читаешь меня подобно книге, — усмехнулся виорец. — Терхор, я выделил образец блокиратора и начал испытания, но не уверен, что он сработает. Обычно в таких случаях требуется гораздо больше тестов…

— Время, Галес. Оно играет против меня. Два дня, максимум три…

— Хорошо.

Заскрипело кресло, и я услышала звук шагов, совсем рядом с дверью. Испуганно отшатнулась, намереваясь как можно быстрее покинуть помещение, и отчетливо понимая, что меня сейчас обнаружат, но удача покинула меня. В тот момент, когда я уже почти вышла из приемной в коридор, зацепилась своей палкой за край стола секретаря, нога неудачно подвернулась, и я с грохотом упала на пол.

В глазах потемнело, а из груди словно весь воздух выбило в один момент. Я зажмурилась и замерла, боясь пошевелиться и обнаружить, что навредила себе. Конечно, на мне был корсет, но и он не сможет спасти, если… И вот об этом «если» я просто боялась думать.

— Ева? – удивленно спросил виорец.

Я приоткрыла один глаз, обнаружила, что врач уже оценил ситуацию, приказывает подготовить капсулу диагностики и вызывает экстренную бригаду, а рядом со мной на корточках сидит Си Льет. Я снова зажмурилась, как только увидела, что зеленые глаза потемнели, а лицо побледнело и застыло…

— Ева, что произошло? – обеспокоенно спросил врач.

— Простите, — прошептала я, когда ар Аэтте присел рядом со мной, распахнул халат и с облегчением выдохнул.

— Слава всем богам, ты его надела. Не двигайся! — выдохнул он, проводя пальцами по корсету, и тут же нахмурился. – Что ты тут делаешь? Давно пришла?

— Только что, — выпалила я. – Хотела поговорить по поводу дальнейшей реабилитации, услышала голоса, поняла, что вы заняты и решила подождать в коридоре. Неудачно повернулась, споткнулась и вот… Я так испугалась, — шепотом добавила и посмотрела на харианца. – Извините, что помешала вам.

Я надеялась, что в мою ложь поверят, да и стол находился рядом с дверью, так что вроде легенда была вполне подходящая, несмотря на экспромт. Ар Аэтте поверил, если судить по теплу, которым наполнился его взгляд, а вот на харианца смотреть я откровенно побаивалась. Вполне достаточно было, что он сидел слишком близко. Но не трогал, за что я готова была высказать ему горячую благодарность. Новая нервотрепка мне была совсем не нужна.

В эту секунду открылась дверь и в кабинет доставили и капсулу. Си Льет тут же поднялся, освобождая доступ. Меня осторожно перенесли в нее и включили диагностику. Я молчала, лишь переводила взгляд с ара Аэтте на харианца, но их лица не выражали ничего кроме ожидания.

— Все в порядке, — заключил врач через несколько минут, посмотрев на монитор.

Ар Аэтте взял распечатку, еще раз быстро пробежал ее взглядом, отдал Си Льету, а сам приблизился ко мне.

— Не пугай меня так больше.

— Простите, — снова повинилась я.

— В кровать и чтобы даже не думала подняться до завтрашнего дня, — строго сказал он.

— Будет исполнено, —  неловко отсалютовала я, прикладывая руку к груди.

— Переносите, — распорядился врач.

Я прикрыла глаза, почувствовав, как капсула осторожно поднялась вверх.

 

***

И снова моим развлечением был телевизор. Показным развлечением. Я бессмысленно пялилась в экран, но ничего не видела. Подслушанный разговор не шел из головы. Эксперименты они надо мной ставят, значит. Спасибо, что сказали, хотя и не мне лично… Ладно, с этим я тоже разберусь.

Итак, если не обращать внимание на то, что Си Льет намеревается притащить меня на Хариан, где я вполне могу заполучить новые и весьма серьезные проблемы, Алекс на прощание подкинул мне подарок. Чертов укол, который он мне сделал в ту ночь на Альтаре. Причем это однозначно что-то из арсенала его дарканианских штук, раз даже врачи не могут разложить препарат на составляющие. Алекс как-то упоминал, что на Даркане тщательно сохраняют тайны и медицина относится к ним. Даже я, которая провела с ним несколько лет и пользующаяся невероятным доверием, знала лишь малую часть секретов родной планеты Реара. Что же это за гадость, интересно? Но факт оставался фактом, он что-то ввел мне и теперь у меня проблемы… Ар Аэтте придумал сыворотку, которая должна блокировать влияние препарата, но ручаться за эффективность не может, что несет новые сложности. Далекие звезды! Встречу Алекса – прибью мерзавца. Не знаю как, но найду способ. Ради такого, можно и воскреснуть…

Кстати, а ведь я так и не выяснила, числюсь ли я в мире живых или Си Льет провернул то же самое, что планировал и Адам. Мне просто жизненно необходимо добраться до сети! И я ругала себя, что потратила два месяца жизни на бесцельное лежание на кровати и тренировки, вместо того, чтобы найти возможность все разузнать, продумать несколько вариантов и подготовить все для столь желанной свободы. И нельзя оправдываться тем, что моя голова была занята исключительно восстановлением. Дура! Теперь я это окончательно осознавала.

Еще меня просто до сумасшествия интересовали оговорки про возможные модификации тела, что помогут мне восстановиться. Странно, что Адер ничего не сказал про это… Надо будет ненавязчиво все узнать у тренера, а еще, я не совсем поняла, почему харианец не может меня касаться. Последнее придало некоторую уверенность и вызвало чувство злорадства. Вот только, понять бы, что ему нужно от меня на самом деле. При других обстоятельствах, я бы однозначно воспринимала его заботу, как проявление все возрастающего интереса, но теперь ни в чем не была уверена.

Первым желанием было вскочить и… А что дальше? Броситься на поиски планшета? Куда? В кабинет ара Аэтте? Так меня туда и пустили… Я старательно перебрала в памяти тех, кто все эти два месяца присматривал за мной. Всех мужчин можно было исключить сразу. Не знаю почему, но мне порой казалось, что они побаивались меня и за два месяца ни у одного из них я не заметила хоть какого-то электронного гаджета. А любой намек, не говоря уже о просьбах дать мне планшет, вызывал резкую реакцию и напоминание о запрете Си Льета. Правда, были две девушки… Но, на их помощь я особо не рассчитывала. А вот новенького массажиста не стоит сбрасывать со счетов. Он тоже землянин, а значит может пойти мне навстречу и вполне вероятно, его еще не успели запугать так, как остальных, иначе он не флиртовал бы со мной. Да, я или понравилась парню, или он кобель по натуре, но следует попробовать начать с него.

Усмехнулась, продумывая то, что необходимо сделать завтра и тут же нахмурилась, пытаясь решить, куда бы сплавить харианца. Если он будет поблизости, то мой план однозначно полетит в черную дыру. А если не прокатит с персоналом, то остается только или взломать кабинет виорца, или ограбить Си Льета. Я зажмурилась, чувствуя внутри знакомый трепет. Пальцы подрагивали от нетерпения, сердце учащенно стучало, а губы слегка пересохли. Азарт. Полузабытое, но такое тонизирующее ощущение. Мне не хватало его… И я рада, что оно вернулось!

 

***

— Показатели в норме, — с облегчением резюмировал ар Аэтте, разглядывая данные последней диагностики и посмотрел на меня. – Ну и напугала ты нас.

— Нас? – нахмурилась я.

— Ну да, — виорец быстро посмотрел на Си Льета, но эта статуя была по-прежнему невозмутимой. – Впрочем, неважно. Главное, что можно продолжать программу реабилитации. Я внес небольшие изменения, но думаю, тебе они понравятся. Переходим на более высокий уровень интенсивности.

— Как скажете, — поторопилась сказать я, демонстрируя послушность.

— Ева, ты моя самая сознательная пациентка, — в голосе ар Аэтте появилось тепло, а голубые глаза смотрели с радушием.

— Я и сама заинтересована как можно скорее восстановиться.

— Вот и молодец, — одобрил врач. – Тогда сейчас завтрак, потом занимаешься, а после массажа встретимся и поговорим.

— Будет сделано, — привычно шутливо пообещала я.

— Увидимся через несколько часов, — виорец снова улыбнулся мне и посмотрел на харианца. – Я буду у себя.

— Хорошо, — ровно ответил он, подошел ко мне и присел на край кровати. – Я рад, что все обошлось, Ева.

— Спасибо, — кивнула я, стараясь не обращать внимания, в какой близости от моей находится рука харианца. – Я оценила вашу заботу.

— Твою, — спокойно поправил он меня.

Послушно повторила, подметив, как в зеленых глазах мелькнула довольная усмешка и замерла, ощутив, как пальцы харианца подхватили прядь волос. В памяти моментально всплыл момент из подслушанного разговора, что он не может меня нормально касаться. Видно, поэтому и ограничивается такими невесомыми ласками. Почему-то это обрадовало. Настолько, что я еле сдержала улыбку. Несколько мгновений на размышления и я впервые за два месяца повернулась и посмотрела Си Льету в лицо. Решительно встретила зеленый взгляд, слегка качнула головой, освобождая свои волосы из плена, и заявила:

— Мне надо тренироваться.

Как же мне хотелось сказать совсем иное! Послать его к черту, врезать по невозмутимой физиономии, но я отчетливо осознавала – раскрывать недавно полученные сведения нельзя. Это кирпичики в фундамент моей свободы, осталось залить все это раствором и начинать возводить стены.

— А больше тебе ничего не надо? – вкрадчиво спросил он, неожиданно накидывая мне на руку простыню, и захватывая мои пальцы своими.

— Смысл озвучивать желания, если они все равно не сбудутся, — усмехнулась я, чувствуя, как начинает учащенно биться сердце.

— Я не тиран, — заметил харианец. – Да и просить можно по-разному…

— Например?

— Немного больше нежности во взгляде, не говоря уже про все остальное…, — намекнул он.

— Не понимаю о чем речь.

— Не старайся изображать наивность, Ева. У тебя плохо получается. К тому же, я знаю про тебя слишком многое, чтобы поверить в это.

— Мне плохо.

Не знаю зачем, я выпалила это. Что было тому виной. Возможно рука харианца, сквозь ткань, ласкающая уже не ладонь, а плечо, или зеленые глаза, поймавшие мои в ловушку так, что я не могла опустить голову.

— Месяц назад я уже сказал, что время для страхов прошло.

— Отпусти меня, — тихо сказала я, начиная дрожать с новой силой. – Это все, о чем я прошу.

— Не могу, — еле слышно сказал он, подтягивая простыню так, что теперь она закрыла и шею, и перемещая следом и руку. – И не хочу.

— Зачем?

— Ты подписала договор, — привычно спокойным голосом напомнил он. – По нему я обязан заботиться о тебе.

— Расторгни его, отпусти меня и я возмещу тебе все затраты. В контракт в любой момент можно внести изменения…

— Ты права, — харианец еще раз погладил мое плечо, поднялся с кровати и посмотрел на меня. – Думаю, все то время, что ты провела в больнице, нужно исключить из прописанных временных рамок. Срок начнется, когда ты поправишься. Увидимся позже, Ева.

Расчетливый гад! Ненавижу! Вот зачем он это сказал?! Лучше бы и дальше молчал и делал вид, что я его кошка…

 

***

— У тебя волшебные руки, — промурлыкала я, когда Артем накрыл меня простыней. – А то, что ты с Земли – невероятно… Встретить такого парня, да еще с родной планеты, так далеко от дома…

— Ева, заниматься тобой одно удовольствие, — даже не смотря на него, я почувствовала, как массажист улыбается, настолько теплым был его голос. – Такую нежную кожу не часто увидишь. Знаешь, я бы занимался тобой и бесплатно, — заявил он, а я улыбнулась, радуясь, что он не видит выражение моего лица.

— Ты не представляешь, как мне приятно это слышать, — отчаянно надеясь, что голос получился достаточно томным, сказала я, и тут же добавила в него грусти. – Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах. Понимаю, что кажусь тебе жутко некрасивой, особенно учитывая шрам на спине…

— Ева, ты не права, — я замерла, когда почувствовала, как он снова касается спины и проводит вдоль шрама. – Он придает тебе загадку, и мне даже жаль, что на днях его должны удалить.

Пальцы погладили кожу, но уже не так, как должен касаться специалист, скорее как мужчина. В этом я хорошо разбиралась, благодаря Алексу… Я прикусила губу, стараясь не дернуться, чтобы сбросить руку, и лишь чуть сильнее прогнулась в пояснице, припоминая слова дарканианца, что у меня очень красивый изгиб спины. Надеюсь, я не выгляжу смешной… Чувствовала я себя редкостной дурой. Идея немного соблазнить массажиста была первой, что пришла в голову, совершенно нелепой и оттого принятая на вооружение. Чертов Алекс! Я так привыкла реализовывать его дикие идеи, что даже не стала задумываться, что стоило поступить иначе.

— А меня он пугает, — старательно продолжала изображать из себя жертву и соблазнительницу по совместительству. – Мне кажется, что никто не полюбит меня с ним.

— Ева, даже не думай о таком. Ты очень привлекательна, — добавил он тише.

— Ты смущаешь меня, — прошептала я.

— Где ты жила на Земле? – дрогнувшим голосом спросил он, меняя тему разговора.

— Последние годы в Нью-Арке, — вздохнула я. – А до этого в Туарте.

— А как оказалась на Виоре, да еще и в такой… компании? – голос Артема дрогнул, и я поняла, что шанс получить помощь у меня все же есть. Судя по всему, землянин не особо жалует харианцев, что, впрочем, не удивительно…

— Никому не скажешь? – прошептала я.

— Нет, конечно.

— Подойди ближе, — еле слышно сказала я, и когда Артем приблизился, присел на корточки и внимательно посмотрел на меня, добавила испуганным голосом. – Он меня… похитил, а потом случилась авария, и я пострадала. Теперь держит здесь и ждет, пока я поправлюсь… А я совсем одна. Я даже не могу послать родным сообщение, что жива…

— Почему? – нахмурился Артем.

— У меня отобрали планшет и все остальные средства связи.

— Так вот почему в контракте был прописан этот пункт, — задумчиво сказал массажист.

— Какой? – шепотом спросила я, внимательно рассматривая Артема, хотя он не обращал на это внимания.

— Никакой техники и средств связи на рабочем месте. Помню, как еще удивился тогда… А значит, вот оно что. Харианский урод!

— Тише, — жалобно попросила я.

— Я подумаю, как помочь тебе, — посмотрев на меня, заявил парень, поднялся на ноги и сказал уже громче. – Полчаса надо полежать.

— Поняла, — ответила ему и одними губами прошептала. – Спасибо.

 

***

Я чувствовала себя погано. По-другому и не скажешь. И за то, что изображала из себя жертву, хотя по большому счету вовсе не была ею. И потому, что выставила Си Льетом полным гадом, хотя до сих пор видела от него только хорошее и понимая, что без его помощи уже была бы трупом или калекой, но… стоило вспомнить его слова утром, то, с каким самодовольным тоном он заявил, что пока я недееспособна и не могу исполнять обязанности «спутницы», то значит это время не стоит включать в отработку по «контракту», не говоря про блокиратор и все остальное, как внутри поднималась ярость. А еще, сила прикосновений харианца через ткань, от которой горела кожа… Странное чувство… Одновременно, дикая вина и злость. Я качнула головой, старательно загоняя совесть и стыд поглубже. Си Льет такой же мерзавец, как и Алекс. Недаром же ар Аэтте сказал, что для его семьи нормально использовать всех в своих интересах, а харианец и не отрицал этого. Я помнила и утверждение виорца, что на Хариане мне придется плохо, если вообще выживу. И такой расклад меня совсем не устраивал. Так что, со своей совестью я буду разбираться потом, а пока пора выбираться с этой планеты. Благодаря Си Льету и виорцу, я в состоянии ходить. Затраты я ему возмещу, а пока следовало придумать, как сделать ноги, и еще узнать немного больше о третьем варианте, от которого открестился харианец. Существуют модификации тела, которые могут окончательно меня подлечить… А значит, мне еще как-то надо залезть в компьютер ара Аэтте. Вся информация обо мне находится там. Не думаю, что здесь какой-то супер-доступ, учитывая, что все врачи имеют возможность обращаться к базе данных, что возвращает меня к необходимости заполучить планшет и все разузнать. Пора наконец вспомнить, что в голове у меня находятся мозги, весьма неплохие, как утверждают многие, и наконец воспользоваться ими.

 

Глава 3

 

***

Мне пришлось ждать два дня и изо всех сил делать вид, что все в порядке. Я занималась на тренажерах, плавала и вручала свое тело в руки Артема, к которому неожиданно проснулась неприязнь. А еще бесило то, что он больше не вел себя профессионально бесстрастно, а массаж из лечебного стал походить на какой-то эротический. В другой раз может я и посмеялась бы над этим, а скорее всего грубо порекомендовала бы использовать руки по назначению, указанному в контракте, но была вынуждена изображать из себя несчастную бедняжку и судорожно ждать, что будет дальше. Оказывается, можно многое вытерпеть, чтобы получить еще один ключик от двери, что ведет к свободе, вот только почему стало так тошно от прикосновения мужских рук, которые стали какими-то липкими и неприятными?

Собственный план начал казаться глупым и безумным, мне постоянно казалось, что Си Льет в курсе моей авантюры, и спокойно ждет моего следующего шага. Медленно, но верно, у меня развивалась паранойя. Харианец был исключительно любезен, попыток вывести меня из себя не делал, как кошку больше не использовал. Адер все так же гонял меня, ар Аэтте настраивал морально на правильное отношение к происходящему, а я ждала… Ждала, пока чертов массажист даст мне чертов планшет и медленно бесилась.

— Я принес тебе планшет, — прошептал Артем, обдавая мне спину горячим дыханием.

Мне показалось, что тихие слова прозвучали громче грома. Еле удержавшись, чтобы резко не развернуться, не вскочить и не прыгать от радости, я лишь прошептала:

— Спасибо.

— Отдам потом, — сказал он. – Зайду вечером в палату. Боюсь, иначе кто-нибудь заметит… Скажи медсестре, что тебе нужен массаж. Тебе не откажут… Я узнал, что камеры есть и в палате, но здесь его отдать невозможно, тут же засекут.

Хотелось ругаться. Сильно, громко и цветисто. Но я лишь улыбнулась и отвернулась в сторону, чувствуя, как мне еще раз погладили спину, а затем накрыли простыней. Массажист еще сто-то говорил, я делала вид, что отвечаю, а сама мыслями была уже далеко. Итак, с чего бы начать? Не думаю, что у меня будет много времени. Я уже и сама знала, что моя палата под наблюдением. С того дня, как я подслушала разговор и откровения Си Льета, а потом и Артем согласился дать мне планшет, то я первым делом проверила свою «камеру» на предмет дальнейшей спокойной работы. Парадокс. Два месяца меня это не особо волновало, хотя я и подозревала, что меня не оставляют без присмотра ни на минуту. Стараясь не обнаружить себя, я тщательно обследовала все помещения. В спальне обнаружилось три камеры и несколько микрофонов, а вот в ванной была только звуковая прослушка. Неужели, у кого-то проснулась совесть? Удивительно. Впрочем, какое удовольствие наблюдать за тем, как я сижу на унитазе, да и потом, возможно в камерах и не было необходимости, ведь я лишь всего несколько дней назад начала мыться в одиночестве, а до этого мне всегда помогала одна из медсестер… Пока, мое послушное поведение играло только на руку. Все же я заняла правильную позицию с самого начала, не идя напролом, а спокойно ожидая подходящего момента. И судя по всему, он настал. Теперь главное не напортачить и все сделать правильно. Единственно, немного напрягало желание Артема отдать мне планшет только вечером, но я очень надеялась, что у него хватит мозгов не пытаться переступить границы. Одно дело мириться со своеобразным массажем, но на большее я элементарно не согласна. Лучше найду другой способ заполучить средство связи. К тому же, Артем был в курсе насчет камер, так что я надеялась, все пройдет хорошо.

Не знаю, как я смогла продержаться до вечера. Хотя нет, знаю. Физическая нагрузка прекрасно успокаивает нервы. Вот так на адреналине и протянула до ужина и возвращения в палату. А после того, как Си Льет нанес мне привычный визит, посидел с полчасика и отправился восвояси, я выдохнула с облегчением, включила телевизор и принялась делать вид, что смотрю очередной фильм и заодно, гипнотизировать дверь, вовсе не боясь заполучить косоглазие.

 

***

Дверь открылась, и только я хотела выдохнуть с облегчением, как увидела своего лечащего врача.

— Ар Аэтте? — с неподдельным удивлением воскликнула я.

— Конечно, Ева, — виорец подошел и присел на кровать. – Мне сказали, что ты просила Артема зайти к тебе?

— Немного потянула мышцу, — повторила я придуманную причину. – Скорее, хочу обезопасить себя, чем есть повод для волнения.

— Покажи спину.

Я повернулась, сняла корсет и растянулась на кровати. Ар Аэттэ провел пальцами по позвоночнику, погладил шрам.

— Изменения видны невооруженным взглядом, — заметил он. – Ты стала гораздо крепче и сильнее. Хорошо поработала. Я доволен.

— Мною занимаются лучшие, — невольно улыбнулась, но когда почувствовала, как он проводит по шраму, снова напряглась.

— Он беспокоит тебя? – спросил врач.

— У меня нет глаз на затылке, — усмехнулась я, поднимаясь и опуская майку. – Так что, он не помешает мне жить дальше.

— Я хотел сработать более ювелирно, но не вышло. Ничего, скоро прибудет пластический хирург и все поправит.

— Ар Аэтте, правильно ли я понимаю, что мое состояние позволяет перейти к последнему этапу?

— В принципе да, — немного подумав, сказал врач. – Если будешь заниматься в том же темпе, то максимум через месяц, я смогу тебя выписать с чистой совестью.

— Месяц – это с учетом пластики? – уточнила я, припоминая, сколько времени обычно уходит на реабилитации после таких операций.

— Да. Хотя думаю, все пройдет гораздо быстрее.

Я прикрыла глаза. Что ж, значит мне больше не обязательно и дальше оставаться в больнице. Думаю, что проживу и без пластики, или сделаю ее потом как-нибудь. А вот другой возможности сбежать у меня может и не быть.

— Ар Аэтте, мне наверное не стоило звать массажиста? – рассеянно спросила я, поднимаясь и садясь на кровати.

— Его помощь не будет лишней. Ты молодец, что обращаешь внимание на малейшие изменения, да и тренер на тебя не нарадуется.

— Я стараюсь изо всех сил.

— Похвальное рвение, — врач вытащил из кармана халата небольшой переносной бокс, который использовали для хранения ампул, стерильных антисептических салфеток и аппарата для инъекций, задумчиво покрутил его в руках, а затем подготовил все для укола.

— Что это? – с волнением спросила я.

— Витамины, — улыбнулся он, а я похолодела, тут же припомнив о его словах харианцу, как и назначенный тем срок.

— В твоих глазах страх, — нахмурился он. – Ева, я твой лечащий врач. Все, что я делаю, направлено только во благо тебе. Или ты больше не доверяешь мне?

— Как можно не верить тому, кто спас мне жизнь, — пробормотала я.

А меня накрывала паника. Я знала, что в этом шприце. Блокиратор, который виорец пообещал приготовить для Си Льета. Понимала и действие, которое он должен оказать – нейтрализовать сыворотку Алекса. Одного я только не знала, провел ли ар Аэтте достаточно тестов, чтобы убедиться, что не навредит мне. Но и выдать того, что я в курсе их разговора – было невозможно. Мне ничего не оставалось, как повернуться и подставить плечо.

Укола я почти не почувствовала. Лишь дернулась, когда к коже прижали салфетку, смоченную антисептиком. Ар Аэтте погладил волосы, заботливо заправил за ухо несколько прядок, а затем несильно сжал мою руку.

— Все будет хорошо. Спокойной ночи, Ева.

Виорец поднялся, улыбнулся мне и покинул палату. Далекие звезды! Только бы эти «витамины» не стали для меня проблемой!

 

***

В дверь тихонько постучали и не дожидаясь ответа, в палату проскользнул Артем.

— Ева, мне передали, что ты звала меня?

— Мне кажется, я немного потянула мышцу, — достаточно громко сказала я, играя на камеры. – Думаю – ничего серьезного, но хотелось бы удостовериться.

— Ложись на живот, — сказал он мне и я послушно вытянулась на кровати.

Невольно вздрогнула, когда мне задрали майку и коснулись спины, но постаралась успокоиться. Пальцы ловко пробежались по спине, но почти сразу я поняла, что никакого лечебного эффекта они не несут. Внешне я могла оставаться спокойной, но внутри меня колотило. Я не хотела, чтобы меня трогали. Больше того, меня кидало то в жар, то в холод, а от рук Артема хотелось избавиться с такой силой, что я прикусила губу, удерживая крик.

— Он под подушкой, — прошептал Артем, склоняясь настолько близко, что я кожей ощущала это и чувствовала его дыхание. – Я вернусь утром, после обхода, тогда и отдашь…

— Хорошо, — еле слышно ответила я, и в ту же секунду почувствовала, как к плечу прижались мужские губы.

А через минуту поняла, что осталась одна. Меня трясло. Место поцелуя горело и мне с дикой силой захотелось сходить в душ и вымыться. Но сейчас у меня была другая задача…

Снятая ранее рубашка помогла как нельзя кстати. Используя ее, я сумела забрать планшет и направилась в ванную комнату. Включила воду, набирая ванну, и заодно скрывая все остальные звуки, уселась на коврик и активировала планшет.

Да, не самый мощный гаджет, к тому же технически довольно устаревший, но… пойдет. Вздохнула, с тоской припомнив возможности, что могли предоставить мне Алекс и Ари, и медленно погрузилась в работу. Гарнитуры мне Артем не предоставил. То ли не сообразил, то ли специально, да и по большому счету, она не особо бы мне помогла. Пришлось работать ручками. Быстро вычистив память, посносив все то, что могло тормозить работу, я вошла в сеть и начала создавать безопасное соединение.

Минут через пятнадцать я смогла нащупать нужный мне поток. Как не хотелось разузнать о произошедшем на Альтаре, я решила начать с компьютера ара Аэтте. Времени у меня не очень много, так что следовало правильно расставлять приоритеты.

Как я и предполагала, защита на нем стояла совершенно пустяковая. Мне понадобилось всего несколько минут, чтобы обойти ее и скачать всю информацию на планшет. Со службами безопасности пришлось сложнее. С тяжелым вздохом вспомнила шикарный вирус, который так помог мне на Альтаре, но снова пришлось искать черный вход, обходя и лавируя среди систем защиты. Я каждую секунду ждала, что меня обнаружат, заблокируют и найдут, но пока мне удавалось оставаться незамеченной.

Еще минут через двадцать, я вытащила пробку, сливая воду из ванны, и сделала напор воды еще слабее, а еще через пять, я нашла место, где находился корабль харианца. Как я и предполагала, он был на стоянке неподалеку от клиники, хотя и числился в базе, как транспортник. Вот только транспортник, стоявший без движения два месяца и прибывший в тот же самый день, что и мы с Си Льетом сразу вызвал подозрения. Я нахмурилась, не в силах поверить, что харианец допустил подобный просчет, но тут же постаралась избавиться от этой мысли. Главное, корабль в «шаговой» доступности, на нем нет защиты, а значит, я смогу взять ИИ под контроль. Дальше дело обстояло сложнее. Я опасалась лезть в свои счета, отчаянно боясь оставить след, так что ограничилась только тем, что закачала еще карту клиники. Новостные ленты по Альтару решила не трогать. У меня будет время всем этим заняться, если удастся мой совершенно безумный план. А пока, я снова нашла безопасный поток, постаралась запутать следы и создала для себя резервное хранилище, куда загрузила все, что мне удалось найти. Я еще ни раз к нему обращусь, а пока надо было начинать следующий этап.

Вышла из системы, обнаружила, что у меня трясутся руки, а голова раскалывается от напряжения, но спина вроде не подводила. Бросила взгляд на часы, поняла, что сижу недвижима уже больше часа, быстро разделась и залезла в ванну. Сделала несколько глубоких вдохов и выдохов и начала читать все, что смогла закачать. Мозг, вынужденный бездельничать почти два месяца, с радостью заурчал, когда я начала загружать в него информацию. К тому моменту, как я выйду из ванной, а на это у меня не больше получаса, следовало запомнить основное.

Через полчаса, я отложила планшет, перед этим затерев все следы, совершенно шокированная и обескураженная, быстро вымылась и, закутавшись в халат, отправилась обратно в спальню. Планшет покоился в кармане, и я подумала, что он может там и оставаться. Если я попробую засунуть его под подушку или матрас, то велик риск обнаружить себя, да и я слабо представляла, как буду его прятать. Нет, пусть спокойно лежит в кармане халата, а утром, когда я пойду в ванную, то спрячу его в одежду. На ночь оставлять в ванной гаджет я не рискнула. Уборщица приходила довольно рано, да и негде там было прятать планшет.

Задумчиво разделась, оставшись в майке и шортиках, залезла под одеяло и вытянулась в струнку. Прикрыла глаза, привычно расслабилась и постаралась немного сгруппировать узнанное.

Получалось не очень хорошо. Все же, правы те, кто говорят, что надо постоянно тренировать мозги, чтобы они работали хорошо. В памяти отчетливо была видна карта клиники, да и то только потому, что планировка была простой и довольно типичной. Как и подозревала, я находилась в отдельном крыле и чтобы покинуть здание и добраться до стоянки, мне необходимо было для начала выбраться наружу. Проблемы была в том, что у меня не было никакой информации о службе охраны. Я не думала, что она особо серьезная, но стоило все увидеть собственными глазами, посмотреть, где стоят камеры и учесть все остальные мелочи. Это все можно будет сделать уже завтра и укол, который сделал мне виорец, сыграет свою роль. Ар Аэтте не откажет мне, если я изображу нервное расстройство и попрошусь на прогулку. Конечно, одну меня не оставят и выделят сопровождающего, но это все вторично.

А вот то, что я успела узнать из своей медицинской карты – пугало. Когда я читала данные, сложилось ощущение, что меня исследовали под микроскопом, если не разобрали на молекулы. Тело исследовали настолько тщательно, будто я была новым биологическим видом. Увы, если бы я еще понимала хотя бы десятую часть всех терминов и названий. Одно было понятно, перед моими глазами находилась полная расшифровка генного кода,  где были отмечены все слабые места организма. Чтобы понять часть из них — моих познаний в медицине хватало. А с остальными я еще успею разобраться. Впрочем, было не все так плохо. С интересом я увидела и те моменты, которые были отмечены как сильные. С усмешкой я обнаружила, что у меня были и такие. Благодаря крови отца, я обладала способностью концентрироваться и собираться в стрессовых ситуациях и действовать с необходимой точностью. А еще склонность к риску… Ну и если учесть интуицию, которая была присуща землянам, то становилось понятно – профессию я выбрала правильно. Хотя, тут скорее соединились две похожие особенности обеих рас и усилили друг друга. Становилось понятно, почему Алекс постоянно вгонял меня в состояние ярости – ему нужен был результат, а в спокойной обстановке мой разум явно ленился.

Но слабостей было гораздо больше. Увы…

Я уже знала про привязку, подозревала о некоторой неуравновешенности нервной системы, в ином случае, меня было бы гораздо сложнее вывести из себя, и на мое несчастье, как и все чистокровные альтарианцы нуждалась в партнере. Девушки с планеты моего отца обзаводились семьями или постоянным партнером максимум к двадцати пяти годам. Даже если учесть земную часть моих генов, я все равно находилась на опасной грани. Какая часть возьмет над собой верх – было непонятно, но ясно было одно, спокойствие мне не грозит. В ином случае меня ожидали постоянные нервные стрессы, которые рано или поздно приведут к тому, что я совершу роковую ошибку.

К несчастью для меня, я узнала об этом слишком поздно. И Алекс, и Терхор Си Льет успели изучить меня, а значит, чтобы выиграть на этот раз, мне придется вести себя так, как того от меня не ожидают, завуалировав это все под привычное поведение.

У меня был козырь. Сыворотка, которую мне ввел ар Аэтте, не могла быть изучена досконально. Слишком мало времени харианец отвел на ее тестирование. А значит, побочные эффекты неминуемы, и я смогу списать некоторую нелогичность поведения на нее. Главное, чтобы их не было на самом деле и они не помешали выполнению поставленной задаче. А она непростая. У меня всего несколько дней на подготовку и осуществление побега, потому как потом мною займется пластический хирург, а после этого Си Льет не выпустит меня из рук… Особенно, учитывая то, что мне под кожу был вшит маячок. Но от него я смогу избавиться. Если бы его разместили на спине, то было бы сложнее, а он всего лишь в плече.

Алекс, не дай боги, в том числе и твоего чертового Даркана, ты встретишься мне вновь. Я придушу тебя собственными руками. Не знаю как, но найду способ. Все из-за тебя! Моя жизнь разбита на мелкие осколки, я пытаюсь вновь ее сложить, вместо того, чтобы наслаждаться тихим и спокойным существованием.

 

***

Но утром все пошло не так, как я предполагала вечером. Нет, как и всегда меня навестил ар Аэтте, в компании харианца и незнакомого мужика, который представился Эриком Дохерти. На мой недоуменный взгляд, пояснил, что он мой пластический хирург, прибыл заранее и через несколько дней я попаду в его руки. Подчиняясь словам виорца, я привычно и послушно растянулась на кровати, сняв майку. Меня довольно тщательно осмотрели, попутно делая заметки.

Я равнодушно уставилась в одну точку, стараясь абстрагироваться от того, что моей спины касаются чужие руки. Далекие звезды! Да меня за всю мою жизнь трогали меньше, чем за последний месяц. И как я не хотела воспринимать это более спокойно, так и не научилась это делать нормально. Каждый новый врач, и меня начинала колотить дрожь. Но в это утро все было иначе, чем обычно. Руки хирурга практически вывели меня из себя. Я еле дождалась конца осмотра, быстро натянула одежду и отодвинулась в сторону.

— Следов не будет, — заверил врач, с опаской посматривая в сторону харинца. – Благодаря моей методике, заживление происходит за неделю, а еще через несколько дней и намека не останется.

Си Льет кивнул, видимо, удовлетворившись услышанным. Дальше Дохерти и ар Аэтте принялись обсуждать что к чему, какой день лучше назначить для операции и прочие мелочи, между делом попрощались со мной и покинули палату, оставив нас с харианцем наедине.

— Как ты себя чувствуешь, Ева? – привычно спросил он.

— Хорошо.

Я была солидарна. Зачем проявлять фантазию в ответе, если вопрос остается неизменным. Си Лет окинул меня задумчивым взглядом, прошелся по комнате и остановился у голоэкрана, где как и всегда транслировался мой любимый морской пейзаж.

— Тебе не надоело сидеть взаперти? – огорошил он меня.

— А у меня есть выбор? – усмехнулась я, наблюдая за его хождением. – Насколько я помню, именно по твоему приказанию я два месяца не видела солнца.

— Это вызвано необходимостью.

— А еще заботой обо мне, судя по всему, — перебила его я. – Итак, что дальше?

— Приглашаю тебя прогуляться, — улыбнулся харианец.

Я онемела от удивления. Рот приоткрылся, но с губ не сорвалось ни слова. Поняв, что похожа на рыбу, что вытащили из воды, я сжала зубы и нервно сглотнула. Если харианец хотел меня удивить, то ему это удалось.

— Так что скажешь?

— А как же тренировка, массаж и все остальное? – пролепетала я.

— Тренировка состоится после обеда, массаж…, думаю, что мы сможем обойтись и без него несколько дней, — уведомил меня Си Льет. – Ты хорошо работала все время, Ева. Пришла пора устроить небольшой выходной.

— А куда делся Артем? Почему не будет массажа?

— Его профессионализм вызвал у меня сомнения, — уклончиво ответил харианец. – Так что, пока у тебя нет массажиста.

С каждым его словом, мое удивление росло все сильнее. Я старалась не думать, куда делся Артем. Что-то мне подсказывало, что как камеры бесстрастно зафиксировали быстрый поцелуй массажиста, так и Си Льет не задумываясь удалил его подальше от меня. Надеюсь, что его просто уволили без выходного пособия.

Как ни странно, но я совершенно не испытывала сожаления по этому поводу. Не знаю почему, но Артем с самого первого дня напрягал меня. Слишком легко согласился помочь, хотя за два месяца проведенных на Виоре, я привыкла, что все мои просьбы наталкивались на стену из вежливых отказов и поспешного перевода темы разговора. Когда я настаивала, то мне осторожно напоминали о приказе харианца. А потом я и вовсе перестала просить. А Артем так быстро согласился… Прошло всего три дня и он сделал то, о чем я просила. Подозрительно. Годы, проведенные с Алексом, давали о себе знать. Вспомнился Ник на Гаретоне и его попытка развести меня на откровенность… Моя обширная паранойя снова проснулась, подняла голову и настойчиво намекала, что все это могло вполне быть ловушкой и со стороны харианца, чтобы спровоцировать и отследить мои действия. Ни Алекс, ни Терхор не гнушались грязных игр, насколько я смогла убедиться. Почему Си Льет отстранил Артема? Тут я могла предположить несколько вариантов: массажист увлекся и позволил себе распустить руки или… он больше не был нужен, а свое дело он выполнил, планшет по «счастливой случайности» остался у меня на руках,  чтобы харианец был в курсе моих дальнейших действий. Все вполне могло быть так, а я, обрадованная, что получила желаемое, с радостью полетела на яркий и обжигающий огонь. Ладно, теперь я учту и такой расклад. С другой стороны, планшет остался от меня, а значит благодаря ему я смогу не только получить нужные мне сведения, но и запутать следы. Далекие звезды! Как же хорошо, что я не полезла вчера на свои счета! Ведь если я права, то сделать меня нищей было вопросом нескольких минут… Ева, Ева… ничему тебя жизнь не учит. Никому нельзя доверять!

Я быстро взглянула на Си Льета, который спокойно ждал, что я ему отвечу. Думает усыпить бдительность или подтолкнуть к следующему шагу в свете последних новостей? Что ж, я предоставлю ему это, а пока приглашение на прогулку подобно подарку небес. Не придется устраивать истерику, чтобы попасть туда.

— Жаль, — обронила я и не удержалась от небольшой добавки, практически мурлыкнув. – У него волшебные руки, — я смогла удержаться от улыбки, проследив как потемнели глаза харианца, и тут же быстро добавила. – Спасибо. Прогулка – это чудесно.

— Рад, что сумел доставить тебе радость, — церемонно заявил он и протянул мне руку. – Идем.

Я вложила свою ладонь в его, встала с кровати и остановилась. Взгляд упал на костыли. Почему-то не хотелось ковылять на них в обществе Си Льета, хотя до этого дня мне на это было откровенно наплевать. Но, как же не хотелось показывать свою слабость, несмотря на то, что я понимала, в моем положении лучше подчеркнуть ее…

— Позволь, я помогу, — харианец наклонился, взял с кресла корсет и вопросительно приподнял бровь.

Но он не спрашивал, а утверждал, так что я послушно подняла руки, разрешая надеть на меня корсет и застегнуть застежки. Я уже привыкла справляться с ним сама, это занимало всего пару минут, но почему-то не стала протестовать и отказываться от помощи Терхора. Сама не заметив, как задержала дыхание, я выдохнула только когда он опустил мои руки, а затем надел куртку и застегнул молнию.

 

***

Если можно почувствовать себя счастливой, будучи по большому счету пленницей и полукалекой, то я ощутила подобное во время прогулки. Сад при клинике был не очень большим, но довольно уютным. Мощеные тропинки извивались змейками, позволяя насладиться каждым уголком прекрасно спланированного сада, клумбы радовали взгляд разнообразием цветов, а негромкие переливы птичьих трелей действовали успокаивающе.

Костыли остались в палате по настоянию Си Льета, так что мне приходилось опираться на его руку и двигаться крайне медленно. Несмотря на неплохую физическую подготовку, подтянутую в последнее время, я была вынуждена останавливаться довольно часто. Рукам было сиротливо без палок, к тому же я весьма шустро уже передвигалась на них. Странное чувство. Я должна была полностью доверять харианцу, но не хотела этого делать. И тем не менее, я не могла не признать, что он был невероятно внимателен: ни разу не позволил мне оступиться, помогал садиться на очередную лавку, когда в этом возникала необходимость, да и вообще вел себя практически идеально.

Я молчала. Счастливо жмурилась, подставляя лицо свежему ветерку и солнечным лучам, замирала, когда слышала очередную птичью трель или тянулась, чтобы понюхать цветок. Свобода… Как же я соскучилась по ней. Но, ничего. Совсем скоро я вырвусь из этой клетки… Я быстро ущипнула себя за руку, заставляя вернуться в реальность и сделать то, ради чего собственно все и затевалось.

— Мне надо присесть, — я посмотрела на харианца, благодарно улыбнулась ему, когда он помог мне сесть на лавочку, чуть откинула голову назад и прикрыла глаза.

Со стороны казалось, что я отдыхаю и наслаждаюсь свежим воздухом, но на самом деле я вызвала в памяти план клиники и начала мысленно наносить на него то, что видела, пока мы спускались вниз. Понятное дело, в свете новых подозрений, пользоваться планшетом я не могла, так что пришлось напрячь память.

Я находилась на четвертом этаже, и как я успела узнать, для меня было зарезервировано целое крыло. Кабинет ара Аэтте располагался как раз в конце него. Дальше у меня не было причин уходить, а теперь я поняла, что это не имело и смысла. На этаже располагался пост охраны, весьма внушительной, надо признать и под наблюдением. Дальше лифт, где также находились камеры. Если представить, что я смогу добраться до вестибюля на первом этаже, то меня остановят там. Передвигаюсь я плохо, навредить себе не хочу, так что придется придумать что-то еще. Понятно одно, из больницы я не смогу выйти самостоятельно, только в сопровождении кого-либо. В моих интересах, чтобы это был не харианец. Адер меня скрутит в два счета, да и не осмелится оставить одну. Достаточно вспомнить, как он мягко отказал мне в планшете и постоянно сопровождает меня по этажу. Итак, не вариант, однозначно. Кто еще? Рефлексотерапевт отпадает, массажиста я лишилась, персонал не станет даже связываться. Остается только Дохерти, как недавно прибывший, но у меня нет причины просить его составить мне компанию на прогулке. Или… ар Аэтте? Далекие звезды! Подставлять виорца мне совершенно не хочется, он совершенно невероятный человек и врач, но из имеющихся возможностей, его кандидатура наиболее привлекательна. Пойдем дальше. Если планшет мне подкинули как приманку, то использовать корабль Си Льета не представляется возможным. Именно этого от меня и ждут. Но что тогда?

Внимание привлек небольшой гул. Я повернула голову в сторону шума, приоткрыла глаз и подчеркнуто равнодушно проследила, как в районе, который был отмечен на плане, как посадочная площадка, опустился один из кораблей. Небольшой такой, гражданский и скоростной. Задавать вопросы я не стала, снова отвернулась и прикрыла глаза, сделав пометку в голове, что надо кое-что уточнить у ара Аэтте.

— О чем задумалась? – вкрадчиво спросил харианец и я очнулась от мыслей.

— Что?

— Когда ты усиленно пытаешься найти решение какой-нибудь задачи, то точно также хмуришь лоб, — сообщил мне Си Льет.

Услышав подобное, я нахмурилась еще сильнее и только потом обратила внимание, что моя рука покоится в его ладони, а пальцы нежно поглаживают ее. Странно, почему я даже не обратила внимания, как он сграбастал мою несчастную конечность. Желания выдернуть ее поскорее и оказаться как можно дальше от харианца тоже не чувствовалось. Далекие звезды! Так вот что придумал виорец! А я расслабилась и совсем забыла про укол, что он сделал мне вечером… Теперь понятно. Блокиратор. Милое название препарата, который должен «расположить» меня к Си Льету. Черт! Все, теперь мне и виорца не жалко.

— Мне пора на тренировку, — тихо сказала в никуда, продолжая ощущать поглаживания руки и злясь, что мне это даже приятно.

Харианец поднялся, так и не выпустив моей руки из своей, и помог встать мне. Я оказалась так близко к нему, что практически касалась его груди. Широкой такой, крепкой, до которой неожиданно захотелось дотронуться, чтобы проверить, так ли она сильна, как кажется на первый взгляд. Помнится, на лайнере, да и потом на станции, я убедилась в этом, как и в том, что с этим мужчиной лучше не шутить… Тогда почему мне так хочется вывести его из состояния невозмутимости и спокойствия? Черт! Что за мысли лезут в голову? Он два месяца использовал меня вместо кошки, демонстрировал свое могущество и финансовые возможности, отрезал пути к отступлению, всеми правдами и неправдами пытаясь запустить привязку, а я стою и размышляю, насколько крепки его мышцы.

— Ева, — глухо позвал меня Терхор, вынуждая поднять голову и посмотреть на него.

Я нервно сглотнула, ощутила, как одна рука легла на талию, осторожно нажимая и приближая сильнее, а вторая аккуратно взяла за подбородок.

Зеленые глаза гипнотизировали. Я нервно сглотнула, когда лицо Си Льета приблизилось вплотную, приоткрыла рот, желая сказать, чтобы он отпустил меня, а получила поцелуй. Осторожный и жадный одновременно, приводящий в ярость и лишающий способности сопротивляться. Глаза сами закрылись, дыхание перехватило, а с губ сорвался стон. Сердце бешено забилось в груди, в висках застучало, а тело бросило в жар. И… я не хотела, совсем не хотела, но почему-то – ответила на поцелуй. Когда я это поняла, то отшатнулась и повисла на руках харианца, который удержал меня от падения.

— Мне надо на тренировку, — вновь пробормотала я, чувствуя, как пылают щеки.

— Конечно, — хрипло отозвался он, обхватывая меня за талию и быстро целуя в макушку.

И тут же стал привычно невозмутимым. Словно ничего и не произошло, он повел меня к зданию клиники, придерживая за талию. Я путалась, ибо ноги дрожали, сбивалась с шага, никак не могла придти в себя, ошеломленная неожиданным поступком Си Льета, но судя по всему, буря эмоций бушевала только во мне.

Несмотря на состояние, я ненавязчиво заставила пройтись как можно ближе к стоянке. Зрение подводило, но мозг все равно фиксировал что где находится. А когда мы повернули к зданию клинике, я снова услышала гул и быстро повернувшись, увидела как стартует недавно прилетевший корабль. Вот оно. Мой шанс для побега…

Харианец медленно довел меня обратно до клиники, мы поднялись на лифте, и как только миновали пункт охраны, меня передали на руку Адеру. Пока я стояла в коридоре и растерянно хлопала глазами, Си Льет развернулся и направился в сторону кабинета ара Аэтте. Я проследила, как закрылась дверь и едва сдержала стон ярости, когда пришло осознание случившегося.

Да ему плевать на меня! Просто решил проверить действие блокиратора… Вот с чем связаны все его действия. Что ж, опыт прошел удачно… Для него. А вот у меня новые проблемы, раз собственное тело предает. Ненавижу гада! Далекие звезды! Даже Алекса я и то ненавижу меньше, ведь он никогда не скрывал своих чувств, а по лицу харианского мерзавца вообще ничего нельзя прочитать. Как можно так жить? Он же совсем не похож на человека, скорее бездушная машина с непонятными, но явно далеко идущими планами! Нет, пора делать ноги с этой планеты.

 

***

Легко сказать, но сложно сделать. Несколько часов, пока я потела на тренажерах, я только бесилась еще сильнее, но умные мысли никак не приходили в голову. В голове ярко горела карта больничного комплекса, на ней же пометила то, что успела увидеть сегодня, но только одна точка горела огнем. Взлетная площадка для кораблей. Вот он единственный способ убраться с планеты. Корабль харианца притягивал к себе магнитом, но я уже решила для себя, что не воспользуюсь таким простым, а значит – заведомо проигрышным вариантом. Нет, надо придумать что-то другое.

— Адер, — позвала я тренера, когда тренировка закончилась и я присела отдохнуть, перед тем как отправиться в душ, а потом на обед. – Скоро твои мучения закончатся. Ар Аэтте сказал, что через пару дней у меня пластика, а значит и Виору я покину, как только оправлюсь.

— Не переживай, — рассмеялся тренер, чуть потянувшись. – Как минимум год тебе придется меня потерпеть.

— Не поняла, — уточнила я, похолодев внутри от ощущения неотвратимости и не в силах поверить, что увидела, когда футболка Адера задралась.

— Господин Си Льет прислал мне контракт, — охотно поделился Адер. – Я его подписал, так что пока он не решит его расторгнуть, буду заниматься тобой.

— Понятно, — протянула я, продолжая гипнотизировать участок тела, ныне вновь прикрытый одеждой. – А что потом?

— А потом я смогу больше не работать, — усмехнулся он и пояснил. – Оплата весьма щедрая, хотя и задача поставлена конкретная. Через год ты забудешь, что вообще эта травма была в твоей жизни. Но тебе придется всю жизнь следить за состоянием и не допускать ослабления мышц.

— Сложно представить подобное, — покачала головой, припоминая, что и Алекс в свое время настаивал на подобном, но тогда и ситуация была немного иной. – Учитывая, что я не могу толком ходить без костылей.

— Не лукавь. Я видел тебя сегодня. Если не торопиться и двигаться осторожно, то в них больше нет необходимости. Но корсет пожалуй оставь, учитывая что тебя частенько заносит на поворотах, — со смешком добавил он. – Хотя надо его немного усовершенствовать. Хуже не будет. Завтра получишь новый.

— Адер, — я похлопала по лавке рядом с собой, приглашая его присесть, и решила спросить о том, о чем размышляла с тех пор, как услышала разговор врача и харианца, а потом и увидела нечто, что не должна была видеть. – Я слышала, что существует некоторые модификации тела, сделав которые, больше не будешь испытывать таких проблем, как у меня. Дело в том, что я однажды находилась в похожей ситуации, но потом жизнь сложилась так, что мне было не до тренажерного зала и в результате я снова оказалась в больнице. И я не хочу всю жизнь ходить под дамокловым мечом и знать, что в любой момент могу сломаться.

— Не знаю, что и сказать, — медленно сказал тренер. – Не хочу тебя сильно обнадеживать, но такие методы существуют. Вопрос в том, что не всем они подходят.

— А что это такое? – поинтересовалась я, изображая полную неосведомленность.

Я и правда не знала многого, но все больше, чем демонстрировала Адеру. Была в курсе про импланты, вот только вживлять их особого желания не было. Меня скорее интересовали те модификации, которые проделал над собой Алекс, но так и не рассказал толком, на что ему пришлось пойти ради этого. Мило улыбаясь тренеру, я рассчитывала, что он расскажет мне именно про них, ведь он и сам скрывал под одеждой нечто подобное.

— Ева, тебе это не нужно, — поморщился Адер. – Особенность твоего организма такова, что консервативные методы лечения подходят лучше всего. Я вообще считаю, что не бывает волшебных методов излечения, но все возможно при приложении определенных усилий и работы над собой.

Я поморщилась. Алекс тоже вещал нечто подобное, но тем не менее, я отчетливо помнила, насколько слаба по сравнению с ним. Там, где я ломалась подобно кукле, он не получал ни царапины. И тот же Си Льет. На Альтаре взрыв даже не затронул его, в то время как я…

— Но мне же заменили часть позвонков, — резонно возразила я. – Это те же модификации, хотя я слышала про более действенные, при который нет необходимости превращаться в машину.

— Ева, говори напрямую, — усмехнулся Адер. – Хватит ходить кругом да около.

— Я могу рассчитывать, что этот разговор останется между нами? – серьезно спросила я.

— Пока он остается разговором.

— Я просто хочу знать, — тихо ответила я.

— Почему ты спрашиваешь меня об этом?

— Потому что и тебя есть подобное, — усмехнулась я, протягивая руку и слегка задирая край рукава на футболке. – Адер, я уже видела такое, но думала, что подобное могут делать себе только выходцы с Даркана. Ты с Дейтара, но тем не менее обладаешь похожей татуировкой. Я хочу себе такую же.

— Сначала хотел бы знать, откуда тебе про это известно? – напряженно спросил тренер.

— У моего друга была такая же, — немного помолчав, призналась я.

— Кто он? – тут же вцепился в меня взглядом Адер. – Терех, сайдер…

— А кто ты? – перебила я его.

— Терех, конечно, — улыбнулся Адер. – Думаю, это понятно, учитывая, что я помогаю тебе восстановиться. Так кто он? Твой друг.

— Сайдер, — еле слышно ответила я.

Адер присвистнул и взглянул на меня с нескрываемым интересом.

— Как же ты тогда оказалась в компании…, — тренер оглянулся и замолчал, но продолжения и не требовалось.

— Это долгая история, — усмехнулась я. – И я не готова рассказывать об этом.

— Понятное дело, — кивнул Адер. – Тогда понятно, отчего ты хочешь себе такой же… рисунок. Но и он тебя не спасет. И дело не только в здоровье…

— О чем ты? – нахмурилась я.

— Неважно, — отмахнулся Адер. – Просто поверь, тебе это не нужно.

— Почему?

— Их не наносят женщинам. Это раз. Слишком много противопоказаний и велик риск вообще жизни лишиться. Это два. И три, а в твоем случае это главная причина – господин Си Льет не согласится на подобное. Скорее он воспользуется…, — Адер замолчал и отвернулся в сторону.

— Чем он воспользуется? – уцепилась я за невысказанную фразу.

— Ева, ты всегда можешь поговорить с ним об этом сама. По долгу службы мне известны многие секреты, но я хочу спокойно жить. А это возможно только в том случае, если я буду держать язык за зубами.

— Это как-то связано с тем, что он вполне способен выжить при взрыве?

— Поговори с ним. Если он сочтет нужным, то расскажет тебе. Все, Ева. Тебе пора на обед.

— Адер, а он знает, что и ты носитель? – напряженно спросила я.

— Конечно, — улыбнулся тренер. – Но не проси меня быть более откровенным. Я и так сказал больше, чем было необходимо. Все, Ева. Иди.

 

***

Я мрачно разглядывала Си Льета, одновременно гоняя еду на тарелке. Куриная грудка с зеленым салатом и запеченным бататом. Она была вкусной, впрочем, как и любое другое блюда, которое для меня готовили. Земная кухня, но я любила ее больше любой другой. Проблема была в другом. Сегодня Терхор присоединился ко мне, хотя не ел, а только пил кофе. Мне в этом напитке было отказано по медицинским показаниям, так что я давилась свежевыжатым соком и завистливо принюхивалась к другому аромату. Харианец наслаждался, поглядывал на меня и молчал. Я не понимала, как разгадать его поведение, но подозревала – ничего хорошего меня не ждет.

А я… Слова Адера не шли из головы. Чем же таким обладает харианец, что может сравниться с татушкой на спине Алекса. В отличие от Адера, мой напарник был сайдером — воином Даркана. В некоторых вещах, истинным представителем своей расы: беспринципным, идущим к своей цели по головам, не задумываясь об окружающих, в том числе и обо мне. Вот только я никогда не рассматривала его в ключе типичного дарканианца. Алекс был бунтарем, оставил родную планету и отказался выполнять присягу, а значит, все же отличался от остальных. Но одно оставалось неизменным. Как никуда не исчезнет тату с его спины, так и он не отпустит меня, пока сам того не захочет или… не проиграет. Эх, что-то вокруг меня одни сплошные супермены, а я слишком слабая. К счастью, по непонятной причине они возятся со мной, хотя по большому счету стоило бы бросить.  Мелькнула предательская мысль, что пора перестать трепыхаться, принять факт присутствия харианца в моей жизни и выполнить подписанный контракт. Но сладкое слово «свобода» манило и побуждало двигаться вперед. Ар Аэтте совершил невероятное, выделив состав, который блокирует «прививку» Алекса, только вот судя по всему, он направлен на то, чтобы запустить привязку к Си Льету. Меня подобный расклад не устраивал.

Адер отказал мне в средстве, чтобы стать сильнее, но он не последний человек, который обладает подобными сведениями. А значит, я смогу найти кого-то другого. Но это потом, а пока надо сосредоточиться на главном.

— Мы решили, что пластику тебе сделают послезавтра, — сообщил Си Льет.

— Хорошо, — я кивнула головой.

— Ты не рада?

— Почему ты возишься со мной? – не удержалась я от вопроса.

— Мы связаны контрактом, Ева. И раз уж зашел разговор о нем, пора подписать некоторые дополнения.

На стол легло несколько листов. Я взяла их и быстро пробежалась по строчкам. Си Льет не терял времени даром и озвученные угрозы по изменению сроков нашли отражение в сухих формальных словах… Новый договор и уведомление о расторжении старого. Моментально пришла мысль, что если как-нибудь выиграть время – подписать уведомление, но воздержаться от визирования договора. Увы, мне никто этого не позволит сделать. Захотелось сбежать прямо сейчас, но я заставила себя опустить глаза и задать встречный вопрос. Достаточно спокойно, как я надеялась.

— Это нужно сделать прямо сейчас? Или я могу сначала закончить с обедом?

— Не затягивай, — посоветовал он мне, так и не ответив прямо.

— Спасибо.

Я снова сосредоточилась на обеде, хотя под пристальным взглядом кусок в горло не лез. Через пару минут услышала звук отодвигаемого стула, подняла голову и увидела, что харианец встал.

— Увидимся позже, Ева.

— Хорошо, — снова кивнула я, совершенно случайно толкнула свой бокал с соком, и он весело вылился на листы договора.

— Прости, — невинно посмотрела на харианца.

Си Льет подошел ближе, положил руку мне на плечо, слегка сжав его. Затем его пальцы скользнули на шею, провели вниз по позвоночнику до того места, где начинался корсет, снова поднялись вверх, погладили скулу. Я замерла, ожидая, что он сделает дальше. Сердце билось, ощущение сильной и крепкой руки пугало и вызывало дрожь во всем теле, а когда Терхор наклонился и поцеловал меня в висок, я нервно сглотнула.

Смотреть на харианца было страшно, так что я продолжала гипнотизировать тарелку, сжимая вилку. Си Льет еще с минуту постоял рядом, взял за край листы, а затем развернулся и ушел, по пути отправив договор в утилизатор. Я понимала, скоро он принесет новую копию, но для меня и эти несколько часов были спасением.

Я не выдержала и оглянулась Си Льету вслед. Снова посмотрела на тарелку, отправила в рот еще один кусочек курицы, воровато оглянулась, притянула поближе его недопитую чашку с кофе и принюхалась к аромату. Поймала себя на мысли, что так хочу его, что готова пить из чашки харианца. Тут же мысленно обругала себя, налила себе еще сока, залпом проглотила его и поднялась сама. Костылей меня Адер уже лишил, не думая особо долго после нашего разговора, но выдал палку для помощи, пообещав вскоре отобрать и ее.

Уже в дверях я остановилась. По всему выходило, что надо идти в бассейн, но у меня были другие планы.

 

***

— Ева, проходи, — широко улыбнулся мне врач, когда я заглянула в его кабинет.

Опираясь на палку, я вошла, прикрыла за собой дверь и демонстративно поковыляла к дивану.

Признаться, у меня были немного другие надежды, а точнее я намеревалась повторить опыт с подслушиванием, надеясь, что Си Льет пошел именно к виорцу, но когда оказалась в приемной и увидела там секретаря, поняла – мне не повезло. Что ж, не буду расстраиваться. Это было бы неплохим бонусом, но цель у меня была совсем иная.

— Я не помешала? – уточнила я, располагаясь удобнее.

— Вовсе нет? – улыбнулся врач, встал из-за стола и сел напротив меня. – Что-то случилось?

— Мне нужна небольшая передышка, — призналась я. – А еще некоторые объяснения.

— Слушаю тебя.

— Что вы вкололи мне вчера? Я странно себя чувствую.

— Витамины, Ева. Обычные витамины.

— Спасибо, что так заботитесь обо мне. Мне нечасто приходилось встречать таких врачей как вы. Тех, кто поступает исключительно во благо пациента. А еще, вы единственный человек, которому я могу тут верить, — я улыбнулась и пристально посмотрела на виорца. – Спасибо, что ничего не утаиваете.

— Ты хорошая девочка, Ева. И я рад, что познакомился с тобой, пусть и при несколько печальных обстоятельствах.

Когда-то Алекс меня учил, что никто не может контролировать эмоции полностью. Все равно, рано или поздно, но что-то такое проскользнет в выражении глаз, жесте, поведении. Конечно, есть такие, кто приблизил контроль в идеальному, но даже у них случаются проколы во время сильного волнения. Ара Аэтте не обучали искусству владения собой, так что даже такой дилетант как я мог увидеть, как расширились зрачки, нервно дернулся кадык и чуть сильнее сжались губы, когда виорец попытался избавиться от сухости в горле. Врет. Подтверждение предположения, основанного на подслушанном разговор, не принесло мне удовлетворения, скорее жгучую обиду. Но я продолжала улыбаться, а затем и вовсе взяла врача за руку, с грустью заметив, как дрогнули пальцы.

— А Эрик Дохерти, — как ни в чем не бывало, продолжила я. – Он действительно хорош?

— Он волшебник. Поверь, после его работы не останется ни малейшего следа, — заверил меня врач, немного расслабившись.

— А что будете делать вы? Когда закончится работа со мной? Если я правильно поняла, то срок моего пребывания на Виоре подошел к концу. Несколько дней и мы попрощаемся.

— Ева, у меня множество пациентов, — усмехнулся ар Аэтте. – Я отказывал всем, но теперь могу вернуться к основной работе. К примеру, завтра, я ожидаю пару пациентов с разных планет, а как только ты уедешь, мой день будет забит до предела. Хотя, я рад, что вновь окунусь в работу. Признаться, мне тяжело работать частным врачом, — неожиданно разоткровенничался виорец. – Когда-то, я был лечащим врачом семьи господина Си Льета, пока не понял, что моя должность больше для галочки, чем я работаю по призванию.

— Как? – деланно удивилась я.

— Я занимался всем, чем угодно, вот только не лечил. Харианцы вообще мало болеют, а те, кто принадлежит к высшей знати, и вовсе практически неуязвимы. Так что моими основными обязанностями стала расшифровка генетических карт при подборе пар, и… еще по мелочам. Чтобы не потерять дар, данный мне богами, я отказался от места и вернулся в обычную клинику. Чему до сих пор очень рад. Ведь мастерство приходит только с опытом. Не откажись я тогда от престижного места, ты не попала бы в мои руки.

— Это мое счастье и удача, — кивнула головой и уточнила. — Но здесь вы появились года три назад, если я правильно понимаю?

— Примерно. Тогда не совсем хорошая история вышла. Врача, который занимал этот пост до меня, обвинили в непрофессионализме, заслуженно, надо сказать, и чтобы вернуть клинике престиж и доверие, пригласили меня.

— На мое несчастье, видно я столкнулась именно с ним, — виорец кивнул, нахмурившись. – Он заявил, что я безнадежна, хотя шанс был и мой… врач его не упустил. А вот вы согласились взять меня сразу, несмотря на то, что состояние было плачевное. Почему?

— Я до сих пор связан тесными узами с семьей господина Си Льета, — улыбнулся виорец. – Думаю, ты уже успела понять, что таким как он не отказывают.

— Угу, — буркнула я, чувствуя, как настроение стремится к нулю. – А от такой навязчивой заботы хочется повеситься.

— Он желает тебе только добра, — мягко сказал ар Аэтте.

— Не хочу говорить о нем. Простите, но…

— Я все понимаю. Думаю, вы сами разберетесь, просто хотел посоветовать тебе проявить немного больше терпения. Он имеет на тебя полное право, Ева. Чем скорее ты примешь это, тем более счастливой он сможет тебя сделать.

— Хватит, — гораздо резче, чем того хотелось, перебила я виорца. – Как вы только что сказали, мы сами разберемся.

— Извини.

— Расскажите мне лучше о своей работе, — попросила я, возвращая разговор в нужное мне русло. – Часто вам привозят таких пациентов как я?

— Случается, — улыбнулся врач и неожиданно разоткровенничался. – Но если не брать в расчет подобные экстренные случаи, то у меня довольно размеренная работа. Многих я веду годами, они прилетают на диагностику, которая занимает несколько часов. Но вообще, я люблю сложные случаи, такие как у тебя. Это вызов моему мастерству, напоминание о том, ради чего я выбрал работу врача.

— Значит, завтра с завтрашнего дня вы возвращаетесь к пациентам. И как, есть сложные случаи?

— Нет. Завтра меня навестят как раз мои старые пациенты.

— Может, тогда мы погуляем немного в саду, — предложила я. – Наедине. Мне нравится с вами разговаривать. А в саду так чудесно.

— Понравилось? – я кивнула.

— Хорошо. Я закончу примерно к двенадцати, — ар Аэтте задумался на мгновение. – Точнее, будет перерыв. В три я должен буду вернуться и дать рекомендации пациенту. Он не может долго задерживаться и должен покинуть Виору. Так что у нас будет больше двух часов на прогулку.

— Спасибо, ар Аэтте, — я поднялась с дивана. – Тогда не буду вас больше задерживать. Увидимся завтра.

— И сегодня тоже. Я зайду вечером.

 

Глава 4

 

***

Я потерла плечо, которое немного побаливало после вчерашнего укола виорца. Витамины, мать его. Скажите кому-то другому.

Адер распорядился сегодня ограничиться бассейном, ведь завтра-послезавтра я должна была лечь на пластику, а плавание было и спортом, и исключало возможность травмы, в отличие от тренажеров, несмотря на присмотр тренера. Я нервничала, что сразу бросилось ему в глаза, сломанная ручка тренажера, путь и не железная, до сих пор была в памяти, так что я нарезала круги. Мне это шло во благо, нервы успокоились, и даже присутствие харианца не могло испортить мне настроение. К тому же, я надеялась, что сегодня вижу Си Льета в последний раз. Вполне возможно, что к тому моменту, как закончится срок подписанного мной договора, я даже вспомню о нем с тихой грустью и огромной благодарностью, за все, что он для меня сделал, но пока его стало слишком много в моей жизни, а вчерашний поцелуй испугал. Я помнила первый… полное безразличие, хотя и отсутствие неприязни, но вчера все было иначе. На какое-то мгновение, я почти плавилась в его руках, отвечала и открывалась, а сердце колотилось слишком быстро. Вот только я не была готова попасть в пекло очередной «любви», едва успев избавиться от старой. Если я вообще от нее избавилась…

Прошло два месяца. Если бы Алекс действительно любил меня, как он утверждал, то давно нашел бы меня. Как разыскал на Земле, несмотря на новое имя. Выходит, я больше не нужна ему… Или он думает, что я погибла во время взрыва на станции. Этот вариант тоже нельзя отбрасывать в сторону. В любом случае, неважно что он думает, мне это только на руку. Я хотела избавиться от него любыми путями. Мое желание исполнилось. Осталась еще одна проблема. Мне необходимо было сбежать и от харианца.

— Ева, вылезай, — скомандовал Адер. – Пора на обед.

Я послушно выбралась из воды, покорно вытерпела, как Си Льет снова помог застегнуть мне корсет, на этот раз немного обновленный, как и упоминал Адер, и бросила взгляд на часы. Стрелки показывали одиннадцать, а значит, приближалось время прогулки с аром Аэтте.

Поблагодарив Терхора, я вернулась к себе в палату, переоделась в спортивный костюм, спрятала за корсетом планшет, а в карман несколько тампонов и пузырек с антисептиком, и направилась в столовую, где вновь была единственной посетительницей. Во время еды незаметно спрятала в кармане несколько питательных батончиков и нож, невольно поморщившись от того, что мне предстоит.

А предстояло немало. План был шит белыми нитками, в нем было огромное количество дыр, но я надеялась, что мне повезет. Хотя, думать о том, чем я буду питаться, пить, да и походы в туалет никто не отменял, я откровенно боялась. Оставалось надеяться, что смогу незаметно проделать все вышеперечисленное. Или… признаться владельцу корабля, надавить на жалость и придумать слезливую историю, а на Дейтаре незаметно исчезнуть.

Вечером, когда виорец делал мне очередной укол с «витаминами» я смогла вызнать новую информацию. Сегодня он ждал какого-то мужика с Дейтара. Я бывала на этой планете вместе с Алексом. Похожа на Землю, а значит, я смогу там затеряться. Деньги у меня есть, документы… что-нибудь придумаю. Вчера я снова залезла в сеть. История с Альтаром была освещена весьма скудно. Писали про серию терактов, множество погибших и разрыв отношений с Дейтой. Но ничего конкретного я узнать не смогла. Я знала, где можно получить более правдивые сведения, но лезть в нужный поток с планшета, история с которого, больше чем уверена, отслеживается, было не разумным. Я не питала иллюзий. Вся история с массажиста просто «благоухала» подставой, а раз планшет не забрали, значит, это было сделано намеренно. Чтобы немного запутать следящих за мной, я еще немного покружила вокруг корабля харианца, достала из сети его характеристику, а затем с чистой совестью выключила планшет.

В любом случае, я знала главное. Примерно в семь утра прилетит корабль с Дейтара и пробудет на Виоре примерно до четырех, максимум пяти часов дня. За это время я должна узнать, где находится корабль, суметь пробраться в него и спрятаться. Лететь придется «зайцем».  До Дейтара около трех дней пути, так что мне стоило еще запастись едой и водой. Понятно, что полет пройдет в экстренном порядке. Соблазн использовать корабль харианца манил с невероятной силой, но я опасалась ловушки. Паранойя разыгралась по полной программе, но я доверяла ей.

Примерно около двенадцати, я подошла к кабинету ара Аэтте и присела на диван в приемной. Перекинулась парой фраз с секретарем, подождала, пока освободиться врач и мы направились вниз. В вестибюле, я спокойно взяла в одном из холодильников большую бутылку воды, и мы с виорцем вышли наружу. Новый корсет радовал неимоверно.  Он так здорово фиксировал тело, что я могла ходить и без помощи палки, хотя и демонстративно взяла ее. Да, медленно, но собственная скорость радовала. А значит, еще одно препятствие на пути к цели если не исчезло, то сведено к минимуму.

 

***

За те два часа, что мы гуляли, я успела выслушать множество слов, смысл которых сводился к тому, какой замечательный мужик заботится обо мне. Да, малоэмоциональный, жесткий, суровый, но деловой, богатый, спокойный и со странной привязанностью ко мне. Послушать виорца, так я должна была танцевать джигу, что харианец просто встретился мне на пути. Но танцевать не хотелось, к тому же у меня и с простой ходьбой были проблемы, поэтому я поморщилась, но прерывать врача не стала. Наоборот, я всячески способствовала тому, чтобы он и дальше заливался соловьем, ведь во время нашего разговора, мы не только прошлись по саду, но и вышли из него. Понятное дело, пришлось сильно постараться, чтобы понять, где находится нужный мне корабль. Он был единственный, который прибавился к уже припаркованным по сравнению с вчерашним днем. Как я и надеялась, особой охраны не было, что неудивительно. Периметр клиники охранялся поистине жестко, но вот на территории особо не зверствовали. Все же клиника – не военный объект и если корабль получил разрешение на посадку, то значит его проверили перед этим. Так что, можно даже сказать, что судьба сделала мне шикарный порядок. Я видела, как по территории не спеша прогуливалась охрана, но больше для проформы. По крайней мере, они совершенно никак не реагировали на служащих в больничной униформе… Конечно, у меня была дикая надежда на то, что люки на корабле не будут задраены, но это уже из области фантастики. Поэтому, я рассчитывала на то, что черная дверь, а точнее технические заводские коды на вход, которые практически на всех кораблях никто не менял, будут действовать и на этом…

Время бежало вперед, и когда мы вернулись обратно в сад, я присела на ту лавочку, которая была ближе всего к стоянке. Я откинулась на спинку, прикрыла глаза, старательно разыгрывая следующую часть моего безумного плана.

— Ева, нам пора возвращаться, — мягко сказал врач.

— Ар Аэтте, ну еще полчасика, — жалостливо попросила я. – Я два месяца сидела взаперти и неизвестно, сколько еще придется.

— Меня ждет пациент.

— Прошу вас, — едва не заламывая руки, взмолилась я. – Я не могу больше. Господин Си Льет обязательно составит мне компанию, а у меня в преддверии операции и так нервы на пределе.

— Я не могу тебя оставить одну.

— Да куда я денусь? – мрачно буркнула я. – Я полукалека, хожу с трудом, так что сбежать будет довольно проблематично. Денег нет, документов тоже, а из припасов только полупустая бутылка воды. Смешно. И потом, я приняла ваш совет. Пришла пора смириться, по крайней мере на срок действия нашего контраста.

— Ты не пожалеешь и своем решении, Ева. Просто дай господину Си Льету шанс показать, насколько ты дорога ему.

— Вы правы, — потупилась я.

— Ева, если хочешь, посиди еще с полчасика, — немного помолчав, разрешил виорец. – Я постараюсь объяснить господину Си Льету, что тебе это необходимо. Но не задерживайся долго.

— Спасибо, — я не выдержала, совершенно искренне обняла врача и поцеловала его в щеку.

— Вечером увидимся, — улыбнулся он мне.

— Обязательно, — я снова откинула на спинку, вытянула ноги и прикрыла глаза, всем своим видом показывая, что я отдыхаю.

Примерно минут через пять шаги виорца затихли вдалеке. Я быстро выпрямилась, стащила куртку и достала нож. Поморщилась, нащупывая небольшое уплотнение в плече, смочила нож антисептиком, протерла кожу, и решительно сделала надрез. Закусила до крови губу, стараясь не кричать, ибо боль была сильной, чуть не потеряла сознание, но все же вытащила маячок. Спасибо ар Аэтте, что вы так скрупулезно внесли информацию о нем в мое лечащее дело, а начинку планшета я проверила еще вечером. Жучок вытащила, и он сейчас находился в кармане, а все программы, которые я идентифицировала как следящие, тщательно удалила. Конечно, я могла что-то и пропустить, поэтому самое главное не пользоваться им, пока я не удалюсь на дальнее расстояние от Виоры, но и лишить себя планшета я не решилась. Единственная связь с миром, как-никак… Черт! Больно-то как! Покрутив в пальцах маячок, я спрятала его под лавкой, как и жучок с планшета, быстро обработала и перетянула рану, надела куртку, накинула капюшон и поплелась в сторону стоянки, стараясь не возбуждать подозрений.

Расчет был на то, что для программ, отслеживающих мое местонахождение, я остаюсь на месте и не двигаюсь. Также, я очень рассчитывала на то, что пациент — дейтарец не станет долго задерживаться у врача, как и упоминал ар Аэтте. Часы показывали почти четыре часа, так что мне следовало поторопиться.

Мне безумно везло. Вспомнились слова Алекса, что боги любят смелых, а безумство может помочь достичь невероятных высот, если при этом не забывать про разум. Да и весь мой план был полностью в его стиле. Нахальный, без нужной подготовки, рассчитанный на удачу…

Полчаса я кружила по территории, не решаясь приблизиться к выбранному кораблю. На камеры старательно не обращала внимания. Несмотря на то, что я помнила расположение некоторых из них, все равно человеческий могз не способен запомнить все до мелочей. А если я начну таиться, испуганно оглядываться, то скорее вызову подозрение. Так что, все исключительно по методу Алекса – наглость – второе счастье.

Я постоянно косилась на транспорт Си Льета, что словно приглашал проследовать к нему… Ближе всего расположены и если мои глаза меня не подводят, то там даже дверь не была задраена толком. Ну-ну… Нашел дуру. Дождавшись, пока патруль скроется, я рванула к кораблю. Охраны не было, а дверь открылась по техническому коду, как я и предполагала. Небольшой корабль, скорее прогулочный и на близкие расстояния, чем подходящий для межзвездных перелетов. Странно. Ведь если он с Дейтара, то опасно летать на кораблях такого типа так далеко. Да, быстрые и маневренные, но совершенно нет оружия… Ладно, мне не до перебора вариантов. Я проскользнула внутрь, отчаянно надеясь, что не нарвусь на кого-нибудь из команды, но судя по всему, дейтарец путешествовал или в одиночестве, или с тем, кто сопровождал его в клинику. Тип корабля был мне знаком. Я довольно быстро нашла механический отсек, спряталась в одной из ниш и затаила дыхание. Теперь оставалось только ждать…

 

***

Я проснулась, когда почувствовала вибрацию корабля. Быстро выпрямилась, потерла глаза и снова замерла. Где-то вдалеке слышался мужской голос, судя по всему, разговаривающий с ИИ или сопровождающим. Прислушалась, пытаясь разобрать слова, но судя по всему, хозяин корабля не был особо многословным, так что через пару минут, его голос умолк.

Примерно через полчаса я поняла, что корабль покинул орбиту Виоры, и выдохнула с облегчением. Первая часть безумного плана прошла успешно. Осталось добраться до Дейтара и окончательно затеряться.

Я открутила крышку, отпила пару глотков воды и достала планшет. Теперь я могла им воспользоваться, но немного подумав, решила не делать этого. Я устроилась поудобнее, стараясь не навредить спине и закрыла глаза. Быстрее всего время идет, когда ты спишь.

 

***

— Так-так-так…, — услышала я голос совсем рядом. – Я так понимаю, у меня тут незарегистрированный пассажир?

Я медленно открыла глаза, опасаясь даже пошевелиться, и уставилась на пару мужиков, которые находились в отсеке. Один, брюнет довольно крепкого телосложения, стоял рядом со мной, а его рука, лежащая на рукояти плазмера, подсказывала, что мне лучше не дергаться. Охранник – безошибочно определила я. Впрочем, подобного следовало ожидать. Тот, кто может позволить себе слетать на прием к врачу на другую планету, редко путешествует в одиночестве. Но почему, только один? На такие дальние расстояния летать вдвоем – полное безумие, особенно на корабле, который практически не оборудован оружием… Я посмотрела на второго, который охраняемый… Он насмешливо разглядывал меня, находясь на приличном расстоянии. Довольно плотный, с внушительным животом и не очень высокий. Рыжие волосы, зачесанные набок, забавно вились, а на меня с интересом смотрели голубые глаза.

— Простите, — прошептала я.

— А мне надо вас за что-то прощать, милая девушка? Встань, — неожиданно резко добавил он.

Я поднялась и приподняла руки, безошибочно понимая, чего от меня хотят. Охранник тут же подошел ко мне, моментально обыскал и я в несколько секунд лишилась планшета, ножа и всего остального, что было в карманах.

— Чисто, — доложил он и отошел в сторону.

Только после этого, дейтарец, или кто он там был, подошел ближе и слегка наклонил голову, разглядывая меня. Я опустила руки и понурилась.

— Для начала меня интересует, как ты попала сюда.

— Технический код, — коротко обронила я.

На мгновение, мужик нахмурился, а потом снова улыбнулся:

— Теперь понятно, почему ИИ тебя не засекла.

Я старательно состроила жалобное выражение лица и посмотрела на дейтарца, заставляя прежде всего себя поверить, что я вся такая бедная и несчастная, отчаянно нуждающаяся в помощи. Не буду же я говорить, что именно на это и был расчет. Если код не взламывают, а тихо и спокойно открывают двери, то и беспокойств нет, и ИИ даже не заметит вторжения. Мы с Алексом проделывали такое неоднократно. На той же Нарте, я угнала корабль именно таким образом. Так, воспоминаниям буду предаваться потом. А пока, исключительно режим «дева в беде».

— Так-так-так, — снова усмехнулся дейтарец. – Я весь в ожидании истории, как вы оказались на моем корабле и для чего это сделали? Прошу, — он протянул руку, и мне ничего не оставалось, как встать и проследовать за охранником, услышав позади. – В рубке нам будет удобнее.

 

***

В результате мы оказались в кают-компании. Дейтарец уселся на диван, рукой показал занять место в кресле через стол, а рядом тут же встал охранник, разделяя меня и рыжего. Последний достал бутылку с водой и протянул мне. Я покачала головой, отказываясь, и снова уставилась на него.

— Думаю, стоит начать со знакомства, — открыто намекнул он.

— Ева, — выдохнула я.

— Откуда ты?

— С Земли, — еле прошептала я, понимая, что вранье в данном случае сыграет против меня. По последней регистрации, к которой приложены и данные ДНК, я именно Ева Стайр, гражданка Земли.

— Меня зовут Фархад. Итак, милая Ева, а теперь я жду объяснений, каким образом ты оказалась на моем корабле.

Внимательно посмотрев на мужика, я поняла – у меня проблемы. Вроде и добродушный толстяк со смутно знакомым лицом, но на невинные голубые, да и всех остальных цветов, глаза, я давно приобрела иммунитет. Я старательно напрягала память, пытаясь понять откуда Фархад мне знаком, но никак не могла выудить нужную информацию. И тем не менее, я чувствовала, что следует придерживаться прежнего поведения и придуманной легенды.

Надеясь, что у меня достаточно испуганное и робкое выражение лица, я выдала историю, как бедная несчастная я спасалась от тирании престарелого садиста-любовника и не нашла ничего лучше, как сбежать от него на чужом корабле.

У меня была огромная надежда на то, что на довольно демократичном Дейтаре, как и на Земле, насильников не любили, несмотря на всю толерантность и гуманизм.

Алекс всегда говорил, что лучшая легенда – это почти правда, с некоторыми вариациями. Так сложнее запутаться в собственном вранье. Я действительно сбежала от почти любовника, почти садиста, если принимать во внимание слухи про харианцев, хотя и напрочь опровергнутые при близком общении, и почти престарелого. А вот тираном Терхор был и без «почти». Так что, ни слова лжи, а только легкое приукрашивание действительности.

— Милая Ева, даже если представить на мгновение, что я поверю в твой рассказ, то каким образом ты оказалась на территории закрытой клиники? – усмехнулся Фархад.

— Так он меня туда и запихнул, — тут же ответила я, не позволяя себе делать паузы, что бы меня не заподозрили во лжи. – Решил исправить внешность, чтобы я была более привлекательной.

— Я не вижу недостатков, — заметил рыжий.

С тяжелым вздохом, я медленно расстегнула, стараясь не реагировать, что охранник напрягся, сняла куртку и повернулась к мужчине спиной, демонстрирую шрам.

— Это его работа? – уточнил дейтарец.

— Несчастный случай, — выкрутилась я, чувствуя жуткий стыд из-за того, что наговариваю на Си Льета, после всего, что он для меня сделал.

— Для жертвы типично оправдывать насильника. По долгу службы мне часто приходится встречаться с подобным, — заметил мужчина. – Я доставлю тебя на Дейтар. Места здесь немного, но ты можешь спать здесь. Еда, питье найдешь на кухне. Меня не беспокой. Я планировал поспать все трое суток. Что еще? По прибытию сможешь обратиться в консульство и сделать запрос на восстановление документов. Я ведь правильно понимаю, что у тебя их нет? – я кивнула. —  Что касается проблемы рабства, — я вздрогнула, от просто огромной волны стыда, — то этим занимаются специализированные службы. Но подобные случаи редко оставляют без внимания.

— Спасибо, — только и могла прошептать я, понимая, как крупно мне повезло, что история «девы в беде» сработала.

Фархад криво улыбнулся и оставил меня одну. Охранник вышел следом.

Я нервно выдохнула, только сейчас понимая, в каком напряжении находилась последний час, и оглянулась. Что ж, ситуация складывается пока весьма неплохо. Надеюсь, и дальше все пойдет в том же духе. И… ради всех богов, прости меня Терхор. И за наговоры, и за то, что сбежала после всего… Но ты меня проглотишь и не подавишься. А я этого не хочу. А вот затраты попробую компенсировать… И сделаю это прямо сейчас.

Я достала планшет, припомнила, где у меня сколько денег хранится, а также номер счета харианца, выбрала нужный из своих, где находилась почти половина моего гонорара за Альтар и просто перевела Си Льету все сумму, что была указана на платежных документах клиники и чуть получилось сверху. Оставлять что-либо на счете смысла не было, а теперь его можно было и закрыть, спрятав эти концы в воду. Раз он обнародован, то опустошить его от нечего делать. Именно поэтому я и открывала несколько. Теперь, я стала беднее наполовину и в очередной раз поразилась и удивилась, сколько Терхор потратил на совершенно чужого для него человека. Снова стало стыдно. Я чувствовала себя гадиной и стервой, что отплатила за заботу подобным образом, оправдывала себя, что у меня не было выбора, хотя и понимала – это не так. И очень надеялась, что он поймет меня правильно и оставит в покое.

Сходила на кухню, нашла нечто, напоминающее пирог. Перекусила, убрала за собой и вернулась в кают-компанию, краем глаза отметив, что у двери в каюту дейтарца стоит охранник. Он посмотрел на меня, но я лишь криво улыбнулась и постаралась как можно скорее вернуться туда, где мне разрешили находиться. Ура! Я в нормальных условиях, с едой и даже с туалетом. Живем! Потянувшись и поправив корсет, я растянулась на диване, подложила под голову небольшую подушку и закрыла глаза.

Что ж, вот и все. Послезавтра я буду на Дейтаре и все будет хорошо.

Увы, лимит удачи на этом закончился. Но поняла я про это только на следующий день.

 

***

Я не знала, что спокойные часы вот-вот закончатся, и вела себя совершенно расслабленно, общаясь с Фархадом, стараясь не реагировать на тень охранника и оставаться в рамках придуманной легенды. На мое счастье, дейтарец больше не затрагивал неприятную для меня тему, как он считал, и разговор крутился вокруг того, что происходит в мире. Я всеми правдами и неправдами выводила его на тему Альтара, но быстро свернула попытки, когда осознала, что мой интерес вызывает недоумение. А после того, как после совместного обеда он отправился отдыхать, я даже умудрилась сделать комплекс упражнений и быстро освежиться.

Тень охранника, который так и не представился, да и вообще, за все время проронил всего пару слов, маячила поблизости. Я понимала его. Ему по долгу службы положено было не доверять никому, а тут непонятная девица в такой опасной близости от охраняемого лица. Достаточно вспомнить, что даже его еду он проверял анализатором, прежде чем отдать Фархаду. Меня это не напрягало ни капельки. Так что, бросив на него быстрый взгляд, я устроилась с планшетом на диване и снова полезла в сеть, пытаясь уяснить, что произошло в мире за последние два месяца.

А изменений было много. Войдя на немодерируемые ленты, я узнала, что Альтар теперь находится под юрисдикцией Хариана. Это был удар под дых. Подробности перехода одной планеты под власть другой заменяли слухи и предположения, но все комментирующие сходились в одном – это было связано с серией терактов, про которые я уже знала. Отложив планшет, нахмурилась и прикрыла глаза, раскладывая информацию по полочкам. Во время своего нахождения на Альтаре, я не заметила напряженных настроений ни среди местных жителей, ни среди сотрудников Корпорации. Все работали и жили совершенно спокойно. И это была первая несостыковка. А если добавить, что никто не мог в точности знать, что происходит на Альтаре из-за закрытости планеты, то это лишь усилило подозрения в неслучайности происходящего. Но было еще кое-что, что затмило собой все происходящее на самой планете. Говорилось, что во время уничтожения орбитальной станции погибло более десяти человек, хотя большинство работников успело спастись. Я невольно соотносила произошедшее с вирусом, который я загрузила в системы станции непосредственно перед взрывом. Не хотелось думать о подобном, но этот вариант вполне имел право быть, а значит, я виновата в том, что погибли люди.

Я взяла бутылку с водой и сделала несколько больших глотков. Покосилась на планшет, а в глазах застыли предательские слезы. Шмыгнув носом, я снова вошла в систему и попыталась найти подтверждения моим догадкам. Но… ничего не было. Говорилось только о взрыве на станции, нескольких городах и поселениях. Зато стало понятно, отчего правительство Альтара разорвало всяческие отношения с Дейтой и запретило им продолжать добывающую деятельность. Ни одна из баз, принадлежащих Корпорации не пострадала. Что ж, тогда понятно, отчего были сделаны подобные выводы. Практически никто не имел доступа на Альтар. Дейта контролировала весь пассажирский и грузопоток… Я снова отложила планшет, вытянулась на диване и прикрыла глаза. Точных данных о погибших не было. На станции были только сотрудники Копорации… Может, и погибших там не было, все спаслись… Ведь, Терхор забрал меня и никто не знал, что я жива. Да, надо думать только так, по крайней мере пока не выяснится все окончательно. Официальной информации по этому поводу не было, все данные – засекречены, а слухи нельзя рассматривать в качестве фактов. С этой мыслью я снова задремала, а проснулась оттого, что скатилась на пол с дивана от сильного толчка, что сотряс корабль.

 

***

Сначала я не поняла, что происходит. Медленно поднялась, в очередной раз порадовавшись, что не снимала корсет, диван, на котором я устроилась – низкий, а перед ним лежал мягкий коврик. Я услышала, как охранник распорядился, чтобы Фархад шел в каюту, а сам оглядывался по сторонам. Прошло буквально пара минут, и я ощутила напряжение всех внутренних перегородок. После этого, я уже не сомневалась, что происходит. Силовые захваты я различила бы и через двадцать лет постоянного проживания на Земле. Не знаю кто, но в данный момент корабль захватывали для дальнейшей буксировки. И если я не ошибаюсь, до того, как выведут из строя системы управления, а возможно и жизнеобеспечения, оставалось совсем немного времени. Все зависело от типа пиратского крейсера. А в том, что корабль дейтарца подвергся нападению, я уже не сомневалась. Идиоты, как можно и дальше оставлять ИИ управление кораблем!

— Где мы сейчас находимся? – резко спросила я, бросаясь в рубку к пункту управления.

— Ахиссов пояс астероидов, — растерянно сказал Фархад, столбом стоящий в рубке. – Кажется…

Черт!

Я застонала, пытаясь войти в системы корабля, и громко выругалась.  Какой же идиот будет выстраивать маршрут в такой опасной близости от одной из баз пиратов? Одиночный корабль, скорее прогулочный и на малые расстояния. Один охранник, нет оружия, выключенные системы безопасности и все это на автопилоте. Дейтарец – самоубийца! А я по несчастью с ним в одной лодке, когда вокруг уже разразилась буря.

— Отойди, — охранник попытался меня оттолкнуть, но я поднырнула под его руку и в пару секунд снова оказалась у пультов и села в кресло.

— Какой код доступа? – крикнула я.

— Что происходит? – спросил Фархад.

— Коды! Быстро! – закричала я, понимая, что я не хакер, чтобы без следов взламывать пароли, а времени, чтобы искать черный вход у меня не было, иначе я бы угнала корабль со стоянки на Виоре и не стала дожидаться, пока явится его хозяин. Хотя, судя по всему, тут еще и проверка по биометрии…

— Ева? – удивленно позвал дейтарец.

— Далекие звезды! Неужели не понятно, что на нас напали? Коды! Пока еще есть время…, — заорала я, одновременно распаковывая комплект с гарнитурой и подключаясь к системам.

Дейтарец быстро продиктовал набор цифр, символов и букв. Я моментально ввела их, схватила рыжего за руку и заставила подтвердить доступ. Приблизить лицо к сканеру он догадался сам… И на этом спасибо… ИИ корабля тут же впустила меня к себе в мозг и передала управление, оставшись для информационной поддержки.

Находясь в системе, я видела все, что происходит в радиусе нескольких десятков километров вокруг корабля, мгновенно оценила ситуацию и поняла, что мы в огромной такой… заднице. Пиратских кораблей было два. Один захватывал нас в силовое поле, второй страховал первый на некотором расстоянии, ощерившись наведенными пушками. Я видела, что абордаж почти завершен, оставалось совсем немного. Полчаса, максимум, потом мы окажемся в полной власти пиратов. Я очень надеялась, что оставшегося времени мне хватит, что есть свет костерила дейтарца, который не поставил системы дальнего обнаружения опасности. Впрочем, что еще ожидать от того, кто оставил корабль практически открытым на стоянке клиники, понадеявшись на охрану комплекса. Вот ведь придурок. А то, что я посчитала за удачу, обернулось огромной проблемой. На Ариадне я первым делом проверяла все системы, но здесь… Каким образом несчастная жертва, сбежавшая от любовника, могла разбираться в управлении корабля? Я молчала и даже не смотрела в сторону рубки, лишь радовалась уже тому, что Фархад согласился отвести меня на Дейтар… Лучше бы я осталась на Виоре!

Двигатели взревели с такой силой, что внутри завибрировали все перегородки. Не совсем привычные системы управления вынуждали терять драгоценные секунды. Черт! Вырваться из захвата можно было только при повороте корабля на триста шестьдесят градусов. И сразу врубить полный ход, так как нас и захватили с хвоста. А потом – резко уйти вниз, чтобы не достали пушки второго. Их корабли не так поворотливы, так что есть возможность выиграть за счет скорости и маневренности. Я понимала, что шанс был минимальным, но им следовало воспользоваться. Черт, никак не могу сориентироваться… Тут же увидела, как по мониторам пошла рябь. Перехват управления… все, думать некогда…

Резкий разворот и меня затошнило от перегрузок. В горле образовался комок, но мне было все равно, я и дышала-то через раз, полностью сосредоточившись на маневре. Вот так… А теперь, резко уходим вниз, поднырнув под второй корабль, а теперь все двигатели на полную мощность. Надо отойти на максимум, пока более неповоротливые пираты разворачиваются и готовятся к преследованию и атаке.

— Выведи карту, — приказала я ИИ и требуемое тут же возникло на мониторе, отображая не только нас, но и пиратов.

Руки на мгновение зависли в воздухе, оценивая обстановку. Шанс уйти превратился в минимальный, как только я увидела всю картину целиком. Когда я совершала маневр, то совершила громадную ошибку, развернувшись в сторону одного из пояса астероидов, откуда навстречу летел третий корабль…

ИИ, подчиняясь очередному приказу, наложила на карту сетку силовых полей и выбросов энергии. Засада! Нет, вот точно я дура, а еще на дейтарца ругалась, хотя он больший идиот.

Так, истерить буду потом. Я оценила положение кораблей, расстояние до их базы, и пошла на очередной рискованный маневр, понадеявшись на мощность двигателей. Если не… Должно получиться!

Резко взяла вверх, поставив корабль на ребро и избегая очередной попытки абордажа, краем уха услышав, как кто-то позади меня упал. И тут же развернула судно и подала энергию до отказа на двигатели, чтобы уйти в сторону. Получилось! Расстояние между пиратами и нами постепенно увеличивалось, когда неожиданно сбоку появился еще один корабль. Как он догнал так быстро? — отстраненно подумала я, выжимая максимум из двигателей. Но он не стал бросаться за мной и преследовать… То, что по нам выстрелили из электронной пушки стало понятно, когда мониторы и все освещение резко погасло и рубка оказалась в полнейшей темноте, превращая корабль в неуправляемый.

Несколько секунд я сидела и не двигалась, а затем практически выдрала гарнитуру и долбанула по панели. Понимала, что корабль не виноват, и это я совершила ошибку, как и тогда на Нартее, когда решила, что смогу развернуть корабль при пикировании почти у земли, а вместо этого чуть не угробила нас с Алексом. Одна ошибка, которая стала роковой! Как я могла не удостовериться, что впереди никого нет и рванула на непроверенный участок? Где были мои глаза?! Черт! Ари бы никогда не позволила мне так ошибиться! Но она знала, какой у меня стиль пилотирования, а на чужом корабле подобные маневры блокировались бы со стороны ИИ, как опасные для жизни пассажиров, поэтому мне и пришлось практически отключить ее… Далекие звезды! Что же теперь будет?!

— Ева, — услышала я голос Фархада, почувствовала, как на плечо легла рука и несильно сдала его и поняла, что я сижу и позорно, хотя и беззвучно рыдаю.

— Простите, — прошептала я.

-Ты и так сделала невероятное, — мягко сказал он и отпустил меня, пошатнувшись.

Я и сама вздрогнула, когда снова ощутила вибрацию. Корабль пиратов вновь захватил нас в силовое поле, но в этот раз я ничего не могла сделать. Как и все остальные. Мы продолжали сидеть в темноте и ждать, пока судно не отбуксируют на базу пиратов. И тем самым… спасут нас от смерти. Правда, вполне возможно, чтобы убить немного позже.

— У вас есть деньги, Фархад? – глухо спросила я.

— Есть. А что?

— Готовьтесь раскошелиться и молите богов, если в таковых верите, что после этого вас отпустят. Думаю, основная цель захвата именно выкуп. Но, тут уж на кого нарвешься…

— А ты?

— Что я?

— Я могу заплатить и за тебя, — предложил дейтарец.

— Фархад, у меня есть деньги, — отрешенно пояснила ему. – Но как я уже сказала, все зависит от того, кто нас поймал.

Я не кривила душой. Мое прошлое могло как сыграть мне на руку, так и погубить и второй вариант развития событий был более вероятен. Алекс слишком многим потоптался по мозолям. Несмотря на показную легкость, любовь к бабам и авантюризм, мой бывший напарник всегда был одиночкой. Он частенько перехватывал выгодные заказы, наплевав на интересы других представителей криминального мира, ни с кем не делился, да и вообще, что хотел, то и делал. Это многим не нравилось и они только и ждали возможности отыграться. Так что, если меня узнают, а это весьма вероятно, кто знает, что меня ждет… Ведь я на протяжении нескольких лет помогала ему во всем. Не думаю, что найдется такой дурак, который не воспользуется представившейся возможностью. Ладно, попробую выкрутиться и на этот раз. Да и рецепт отработан годами. Наблюдать, делать выводы, в нужный момент умудриться удрать. Не думала, что окажусь в подобной ситуации, но в этот раз меня некому спасать…

 

Глава 5

 

***

Нас вели по коридорам давно заброшенной базы. Похожа на торговую, хотя скорее всего, раньше это был один из складов контрабандистов или кого-то в этом роде. Фархад сопел позади меня, задыхаясь от слишком быстрой для него ходьбы, я ковыляла по мере возможностей, что служило поводом для насмешек и похабных шуточек. Увы, но охранника дейтарца, после того как я очнулась – не видела. А вырубили нас еще на корабле. Фархад не сопротивлялся, как и я, но нас это не спасло. Не особо сильный удар по голове, но ноги тут же подкосились и я лишь успела порадоваться тому, что падаю на диван. Очнулась, когда под нос мне сунули тряпку, пропитанную какой-то резкой и вонючей гадостью. Руки были уже связаны позади, меня вздернули вверх, заставили очень быстро подняться на ноги и посоветовали не рыпаться и помалкивать. По понятной причине, спорить я не стала и поторопилась выполнить все требования. Дейтарец поступил так же, хотя не переставая кряхтел и дрожал от страха.

Конвоиров было семеро. Трое землян, а остальных  не могла определить, слишком заросшие лица у них были. В любом случае, их расовая принадлежность меня интересовала мало.

Стиснув зубы и стараясь не обращать внимания на толчки в спину, я молчала, опустив голову, но старательно запоминала дорогу и подмечала, какие системы защиты установлены на базе. Увиденное не радовало. Еще когда только корабль дейтарца отбуксировали на астеройд, взломали дверь и с гоготом вытащили нас наружу, одного взгляда хватило, чтобы заметить силовые поля и их мощность. Теперь понятно, почему народ вел себя столь нагло и напал на одиночный корабль всего в дне пути от Дейтара. Явно прокачанная программа маскировки скрывала логово от поисковых систем, а насколько я помнила, заложенные в навигаторы маршруты полетов пролегали вдалеке от скопления  астероидов из-за меняющихся магнитных полей. Но я знала об этой базе из данных Ари, хотя мы никогда не подлетали слишком близко. Алексу нечего было тут делать, он избегал своих коллег, а точнее конкурентов по делу, а мне – тем более.

— Кто у нас тут? – навстречу заступил похожий на борова мужик, такой же грязный и грузный.

— Две пташки, — хохотнул один из тех, кто вел нас. –Кто бы мог подумать, что долбанная тренировка обернется полноценным делом… Хирс, нам неожиданно попалась неплохая добыча.

— То-то вы так резво стартанули. Тащи их в общий зал, пусть кэп полюбуется. Да побыстрее, а то они как слизни…

— Один жирдяй, да и девка – какая-то квелая, еле ноги передвигает, — недовольно буркнул конвоир, тот, кто всю дорогу толкал меня в спину, заставляя двигаться быстрее.

— Может они ее вдвоем употребляли? – заржал Хирс. –  Вот и подустала. Нам же лучше.

— Пошли, — рыкнул конвоир, снова толкнув меня в спину.

Еле слышно я зашипела, но послушно двинулась дальше. Проходя мимо Хирса, ощутила, как он хлопнул мне по заду и вновь довольно заржал. Если бы у меня оказалось в руках оружие…, но мне ничего не оставалось, как проглотить оскорбление. Я лишь на мгновение подняла взгляд, чтобы хорошенько запомнить лицо урода и пошла вперед.

 

***

Тот, кого называли кэпом, сидел в огромном кресле за столом и пожирал, иначе и не скажешь, огромный шмат мяса, периодически отпивая из стакана непонятную бурду. Огромный мужик, небритый и явно давно не мывшийся, если судить, что даже на расстоянии в пару десятков метров, я чувствовала, как от него смердит. Если принять во внимание внешний вид всех остальных, то становилось понятно, что с водой тут большие проблемы.

В зале воняло, а еще было накурено так, что не справлялись фильтры очистки. Не выдержав, я закашлялась. От едкого дыма слезились глаза, а нос и вовсе хотелось зажать ладонью. Вместо этого, я постаралась незаметно осмотреться. Камер было не видно, вместо них из стены торчали оборванны провода… Судя по этим мелким деталям, становилось понятно, что пираты или не модернизировали зал, потому что не успели, или просто не посчитали нужным, довольствуясь системой внешней защиты, которая весьма впечатляла. Как-то это все не соотносилось друг с другом…

Большой зал, видимо одно из хранилищ, а может быть столовая или комната отдыха в прежние времена, превратили в «три в одном», если судить по количеству хлама, сваленного по углам. С правой стороны от меня находился потрепанный бильярдный стол, у которого стояли еще парочка громил. С левой, на диване – трое пили и играли в какую-то из игр, рядом устроился мужик в шлеме, и видимо пребывал в виртуальном мире. Неподалеку, еще в одном кресле, сидел мужик и лапал кого-то, смутно напоминающую женщину. Оценив обстановку, я тут же опустила взгляд и нервно сглотнула.

— Поди сюда, — громко рыгнув, распорядился Кэп.

Меня тут же подтолкнули в спину и я послушно приблизилась, остановившись в паре метров перед столом.

— Ты кто? – спросили меня.

Я молчала, не зная, что сказать. Да и слова застревали в горле, так что я лишь открыла рот и тут же его закрыла.

— Немая, что ли? – заржал мужик.

Мне ничего не оставалось, как усиленно закивать головой. В этот момент, я посетовала, что истерила на корабле, вместо того, чтобы обговорить в Фархадом план действий. А когда успокоилась – стало поздно.

— А ты кто? – кэп протянул руку в сторону Фархада. – Или тоже немой?

— Мы скачали данные с корабля, — мимо меня прошел худощавый русоволосый парень лет двадцати, с планшетом в руках. – Его имя Фархад  О-Йол, брат посла Дейтара на Виоре.

— Богатенький, значит, — довольно потер руки кэп.

— Состояние внушительное, — продолжил парень. – Думаю, можно объявлять сумму выкупа в несколько сотен миллионов. Он в состоянии заплатить столько за свою жизнь.

— Видели, — с неожиданной гордостью сказал мужик обращаясь к остальным, — что бывает, если учиться, а не только бухать и баб тискать? Моя кровь. Всего пара месяцев с нами, а все удачные дела, только благодаря его знаниям.

Я покосилась на парня. У него у единственного, кого я пока видела, в глазах виднелся ум, а если судить по речи и поведению, он кардинально отличался от своего папаши. Итак, первая проблема. Судя по всему, отпрыск недавно присоединился к семье, хотя я усиленно не понимала, как у горы мышц с интеллектом как у дауна, мог появиться такой сын. Впрочем, секрет этого открылся буквально через несколько минут.

— Хирс, свободен, — резко приказал женский голос, и мимо меня прошла статная женщина в комбинезоне и с плазмером на поясе, а за ней еще четверо. Подошла к мужику за столом, потрепала его по голове и быстро поцеловала в щеку. – Дахат, ты же обещал не начинать без меня.

— Салея, — улыбнулся главарь.

Невольно, я поморщилась. Целовать… это? Далекие звезды! Как ее не стошнило только?

— Лир, что там? – неожиданно мягко спросила женщина у парня.

— По девушке данных нет, — тут же ответил он, не отрываясь от планшета.

— Очень интересно, — протянула женщина, пристально разглядывая меня.

Я снова разглядывала грязный пол, отчаянно пытаясь понять, что будет дальше. Одно было понятно. Кэп, сидящий за столом, обычная грубая сила, а вот рулит тут всем его жена, или кто она ему тут, а сынок у нее – главный помощник. Судя по всему, те четверо, что пришли вместе с ней, тоже не глупы…  Стоит быть внимательнее.

— Она моя любовница, — вдруг сказал Фархад и я посмотрела на него. – Я заплачу за нас обоих…

— Да? – с насмешкой спросила женщина, подошла ко мне и схватила за подбородок, заставляя посмотреть на него. – Ты не похожа на постельную игрушку. Тем более – такого, — легкий кивок в сторону дейтарца. – А еще мне знакомо твое лицо… Мы встречались раньше?

Я покачала головой.

— Сынок, — продолжая смотреть на меня, попросила женщина. – Реши для меня эту задачу.

— Да, мам.

— Передатчик уничтожил? – уточнила Салея.

— Конечно, первым же делом, — доложил Лир. – Перехватил сигнал, так что это еще один корабль, затерявшийся в космосе.

— Отведите их в камеры, — распорядилась женщина, наградив сына гордой улыбкой. – Мы поговорим позже.

Подчиняясь приказу, меня снова подтолкнули в сторону выхода. Я слышала тяжелое дыхание Фархада позади, но послушно шла вперед, стараясь не поднимать голову, но все равно машинально оценивая обстановку.

 

***

Мы оказались в одном из небольших помещений. Громыхнула тяжелая дверь и нас заперли. Хорошо, хоть освободили руки перед этим… Несколько минут я стояла, не двигаясь, потом оглянулась по сторонам, нашла в углу ящик, прошла и села на него. Быстрый осмотр показал, что камер в комнате нет, что немного успокоило.

— Ева, что будет с нами дальше? – шепотом спросил Фархад, подойдя вплотную.

— Хотела бы я знать, — еле слышно ответила я. – Будем надеяться, что жадность перевесит. Самое главное, вам надо будет настоять на том, чтобы они предоставили вам гарантии, что не убьют, после того, как получат деньги.

— А они могут?

— Черт! Фархад, не будь ребенком, — наивность дейтарца поражала. Как можно не видеть очевидные вещи. — Они могут убить даже если срубят половину суммы, так что настаивайте на получении выкупа только после того, как они вас отпустят.

— Нас отпустят, — поправил дейтарец.

— Фархад, — с грустью сказала я. – Я реально оцениваю шансы. Они минимальны… И, спасибо за помощь. Признаться, я не рассчитывала.

— Кто ты такая, Ева?

— Беглянка, — усмехнулась я. – Но не надо расспрашивать меня о деталях. Это в ваших же интересах.

— Но…

— Тихо, — коротко ответила я, когда мне послышался шум в коридоре.

Буквально через пару минут, дверь открылась, в комнату ввалилась парочка громил. Один из них намотал мои волосы себе на руку и рявкнул:

— Ты идешь с нами!

Мне ничего не оставалось, как последовать за ними.

 

***

Меня снова заперли. На этот раз в одиночестве. С полчаса я мерила шагами помещение, но оно походило на кладовку, откуда был только один выход. В отличие от предыдущего карцера, тут не было ни намека на какую-то мебель. Сидеть на холодном полу желания не было, а вот решить, что делать дальше – жизненно необходимо. По всему выходило, что переговоры возможны, вот только с кем их вести. С неандертальцем, у которого только инстинкты в голове и есть надежда, что жадность перевесит осторожность, или с умной женщиной, которая готова отказаться от добычи, чтобы сохранить тайну их местонахождения. В принципе, с учетом того, что нас притащили на базу, я предполагала, что в живых не планировали оставлять с самого начала. Никто не станет рисковать.

Размышления прервал звук открывающейся двери. Я посмотрела на широкую полосу света и увидела Хирса. Пират был пьян, от него разило, а по тому, как решительно он двинулся в мою сторону, я поняла – у меня огромные проблемы. Невольно попятилась назад, уперлась в стену и замерла. Неожиданно я осознала окончательно, что Алекса нет рядом, что бы прибить громилу и вытащить меня из неприятностей. И… Терхора тоже не было больше рядом. Далекие звезды! Какая же я дура! Вот почему я думала, что они моя самая большая проблема? Зачем пыталась сбежать на Альтаре? Почему мне не сиделось на Виоре? Что делать, когда ты совершенна одна и без защиты?! Сопротивляться и закономерно быть еще и избитой или найти другой способ?

— Не могу понять, отчего ты мне кажешься знакомой, — заявил он. – Но скоро пойму…

Он приблизился вплотную, схватил за шею и сжал. Несильно, но мне почти сразу стало нечем дышать. В глазах потемнело, появилась жуткая тошнота и полная паника. Все мысли пропали, осталась только желание выжить любой ценой и умудриться не стать жертвой насилия. Почти теряя сознание от нехватки воздуха и вони, исходившей от мужика, я подняла руки и вцепилась в его, стараясь убрать от горла, одновременно извиваясь всем телом в надежде выскользнуть.

Хирс заржал, отцепил мои руки и, соединив запястья вместе, вздернул вверх. В ту же секунду его губы прижались к моим, одна рука осталась удерживать запястья, а второя облапила грудь. Это послужило спусковым крючком. Паника и ужас накрыли с головой. Я испугалась до такого состояния, когда думать невозможно, только кусаться, вырываться, стараться ударить… Неважно куда, только бы освободиться.

— Сука, — рявкнул Хирс, размахнулся и ударил меня.

Голова дернулась, щека моментально налилась болью, ее словно объял огонь. В глазах потемнело, я почувствовала, как по подбородку потекла струйка крови из разбитой губы. Не выдержав, я упала на колени, а слезы сами полились из глаз.

Боров вновь вздернул меня вверх, рванул куртку, разрывая ее.

— Не надо, — заскулила я.

— Достаточно, Хирс, — прозвучал женский голос.

Пират отошел почти сразу, а я снова кулем свалилась на пол, стянула на груди остатки куртки и подняла голову. Перед глазами все расплывалось, но я все равно поняла, кто стоит передо мною.

— А говорила немая. Теперь, когда мы выяснили, что ты солгала в этом, я хочу знать, что ты утаила еще, — насмешливо сказала Салея и посмотрела на пирата. – Тащи ее в зал.

— Не надо, — прошептала я, когда он подошел ближе. – Я сама пойду. Пожалуйста.

— Пусть будет так, — согласилась Салея.

Я поднялась на ноги и, стараясь держаться подальше от Хирса, вышла в коридор, придерживаясь за стенку. Меня мутило, голова кружилась, а лицо горело. Я потрогала пальцами разбитые губы, коснулась щеки, которая стала горячей и твердой и непроизвольно шмыгнула носом. Как ни странно, но слезы высохли, словно их и не было. Одно было понятно, я готова все рассказать, лишь бы не испытать подобного еще раз. Постаралась отрешиться от произошедшего, вернуть себе ясность мыслить и не показывать слабости. Буду истерить потом, а пока, мне нужна способность трезво размышлять в стрессовой ситуации. И потом… ну получила по лицу, но ничего страшного не случилось. Это была просто попытка запугать, которая не переросла бы в нечто более серьезное, к тому же, не надо думать над тем, с кем проводить переговоры.

 

***

Я думала, что будет снова куча народа, но в комнате нас находилось всего четверо. Салея, ее сын с неизменным планшетом, я и Хирс. Совершенно другое помещение, а не общий зал. Чистое, напичканное техникой, а одну стену и вовсе занимали мониторы и пульт управления. Хватило мимолетного взгляда, чтобы завистливо понять, что тут последние достижения и технические разработки. Я тут же перевела взгляд на женщину, которая уселась в кресло, в то время как ее сын встал рядом, и невольно усмехнулась. Вот кто истинный главарь здешней шайки… Мне почти никогда не приходилось иметь дело с такими, как она. Интересно, что будет дальше, но пока она пугала меня до дрожи…

— Хирс иди, — сказала женщина и боров вышел.

— Как тебя зовут? – насмешливо спросила она.

— Ева, — ответил за нее сын.

Я бросила на него короткий взгляд и промолчала.

— Лир, не вмешивайся, — мягко попросила она и снова уставилась на меня. – Итак, Ева, почему в памяти корабля о тебе нет никаких данных?

— Потому что я присоединилась в самый последний момент, — тихо ответила я.

— Как-то не верится, что ты любовница этого борова, — усмехнулась Салея. – Он же рыхлый тюфяк.

Не удержавшись, я удивленно посмотрела на нее, припоминая внешность ее мужика. К такому подойти-то проблематично, того гляди вырвет от отвращения, что уж говорить о более тесном контакте.

— А ведь я знаю, о чем ты сейчас думаешь, — прищурилась она. – Но сейчас мне интересно другое. Дело в том, что не только мне знакомо твое лицо, тебя узнал и Хирс. Увы, его залитый бухлом мозг не в состоянии ответить на простой вопрос, да и я не могу припомнить, где тебя видела. Явно, что не в последние годы, но я доверяю собственной памяти.

— Я просто любовница Фархада, — тихо сказала я. – А регистрировать меня не стали, потому что присоединилась к нему в поездке в последний момент.

— Очень интересно, — рассмеялась Салея. – Лир, а что говорят твои игрушки.

— Я скачал записи ИИ, — доложил «отпрыск». — Они знакомы всего сутки. Она летела зайцем, пока ее не обнаружили, рассказала сказку о несчастной доле, дейтарец ее пожалел и не стал сдавать.

— Видела? – с гордостью кивнула на сына Салея и вздохнула. – Я так не умею. Но за то время, что Лир здесь, он проделал потрясающую работу, одни силовые поля чего стоят, — я машинально кивнула, подтверждая правоту ее слов, потому как и сама осталась под впечатлением. – Если бы не он, мы бы пропали или сдохли бы от голода, но пройдет немного времени и он встанет у руля дела, чтобы я могла не беспокоиться о будущем. Но это к делу не относится, — быстро сказала она, прерывая саму себя, и неожиданно спросила. – Хочешь есть или пить?

Я покачала головой. Хотелось только одного – чтобы последние часы просто исчезли, а лучше сутки, но повернуть время вспять неподвластно никому. И я сама виновата в собственных проблемах.

— Тогда продолжим разговор, — усмехнулась Салея. – Кто ты?

— Меня зовут Ева, — тихо сказала я, вновь вспоминая про уроки Алекса. – И я не врала на корабле.

— Ты не похожа на жертву садиста, — заявила она. – Возможно ты и бежала от кого-то, но в характеристике преследователя ты врешь. Видишь ли, Ева, те, кого долго время третируют ведут себя совершенно иначе. Я знаю, о чем говорю. Жертва всегда боится, она не поднимает глаз от пола и уж тем более, она не станет признаваться о факте насилия первому встречному. А еще, жертва не сопротивляется, когда это происходит вновь. Она привыкла отрешаться от происходящего.

Машинально я подняла руку и потрогала опухшее лицо. По всем признакам, меня ждет заплывший глаз, огромный синяк, и головная боль, больше похожая на мигрень. Про уязвленное самолюбие я вообще молчу.

— Молчишь? – я посмотрела на Салею, продолжая молчать. – Молчи. Не люблю, когда мне врут. Тогда приходится выяснять правду вот такими способами. Лицо пройдет через неделю-две, если не лечить, и гораздо быстрее, при использовании регенерирующих средств. Говорю об этом с уверенностью.

— Основываясь на собственном опыте? – тихо спросила я.

— Верно, — медленно подтвердила она, враз теряя хорошее настроение и пристально разглядывая меня, а я в который раз начала костерить себя за слишком длинный язык. – Так вот, Ева, если это и правда твое имя. Жертвы не способны принять на себя управление кораблем и практически вывести его в безопасный сектор. Жертвы никогда не смотрят насильнику в глаза. И тем более, после того, как их чуть не изнасиловали, они не способны оценивать окружающее пространство и подмечать детали. Так кто ты такая, Ева?

Я смотрела на нее и не могла решить, что ей сказать. Одно было понятно, разыгрывать из себя дурочку и дальше было откровенно глупо, но проблема заключалось в том, что я не так и не поняла, стоит ли упоминать имя Алекса или это принесет новые проблемы. Я ничего не слышала про эту шоблу пиратов, поэтому не знала, что мне ожидать. Но, возможно стоило, не называя себя, намекнуть, что за меня есть кому постоять. Сейчас я как никогда жалела, что покинула Виору. Именно из-за собственной глупости я приобрела проблемы, так что и разгребать их самой. Вот только больше ни на мгновение нельзя показывать, что я боюсь. Только уверенность в себе, блеф и спокойствие.

— Салея, — женщина удивленно приподняла бровь, но я решительно продолжила. – Какая разница, кто я такая. Главное то, что я могу заплатить за свою свободу. Просто назови сумму и мы разойдемся довольные друг другом. Я забуду о небольшом недоразумении, которые имело место быть совсем недавно, и не стану просить отомстить за мое унижение.

— Как интересно? – усмехнулась Салея. – И кто же этот покровитель, что способен на подобное? Даже если на мгновение представить, что это так, то это не соотносится тем, что ты оказалась на чужом корабле, рассказывала сказки и просила защитить. Прости, но я вовсе не уверена, что у тебя есть деньги, чтобы заплатить за свою жизнь и честь. Думаю, будет проще отдать тебя ребятам на забаву. У них последние два месяца одна баба на всех. Да и та, скоро откинет копыта от перенапряжения. И в такой момент, ты мне рассказываешь сказки о несуществующем покровителе. Дорогая, тебе не стоит угрожать мне. В твоей ситуации, я единственная, кто сможет спасти тебя от крайне незавидной участи.

— Он есть, и это самое главное, — улыбнулась я, представляя образ Алекса, чтобы ловчее и увереннее врать и говорить правду одновременно, и чуть не вздрогнула, когда перед глазами появилась оливковая физиономия в идеальном деловом костюме.

— Думаешь, умнее меня? – Салея медленно встала, подошла вплотную и схватила меня за волосы, вынуждая откинуть голову назад. – Уверена, дай я тебе планшет, тебе не с кем будет связаться.

— Салея, мы друг друга поняли, — я осторожно освободила волосы из неожиданно жесткой хватки и, продолжая улыбаться, притворно вздохнула. – Буду откровенной с тобой. Я и правда сбежала. Каприз, вызванный обидой, о котором уже пожалела. И мне хотелось бы решить проблему самостоятельно, потому что я до сих пор злюсь на него. Понимаешь, он самый настоящий кобель, который не пропускает ни одной юбки. Это и стало причиной ссоры. Впрочем, ты как женщина можешь меня понять. Если я сейчас свяжусь с ним, то значит он выиграл и сможет и дальше иметь всех встречных баб направо и налево. Тебе нужны деньги, я их заплачу. И я гарантирую, что наша встреча моментально выветрится из моей памяти, как и лица тех, кого я встретила здесь. И конечно, никаких претензий.

—  Гладко говоришь, но верится с трудом. Хирс, — крикнула она через мое плечо, а спустя полминуты, я по запаху поняла, что боров в помещении. – Отведи ее в карцер.

— Я задержусь? – гоготнул он.

— Нет, — усмехнулась Салея, продолжая разглядывать меня, но я не отводила взгляда, и смогла не вздрогнуть. – Пока, она наша гостья. Дорогая гостья. Но, только пока, — последнее явно адресовалось мне.

Я промолчала, развернулась и, покачиваясь и стараясь не сильно хромать, направилась в сторону выхода. На этот раз, вонючий боров вел себя совершенно иначе. В спину не толкал и не торопил. Хирс доставил меня в ту же камеру, где я была перед этим, запер дверь и ушел. И только оставшись в одиночестве, я смогла выдохнуть с облегчением. Сердце колотилось, начинался откат от перенапряжения, но что самое кошмарное – было непонятно, удался мой блеф или нет. Но только спустя полчаса, прижимаясь щекой к грязной, но зато холодной стене, в надежде хоть немного снять отек, я сообразила, что не поинтересовалась судьбой Фархада. Нас разъединили, что было разумным и логичным. Вот только его присутствие действовало хоть как-то успокаивающе, а сейчас я была совершенно одна.

 

***

Не знаю, сколько прошло времени, пока я сидела в полутемной камере, уставившись на стену и судорожно пытаясь понять, что мне делать дальше. Я постаралась отогнать случившееся здесь же подальше на задворки памяти, но так и не смогла полностью отойти от стресса. Но и допустить очередной истерики я не могла. Надо было оставаться собранной по максимуму, ждать и ориентироваться по обстановке, но как же мне было страшно. Никогда раньше я не оказывалась в такой ситуации. С того самого дня, как Алекс забрал меня на Ариадну, он постоянно бросал меня то в одну, то в другую авантюру, частенько «забывал», будучи полностью уверенным, что я найду выход. Эгоист. Он всегда думал в первую очередь о деле, потом о себе, и лишь затем обо мне. А я так верила ему, злилась, ругалась, но все равно был уверена, что он спасет, поможет, вытащит из передряги. Интересно, а как поступил бы Си Льет, столкни нас судьба в похожих обстоятельствах? Впрочем, именно так в итоге и получилось и он… принял на себя ответственность за меня. Права ли я, что сбежала вот так, даже не сказав ничего, да еще и демонстративно вернув все потраченное на меня? Теперь сделанное предстало несколько в ином свете. Ведь даже если у него появилась бы возможность, только идиот стал бы мне помогать после столь уничижительного поступка для самолюбия. Уверена, харианец не из тех, кто потерпит подобное, а значит, и наши дорожки окончательно разошлись. Вот только почему мне так хреново от этого?

Час сменялся следующим, я успела сделать комплекс упражнений, немного поспать, проснуться и походить по камере. Еды мне дали, воды тоже, а вот необходимость посетить нечто вроде уборной с каждой секундой росла все сильнее. А еще я нервничала и очень сильно. Появлялись самые разные ощущение: меня забыли или это изощренное наказание, замаскированное под первое. Вот только трясти меня от этого меньше не стало.

Я успела передумать кучу всего, впасть в уныние и ярость, поспать и исследовать комнату до мелочей. Голые стены, один вмонтированный в потолок светильник, и отсутствие какой-либо мебели. Я грустью вспоминая ящик в предыдущей камере, который можно было попробовать разломать и использовать в качестве хоть какого-то оружия, я несколько раз пыталась открыть дверь. Увы…

За мной пришли, когда я впала в состояние оцепенения и просто тупо разглядывала собственные ноги. Щека ныла далекой болью, глаз все же немного заплыл, но был и положительный момент – спина пока реагировала нормально. По крайней мере, я не испытывала неприятных ощущений, несмотря на ночевку на холодном полу.

— Вставай, — распорядился еще один небритый незнакомый мужик. – С тобой хотят поговорить.

Я тут же поднялась и поторопилась подойти к двери. И как только пират отошел в сторону, пропуская меня, еще сильнее ускорилась и выскользнула из камеры. Поморщилась, когда почувствовала шлепок по заду, замаскированный под случайность, но ничего не сказала, тем более, что в коридоре находился еще и второй.

Спокойствие и демонстративное послушание не раз приносили мне бонусы, так что я намеревалась и дальше использовать этот козырь. Пока… ситуация не изменится и не придется выбрать другую модель поведения.

 

***

— Присаживайся, — мило улыбаясь, сказала Салея, одновременно отсылая моего конвоира.

Я проковыляла в сторону дивана, присела на краешек и посмотрела на женщину. Она просто лучилась радушием, что закономерно вызывало подозрения и опаску. Салея направилась ко мне, села рядом и придвинула ко мне несколько боксов с бутербродами и пару банок с напитками. Мы остались наедине, а это означало, что меня ждет разговор не для посторонних ушей.

— Угощайся, — предложила она.

— Спасибо, воздержусь.

— Что так? – удивленно спросила она.

— Аппетита нет, да и туалет в моем карцере не предусмотрен.

Салея несколько мгновений непонимающе смотрела на меня, а затем рассмеялась.

— Ты можешь воспользоваться моей уборной, — сказала она. – Освежись немного, а потом поговорим.

Я подозрительно посмотрела на нее, но от столь щедрого предложения не стала отказываться. Прошла в комнату по соседству, едва не закричала от радости, узрев туалет и раковину. Не теряя времени даром, быстро воспользовалась удобствами, как могла привела себя в порядок и с наслаждением умылась.

В последний раз плеснув в лицо водой, немного пахучей, но от этого не менее желанной, посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась.

Как я и предполагала, удар Дахата не прошел бесследно. Правая половина лица выглядела так, словно ее кипятком ошпарили, если не считать отсутствия волдырей. Отек немного спал, все же не зря я просидела столько времени, прижавшись к холодной стене, да и глаз не выглядел заплывшим, хотя удар оказался таким сильным, что полопались капилляры. Вот скотина! Никогда раньше до этого мгновения меня не били, так что я до сих пор была в шоке. Я понимала, что он сделал это по приказу Салеи, так что брюнетку я тоже тихо возненавидела. Как можно так поступать? У меня это не откладывалось в голове, хотя метод оказался действенным. Я была готова на все, чтобы прекратить это…

Прикладывать холодный компресс смысла больше не было. Слишком много времени прошло. Помогла бы регенерирующая мазь, но у меня ее не было, так что… и тут Салея была права. Эх.. а так, я походила на мишку панду, благодаря «очковому синдрому». И тот факт, что вторая половила лица выглядела по-прежнему, краше меня все равно не делало.

Я вышла из ванной комнаты и вернулась на диван. Немного подумав, открыла банку с водой и сделала несколько глотков. А потом, осмелев под ободряющим взглядом, распечатала пластиковый бокс и взяла бутерброд. И дело не в том, что все это было герметично упаковано, и я не боялась, что меня отравят или подсунут наркотик, просто у Салеи не было необходимости идти таким извилистым путем. И к тому же, я и правда до безумия хотела есть.

Немного утолив голод, я вновь посмотрела на все это время молчавшую женщину.

— Хочешь еще что-нибудь? – участливо уточнила она.

— Нет, спасибо. И потом, мне кажется, пора перейти к делу.

— Ты права…, — протянула она и снова усмехнулась, окинула меня взглядом. – Знаешь, я могу его понять. Ты просто куколка, особенно если правильно одеть и накрасить. Неудивительно, что он столько времени таскал тебя с собой. Почему вы разошлись?

— Не понимаю, о чем ты? – улыбнулась ей.

— Признаюсь, я не сразу поняла, что ты это ты. Три года… Большой срок, чтобы лицо начало стираться из памяти, даже такой хорошей как моя. Но Хирс… Он тупой как пробка, но одного у него не отнимешь, у мужика фотографическая память. Ему бы цены не было, вот только эти воспоминания практически невозможно вытащить из пропитых мозгов. В другой момент я бы отмахнулась от его слов, но вот только и мне твое лицо было знакомо. А еще, мне был знаком такой стиль вождения. Дерзкий, отчаянный, на грани сумасшествия. Только один штурман водил корабли подобным образом и вполне логично было предположить и сопоставить все это. Я решилась на безумный поступок и связалась с ним. Естественно, по безопасному потоку, который невозможно отследить. Знаешь, он о-о-очень обрадовался, когда услышал, что у меня есть данные о тебе, но потребовал подтверждения, что ты жива и здорова. Я его понимаю и пообещала это сделать. Я так понимаю, вы все же разбежались. И мне интересно до безумия… Ответь, как он отпустил тебя?

— А я не спрашивала его мнения, — буркнула я.

Я не понимала, что чувствую. С одной стороны – огромное облегчение, потому что знала, Алексу под силу вытащить меня, а с Салеей можно договориться. С другой – я даже представить не могла, как мы встретимся и что я ему скажу. Да, он был виновником, что я вообще ввязалась в его авантюру, но конкретно в эти проблемы я влипла сама. А еще… впервые в жизни я сомневалась, что после моих кульбитов, он захочет это делать.

— Тебе не хватает выдержки, но это приходит с опытом, — усмехнулась Салея. – Через пять минут будет связь и… Ева, не стоит упоминать, что твое лицо немного подпорчено при моем некотором попустительстве. В твоих интересах сказать, что ты неудачно упала.

— Я поняла тебя, — мрачно ответила ей и тронула щеку.

Вот только Алекс далеко не дурак и сумеет различить след от стены и кулака. Конечно, я скажу ему что неудачно упала, как ненавязчиво потребовала Салея, а потом… если он прилетит за мной, то сможет сам выяснить причины. Для меня главное выбраться.

 

***

Салея стояла несколько в стороне, но контролировала все, что происходило в комнате. А я сидела и смотрела на мониторы. Связь была довольно устойчивой, и лицо Алекса… Я знала каждую черточку, морщину и могла безошибочно определить, какие эмоции он испытывает. Сейчас Алекс был взволнован, зол, и выглядел несколько потрепанным.

Мы смотрели друг на друга уже несколько минут. Я виновато отводила взгляд в сторону, а вот он, кажется, даже ни разу не моргнул.

— Ты жива, — наконец сказал он. – Клянусь Дарканом, ты жива. Я все перевернул, но все говорило о том, что тебя нет…

— Прости.

— Жива…

— Алекс, я…

Мне нечего было больше сказать. Дикое чувство вины, которого не должно было быть, после всего, что он сделал со мной. Но еще более погано было от того, что только он может меня вытащить…

— Что у тебя с лицом?! – рявкнул он.

— Неудачно упала…

— Ева, твою мать, как ты оказалась в районе Ахиссова пояса? – резко спросил он, в один миг собираясь и становясь жестким.

— Она случайно оказалась на корабле, который мы захватили, — услужливо пояснила Салея, подходя ближе. – К счастью, я ее узнала.

— Салея, мы еще поговорим с тобой по этому поводу, — рявкнул Алекс. – Но запомни одно, детка. Если с ее головы упадет хотя бы волос… Думаю, я могу не продолжать. Ты прекрасно знаешь, что ждет и тебя, и твоего сына.

— Не надо мне угрожать, Алекс, — почти пропела Салея. – Лучше оцени мою щедрость. Я могла ничего не говорить о ней, да и девочка твоя молчала, но как только поняла, что к чему, тут же связалась с тобой.

— И что ты хочешь за свою «щедрость»? – привычно насмешливо поинтересовался Алекс.

— Самую малость. Небольшую компенсацию за заботу и защиту. Сумму ты знаешь, а вот если согласен на второе, то мне не нужно и первое.

— Деньги получишь, как только я верну себе свое. А в остальном… Салея, детка, я не работаю в команде, тем более с тем, кто уже однажды предал меня, и ты прекрасно об этом знаешь. Но и мстить не стану. Конечно, при выполнении уже озвученных условий.

— Попытаться стоило, — улыбнулась Салея. – А что насчет услуги?

— Я подумаю, — отрывисто сказал Алекс и на мгновение замолчал, что-то просчитывая. – Буду через два-три дня.  А теперь, свали из комнаты, мне надо поговорить с Евой наедине.

— Как скажешь, милый.

Салея ушла, что вызвало у меня неимоверное удивление. Такая послушность, флирт при разговоре… Автоматически пришла уверенность, что она из множества подружек дарканианца. Я усмехнулась. Кое-что в этом мире никогда не поменяется.

— Жива…, — снова повторил он. – Ева, я два месяца был в аду, когда твой след оборвался. Записей о том, какие корабли успели стартовать и спаслись – не было. А ты все это время не нашла возможности сказать, что жива и здорова? Или ты специально сделала это, чтобы отомстить? Я чуть с ума не сошел… Ева, ты жива!

— Я…

— Рассказывай! – резко распорядился он.

— Это случайность, — я вздохнула, ощущая, что уверенности как не было, так и нет, а вот осознание глупости поступка и злости на себя и на Алекса, как первопричину всего, растет с каждой секундой. – Алекс, я возмещу тебе все… Вытащи меня отсюда.

— Ты мне всю жизнь будешь возмещать, — рявкнул он и добавил уже спокойнее. – Что произошло на Альтаре? И не вздумай мне соврать! Про твою договоренность с Тиграном я уже знаю, но мне непонятно, как ты выжила во время взрыва. Ева, черт тебя подери, я два месяца думал, что ты мертва!

Я вздохнула и… просто вкратце рассказала все, что произошло. Мне было безразлично, наступила такая апатия, что стало совершенно все равно, что будет дальше. Единственно, про что я умолчала, так это о непростых взаимоотношениях с Терхором. Просто не смогла. Как только открывала рот, то у меня появлялось ощущение, что я не вправе обнародовать эту сторону событий. А еще боялась, что Алекс начнет мстить Си Льету. Гад харианец или нет, но он спас меня и заботился, а я… Так что я просто сказала, что немного пострадала, но сейчас уже все в порядке.

— Где ты была все это время? – тут же спросил он.

Кто бы сомневался, что он моментально почувствует все несостыковки. Столько лет рядом, вполне объяснимо, что он знает меня как облупленную.

— Алекс, давай мы поговорим об этом потом, — попросила я. Вдохновенно врать я была просто не в состоянии.

— Ладно… Ева, неужели так сильно меня ненавидишь? – помолчав несколько секунд, тихо спросил Алекс. – Ведь я делал все для тебя.

— Только забыл спросить, а нужно ли оно мне… Впрочем, сейчас не место и не время об этом говорить. Прошу, вытащи меня и делай все, что тебе надо. Мне на все откровенно плевать…

— Соберись! – рявкнул он. – Я буду через два, максимум три дня. Постарайся никого не провоцировать и просто дождись меня.

— Хорошо.

Алекс отключился, а я уронила голову на руки и шмыгнула носом. Почувствовав на своем плече руку, лишь дернулась, но позу не изменила.

— Классный мужик, —  протянула Салея.

Я подняла голову, повернулась и посмотрела на нее. Она смотрела на мониторы, задумчиво пропуская прядь волос между пальцами, и с интересом поглядывала на меня.

— Бывший любовник? – тоскливо уточнила я.

— Нет, — спокойно ответила Салея, а я удивленно на нее посмотрела. Конечно, она была не двадцатилетней красоткой, имела взрослого сына, но выглядела весьма и весьма. Притом, брюнетка. Алекс любит такой типаж, так что удивительно, если он вдруг решил пройти мимо. – Я бы не отказалась, но он довольно разборчив и тот факт, что я любовница Дахата, автоматически вычеркнул меня из списка. А потом я и вовсе совершила глупость. Думала, убьет на месте, но отпустил.

— Ты в его вкусе, — заметила я.

— Видишь ли, помимо внешности Алексу Реару нужно еще кое-что. У меня этого нет, но черт меня побери, я не встречала никого другого, кто мог бы обольстить, соблазнить, а затем и бросить женщину так, что они и на протяжении многих лет продолжают по нему вздыхать. Хотя, зачем я тебе все это говорю. Ты была единственной, кого он приблизил к себе. Знаешь, сколько женщин тебя ненавидят?

— Как-то не хочется про это знать, — откровенно призналась я и напряженно спросила. – Салея, что дальше?

— Посидишь здесь, — резко ответила она, вставая и начиная хмуриться. – Будем надеяться, что все пройдет так, как я задумала. Тогда, ты станешь свободна, а я еще и богата.

— А если нет?

— Тебе лучше не думать о таком варианте. О нем будет думать Реар, что послужит хорошим стимулом, чтобы прилететь сюда как можно быстрее.

Я промолчала, потому что очень хорошо поняла то, что осталось непроизнесенным.

 

Глава 6

 

***

Салея оставила меня совершенно одну уже через пару часов. Неожиданно словоохотливая, она еще раз извинилась, что ей пришлось пойти на шаг с Хирсом, и немного рассказала о своей жизни. Меня мало интересовала ее история, злость до сих пор бурлила внутри и тот ужас, что я испытала по ее вине, я все рано не смогу никогда забыть. Но я отдавала себе отчет, что в те дни, что я проведу на базе, она единственная, кто сможет меня защитить. А я умела загонять истинные чувства вглубь, делать вид, что все хорошо и ждать. Да и жить мне хотелось. Так что если больше не будет очередных неприятных воспоминаний, то ради этого я готова и послушать рассказ о том, как Салея связалась с плохим парнем, который обрюхатил ее и благополучно слинял. Потом родила и связалась с новой компанией, переходила из рук в руки, чтобы вырастить ребенка, пока на ее пути снова не появился старый возлюбленный и неожиданно решил проявить участие в судьбе собственного ребенка и его матери… Салея не говорила об этом открыто, но она так и не простила Дахата и ждала момента, когда Лир немного освоится. А сама потихоньку формировала собственную банду, в то время как сторонники ее мужа постепенно погибали то в одной, то в другой вылазке. Салея мечтала ни от кого не зависеть и планомерно шла к цели.

— Одиночкам сложно выжить, — только и сказала я. – Тебе стоит слетать на Хорос и заручиться поддержкой там. Будешь платить процент от добычи и знать, что при случае тебе окажут всю поддержку.

— Реар – одиночка, — возразила она.

— Салея, таких как Алекс больше нет, — устало ответила я, немного поразившись, что она не видит столь очевидных вещей. – Тебя сожрут, особенно когда узнают, что вы заняли базу вблизи Дейтара. Я немного отстала от последних событий, но насколько я помню, она контролировалась другой группой. Если судить по тому, как проходит модернизация, то вы здесь месяц-два. «Взносы» делают каждые два-три. Когда Хромой Эсслер не получит свою долю, он не станет разбираться, что к чему, а просто уничтожит вас, заодно преподав урок всем остальным.

— Вижу, ты давно не курсе происходящего, — протянула Салея. – Эсслера убили больше двух лет назад, сейчас на Хорасе правит Нияр.

— Интересно…

— Все меняется в мире, — пожала она плечами.

Я удивленно посмотрела на брюнетку. Новость была невероятной. Нельзя сказать, что я сама особенно хорошо разбиралась во всех этих хитросплетениях. Алекс ограждал меня от всего, если не сказать больше. Даже на Хорасе я не была ни разу, хотя даже дарканианец, несмотря на статус одиночки, все же летал туда пару раз в год, но больше не для того, чтобы выплатить процент, а скорее показать свое уважение. Какие связи связывали Алекса и Эсслера, я не знала. Это относилось к тому массиву информации, от которого меня защищали. Если так подумать, несмотря на то, что я провела рядом с Алексом столько времени, в некоторых вопросах осталась наивной как маленькая девочка. Все это сыграло против меня буквально сутки назад, когда малейшее давление и угроза насилия и я сдалась.

Но Эсслер всегда казался величиной незыблемой, так что новость о том, что его…

— Как это произошло? – тут же спросила я. – Сам умер или…

— Или, — снова усмехнулась она. – Ему бросили вызов на Арене. Отказаться он не смог, а вот собственные силы не рассчитал.

Она замолчала, но продолжения и не требовалось. Интересно, кто осмелился не только вспомнить про древний закон, но и использовать его. А еще при этом избежать дележа власти, что несомненно должно было произойти. Впрочем, на этот вопрос Салея не знала ответа, да и времени на дальнейшую беседу у нас не было. Пиратке срочно понадобилось лететь по важному делу, так что она оставила для моей защиты Хирса, которого я боялась до жути, а сама, как только в комнату зашел Лир, поспешила уйти.

 

***

— Пошли девка, — пьяно засмеялся совсем рядом какой-то мужик.

Я тут же проснулась, непонимающе уставилась на очередную небритую рожу, но успела только вскрикнуть, когда он схватил меня за руку и стащил с дивана, на котором я устроилась поспать. Все еще не совсем понимая, что происходит, я неловко завалилась на пол. Рот приоткрылся для крика, но его тут же заткнула грязная ладонь.

— Сама пойдешь или тебя тащить? – довольно засмеялся он.

— Сама, — выдохнула я, судорожно оглядываясь по сторонам. – Только я не могу быстро, прости.

— Ладно, — согласился он и даже отошел на шаг, с любопытством наблюдая.

Оружия Салея мне не оставила, понадеявшись на Хирса. А тот обнаружился у дверей и, судя по луже крови в том месте, где лежала его голова, точнее, то, что от нее осталось… Труп, сомнений быть не могло. Мне нужно было что-то похожее на оружие, но вокруг не наблюдалось даже десертного ножа.

Судя по довольной роже пирата, меня ждало «развлечение для взрослых». Понимала я и то, что относительной собранности хватит ненадолго. А как только… то неминуема истерика и полная потеря самоконтроля. Черт! Что же делать?!

Я старалась идти достаточно быстро, чтобы не вызывать подозрений, но и в то же время, придумать хоть какой-то способ спастись. Ничего! Уже подойдя к двери, взгляд упал на тело Хирса, а точнее, на рукоять ножа у него за поясом. Мысленно взмолившись, чтобы обошлось без последствий, я изобразила, что споткнулась, неловко завалилась на мужское тело, что вызвало очередной приступ смеха у конвоира, поерзала на полу, вроде как пытаясь подняться, а на деле вытащила нож и попробовала спрятать его в куртке. Получалось плохо, ибо ветровка была порвана, а нож казался слишком большим.

Когда я поднялась на ноги, то была вся в крови Хирса, но ощущение холодной стали грело сердце. В глубине души я понимала, что даже с этим тесаком, которым я и пользоваться толком не умела, против плазмеров пиратов, я все равно что новорожденный котенок против стаи шакалов, но… Далекие звезды! Если придется, я дорого продам свою жизнь, а когда на базу прилетит Алекс, то он тут камня на камне не оставит. Получится неплохая месть… Жаль, что я ее скорее всего не увижу.

 

***

Когда я вошла в зал, то испугалась по-настоящему. Все тот же состав, который был и изначально, до того как появилась Салея. Только в этот раз не было и ее сына, только толпа мужиков, которые разглядывали меня и эти взгляды… Далекие звезды! До этого момента я даже не подозревала, что такое паника.

— Все уже видели нашу «гостью»? – громко спросил главарь.

Со всех сторон послышались одобрительный гул, шуточки и комментарии, а мне захотелось втянуть голову.

— Для тех, кто не знает, эта птичка стала приятным дополнением к основной добыче. Думаю, мы все очень хорошо проведем время. Естественно, на правах главного, я первым поимею эту крошку. Давайте ее сюда.

Тот, кто и привел меня в зал, в одно движение, намотал волосы на кулак и потащил вперед. В глазах потемнело от резкой боли, как будто кожу с головы содрали. Я не выдержала и закричала, что стало лишь новым поводом для шуток. У самого кресла Дахата, пират толкнул меня вперед, так что я не устояла на ногах и рухнула на пол.

Дахат поднялся, обошел меня и снова схватил за волосы, заставляя откинуть голову назад.

— А кто ей уже рожу разукрасил? – удивленно спросил он. – А, неважно. У баб это не главная часть тела.

Довольно засмеявшись собственной шутке, он отпустил мои волосы. Я медленно поднялась на ноги, обвела присутствующих мутным взглядом и поняла. Мне конец. На этот раз точно. Алекс прилетит только через пару дней, Салеи нет… А Терхора я сама оттолкнула… Внутри что-то оборвалось, а потом проснулось новое чувство. Аффект, безумие, сумасшествие… Какая разница, как назвать состояние, в котором я оказалась. Я отчетливо понимала, что после подобного мне не жить, и если честно, даже надеялась на то, что в порыве ярости меня прикончат и больше не придется мучиться. Сердце гулко забилось в груди, а затем резко остановилось. На глаза опустилась пелена, а внутри появился холод. Словно во сне, я достала нож и воткнула его в жирное тело.

Дахат заорал от боли, но удар не был смертельным, скорее легкое беспокойство для его туши. И когда он вытащил нож из тела, удивленно на него глянул, а затем размахнулся и… Удар оказался такой силы, что на мгновение я потеряла сознание и не просто рухнула на пол, а еще и проехалась по инерции, в конце наткнувшись на перегородку. В глазах потемнело, во рту появился металлический привкус крови, а на ноги я сразу не смогла даже подняться. Каждая попытка заканчивалась тем, что ноги не держали и я снова валилась на колени. Пират что-то кричал, но я никак не могла сообразить, что именно, борясь с собственным вестибулярным аппаратом.

В какой момент наступила тишина, я не поняла. Просто в какое-то мгновение исчезли все звуки, хотя возможно, я просто оглохла на оба уха. Но вот то, что меня никто больше не дергал и даже не бил, как я ожидала, несколько удивило. Я подняла голову, немного потрясла ею, стараясь избавиться от шума в ушах, но меня еще сильнее замутило. В который раз мысленно поблагодарила корсет, который в очередной раз спас меня. Но, одновременно пришла другая мысль. В моей ситуации, лучше бы его не было, тогда шанс, что от удара Дахата я стала бы трупом, был весьма велик.

Подняться я смогла только на четвереньки, а потом и вовсе плюхнулась на пол, когда поняла – идти не могу. Поза оказалась удобной. В голове немного прояснилось, а взгляд сфокусировался, но видела я только спины. Кстати, а почему спины? И почему все молчат и не двигаются? Где ожидаемый пьяный угар и издевательства над жертвой?…

— Два дня назад вы взяли корабль. На нем была девушка. Я задам только один вопрос, — негромкий голос прозвучал громом, – Где она?

На мгновение мне показалось, что я во власти галлюцинаций. Голос… я так хорошо знала его, бежала от него, не хотела слышать и злилась, стоило его владельцу оказаться в поле видимости. А сейчас… он был музыкой. Но вместо того, чтобы найти в себе силы и бросить ему навстречу, я лишь зажмурилась и закрыла уши руками.

Надежда… Она так часто помогает жить, но порой, когда она приходит, хочется удавиться, потому что разум не выдержит нового предательства. Но из всех чувств она самая живучая… Я открыла глаза, приподняла голову и посмотрела вперед. В этот момент, пираты расступились и я увидела харианца. Как и всегда одетый в безупречный костюм, белоснежную рубашку и галстук, с идеальной прической, и в начищенных туфлях. Си Льет невозмутимо поправлял что-то на манжете, когда вдруг застыл и повернул голову в мою сторону.

Дыхание перехватило, а сердце ухнуло куда-то вниз. Я шмыгнула носом, все еще не веря собственным глазам, и позорно заплакала. Беззвучно, нервно. Слезы текли и текли, но у меня не было сил даже растереть их по лицу. Лицо… Осознание факта, на кого я сейчас похожа, вынудило опустить голову и спрятать его в ладонях.

Легкое прикосновение отозвалось дрожью во всем теле. Я застыла и так и не решилась открыть глаза, когда сильные пальцы осторожно отвели мои ладони от лица.

— Ева, — мягко позвал Терхор. – Посмотри на меня.

Несмотря на тихий голос, тон приказа не подразумевал ослушания. Я посмотрела на харианца, шмыгнула носом и снова задрожала. Си Льет сидел на корточках и был так спокоен, словно вокруг и не находилось около пятнадцати вооруженных громил, в то время как он был совершенно один. Но по непонятной причине, никто не нападал, все лишь молча следили за каждым его движением. А я не отрываясь смотрела в глаза, которые с каждой секундой становились все темнее, пока не прибрели черный цвет, в глубине которого разгорался алый огонек. Терхор аккуратно коснулся лица, а я поморщилась. Каждое прикосновение отзывалось болью, а один глаз начал медленно заплывать и я почти ничего им не видела. Кровь перемешалась со слезами и пылью, меня колотило с каждой секундой все сильнее. Я не понимала, что испытываю, оттого что вижу именно его. Невероятная радость, облегчение, тепло… Одно было понятно, никогда раньше я не ощущала ничего, что способно было сравниться по накалу с этими эмоциями.

Когда Си Льет начал подниматься, я настолько испугалась, что он сейчас развернется и уйдем, что вцепилась в костюм, вот только пальцы не слушались, а харианец совершенно спокойно обхватил меня за запястья, чуть надавил, заставляя отпустить его и выпрямился. Меня накрыла апатия, руки безвольно упали.

Значит вот как… От отчаяния хотелось завыть. Если он сейчас развернется и уйдет, то я сойду с ума.

— Кто?

Я вздрогнула от тона харианца. Совершенно спокойный голос, который мог не просто заморозить, но и убить. И это почувствовала не только я. Окружающие начали медленно жаться к стенам, враз растеряв наглость и уверенность в себе. А Си Льет с дикой невозмутимостью расстегнул пуговицы пиджака, снял его, подошел к дивану и аккуратно положил его на спинку, и затем закатал рукава рубашки. Медленно, равномерно, без каких-либо эмоций. Затихла не только я. Краем глаза я увидела, как помещение попытались покинуть пара мужиков. Харианец прореагировал на это лишь легким поворотом головы, и те моментально остановились.

— Я спрашиваю в последний раз, — вновь сказал он. – Кто посмел ее тронуть?

Как ни странно, но этот вопрос стал спусковым крючком для Дахата. Он словно очнулся, выпрямился в своем кресле и нагло спросил:

— А ты вообще кто такой?

Харианец ничего не ответил, лишь прищурился, подошел к нему ближе и уточнил:

— Ты?

— А если и я? То что?

Больше сказать он ничего не успел. Резкое движение, настолько быстрое, что я не сразу поняла, что произошло. Казалось, прошел всего миг, но за это мгновение, Си Льет успел схватить Дахата за горло, поднял вверх и отбросил в сторону. Тело пирата дергалось в конвульсиях, под ним расплывалась лужа крови, но я смотрела на другое. Все мое внимание было приковано к руке Си Льета. Окровавленной руке…, которая через пару секунд отшвырнула на труп кусок… горла. Далекие звезды! Разве возможно подобное? Голыми пальцами разорвать горло и вырвать гортань и трахею…

Меня затошнило с новой силой и вырвало.

— Я еще раз задам свой вопрос, – спокойно повторил Си Льет. – Кто?

— Это он…, — раздался шепот, после которого послышались оправдания. – Я видел такое уже…

— Хирс… но он мертв…

— Мы ее не трогали…

Взрослые мужики стали походить на испуганных мальчишек, говорили вразнобой, но что-то мне подсказывало, что харианец будет сам решать, верить им или нет. Захотелось оказаться как можно дальше отсюда, но каждое движение давалось с трудом, что уж говорить о большем…

Я не могла разобрать слов, ибо в голове шумело, а руки похолодели. Меня трясло с такой силой, что я смогла лишь еще раз коснуться лба, обнаружить, что он ледяной и повалиться на пол…

 

 

***

Напряжение последних дней дало о себе знать. Когда я очнулась в медицинской капсуле на корабле харианца, то чувствовала себя настолько погано, что казалось мне медленно ломают каждую кость в теле, рвут мышцы и сжимают голову в тисках. Я снова и снова теряла сознание, понимая только то, что меня увезли с проклятой базы, а тот, от которого я хотела сбежать, нашел меня снова. Все то время, пока я горела в лихорадке нервного отката, жуткого по своей мощи, он был рядом. Снимал жар прохладной ладонью, заставлял пить и просто трогал лицо, не обращая внимания на следы побоев и, кажется, что-то наносил на кожу вроде мази… Он был рядом. Тот, кого я считала врагом, а на деле оказалось, что он ближе, чем любой другой, кто называл себя другом и обещал заботиться. И я была рада этому. Тому, что именно он рядом… Ведь то, что я видела в забытьи, нельзя было назвать приятными снами. Снова и снова переживала все, что произошло на базе пиратов за два дня, словно разум, наконец расслабившись, отстранился и предоставил мне самостоятельно бороться с кошмарами. Я цеплялась за Терхора, как утопающий за спасательный круг, когда харианец вставал и мне казалось, что уходит и бросает меня… И он снова возвращался и спокойно садился рядом, пока я не отключалась.

Когда я в очередной раз пришла в себя, то ощутила, что жар спал, и хотя тело по-прежнему болело, я понимала – кризис миновал и организм идет на поправку. Да и находилась я больше не в капсуле, а на койке в каюте. Каюте харианца, как я моментально поняла, стоило лишь посмотреть вокруг. Да и сам он сидел на крае кровати, невозмутимо наблюдая за тем, как я глазею по сторонам. Но на него смотреть я не решалась. Слишком жива была в памяти картинка расправы над Дахатом… Странное дело. После увиденного, я боялась его меньше, чем при первой встрече, но упрямо продолжала разглядывать каюту, хотя видела, харианец пристально наблюдал за мной.

Лаконичность линий в каждом предмете обстановки, спокойная белая и бежево-коричневая гамма в интерьере, идеальный порядок. Ужас! Я и сама любила, когда все чисто и на своих местах, но такая маниакальность держать все под контролем – пугала. Но сильнее напрягало, что я лежу в его кровати, как машинально подметила, стоило лишь присмотреться. Не особо широкой, хотя и не одинарной, с довольно жестким матрасом, но зато с приятным на ощупь постельным бельем. Вот так дела… Интересно, а сам он где спит?

— Здравствуй, Ева, — губы Си Льета тронула еле заметная улыбка, когда я наконец остановила взгляд на нем. – Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — прошептала я, неожиданно для себя, протянула руку и коснулась его. – Спасибо тебе.

— Ева, ты понимаешь, к чему мог привести твой поступок?

— Прости, — не в силах выдерживать зеленый спокойный взгляд, я отвернулась в сторону. – Прости меня. Пожалуйста.

— Забыла добавить: «Я больше так не буду».

— Прости.

Далекие звезды! Никогда до этого я не чувствовала себя маленьким ребенком, который поступает так, как ему хочется и при этом не задумывается о последствиях своей выходки. А ведь если подумать… Даже не беря во внимание то, что могло произойти со мной. Он отправился за мной. Один. Не знаю, чем он руководствовался в своем рывке, но факт оставался фактом. Он прилетел за мной. Спас. Он снова берет на себя ответственность за меня. А я? Не зашла ли я слишком далеко в своем стремлении к свободе? Или в следующий раз пострадает кто-нибудь невиновный, просто попадется под руку?

Я не знала, что случилось на базе после того, как потеряла сознание. И если честно, совсем не хотела знать. Вполне достаточно того, что я до конца своих дней запомню, как падает Дахат с разорванным горлом. Как в страхе расступаются взрослые и вооруженные до зубов мужики перед тем, кто не только пришел в их логово один, но, кажется, даже не потрудился обзавестись оружием, настолько уверен был в своем превосходстве и силе… До сих пор я как-то не задавалась себе вопросом, с кем на лайнере свел меня Алекс, решив взять на себя обязанности судьбы. Успокоила себе мыслью, что он богат и влиятелен, а невероятную силу списала на особенности расы. Но сейчас я отчетливо понимала, все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Вопрос в другом…

— Терхор, — тихо позвала я. – А что дальше?

— Через несколько дней мы будем на Хариане, — равнодушно пожал плечами он, пристально посмотрел на меня и добавил. – И ты летишь со мной.

Я не выдержала взгляда, отвела свой и уставилась на его грудь. Сейчас, когда он снял пиджак и остался в одной рубашке, Си Льет выглядел как-то иначе. Не такой закрытый и, как мне казалось, готовый быть более откровенным. Вот только он молчал, а я едва могла выдавить из себя тревожащий меня вопрос. Понадобилось несколько минут, прежде чем я набралась смелости и спросила:

— Зачем ты со мной возишься?

— Ты мне нужна.

— Зачем?

— Позже, когда ты привыкнешь ко мне, мы вернемся к этому разговору, — рука Си Льета снова накрыла мою и погладила пальцы. – Пока придется довольствоваться тем, что я сказал.

На это ответить было нечего. Я снова отвернулась в сторону, хотя так и не рискнула освободить руку. Да и не особо хотелось. Тепло его ладони дарило странное спокойствие и волнение одновременно. Чувствуя прикосновение его пальцев, неожиданно я осознала, что совершенно не думаю об Алексе. А ведь он должен был забрать меня.

— Сколько дней мы уже в пути?

— Сегодня четвертый.

Понятно. Значит все сроки вышли. Интересно, а Алекс все же прилетал на Ахиссов Пояс или нет? И если да, то что он там нашел? И Салея… Правда, судьба брюнетки меня не особо волновала, но вот как отреагировал Алекс, когда не обнаружил меня, я примерно представляла. Дарканианец не считал нужным сдерживать порывы, так что если на базе кто и остался в живых, то скорее всего это упущение со стороны Си Льета он исправил. А еще я была уверена в одном. Он будет меня искать, а когда разыщет… Предугадать его действия я была не в состоянии. Слишком много вопросов у Алекса накопилось ко мне. Он не захочет ждать, чтобы задать их мне.

— Терхор…, — я сглотнула, не желая вспоминать, но понимая – вопрос надо прояснить. – Как ты нашел меня?

— Ты имеешь в виду, после того, как решила сбежать, расковыряв себе руку, вытащив маячок и заодно испортив кожу? – с усмешкой уточнил харианец, а когда я машинально кивнула, добавил. – Неважно.

— Планшет? – прищурилась я. – Значит, не ошиблась и ты действительно подбросил его мне.

— Не только, — загадочно обронил он.

— Ты тоже будешь держать меня в неведении? – уточнила я.

— Тоже? – харианец приподнял бровь.

— Неужели я не имею права знать хоть что-нибудь? – начала я потихоньку заводиться, но неожиданно решив ничего не говорить про Алекса. Да и как сказать, если невозможно предугадать реакцию… — Ведь это касается непосредственно меня, но все вы с непонятной маниакальной настойчивостью скрываете от меня. А ведь это моя жизнь! Я имею право знать, что мне уготовано!

— Как ты эмоциональна, — улыбнулся он. – Не меняйся никогда.

— Издеваешься? – тоскливо протянула я, моментально успокоившись, стоило посмотреть на харианца и понять, что шансов пробиться сквозь его невозмутимость у меня никаких. В этот момент, мне резко захотелось, чтобы Алекс вытащил меня, хотя, с его «эмоциональностью» мне тоже было не сладко, но по крайней мере на него можно было наорать или ударить, а как вести себя с Си Льетом? Мысль пришла и тут же пропала, стоило  припомнить, ЧТО меня ожидало…

— Вовсе нет. Не все знание безопасно, есть такое, что может принести проблемы. Я могу понять твое нетерпение, но не считаю нужным его удовлетворить.

— Ты словно робот, — прошептала я. – Ни чувств, ни эмоций, ни желаний…

— Я с Хариана, Ева, — вновь улыбнулся он. – Перечисленное тобой во мне есть, но задай себе вопрос – готова ли ты это увидеть?

— Не уверена, — я покачала головой, стараясь не обращать внимания, что прикосновения к моей руке изменились и стали ощутимее.

— Я это знаю, поэтому контролирую порывы. Ева, — Терхор на мгновение задумался. – При подавлении эмоций всегда велик риск, что они возьмут вверх над логикой.  Именно поэтому про мою расу ходят подобные истории. Не буду врать, они имеют под собой основание. Но пока ты со мной, тебе нечего опасаться. Я в состоянии обеспечить тебе защиту.

— Ты не сможешь защитить меня от всех, — усмехнулась я. – А если быть откровенной, я бы вообще не хотела оказаться в такой ситуации, когда мне понадобится помощь.

— Ты с редким постоянством влезаешь в неприятности, — сообщил мне харианец «новость», словно я этого не знала. – Но твой потенциал… Редко можно встретить подобный. Не стану скрывать, мне хочется увидеть, когда ты достигнешь максимального уровня.

— Так я эксперимент? – с горечью перебила я его, а в голове отчетливо появилась мысль: кто спасет меня от самого харианца.

— Нет, Ева. Ты моя спутница, — спокойно поправил меня Си Льет.

— А можно тогда заодно пояснить, что означает это понятие? Или это из разряда того, что мне не следует знать?

— Хочешь сказать, что ты подписала контракт, будучи при этом не в курсе, что это значит?

Кажется, мне удалось увидеть хоть какие-то эмоции на лице харианца. И это было искреннее изумление… Что-то мне говорит, что я вот прямо сейчас сморозила очередную глупость.

— Я не думала, что придется по нему отрабатывать, — буркнула я недовольно.

— Хотела угнать корабль? Мой? – прищурился он и я обреченно кивнула. – Невероятно. Ева, все же подобных тебе я не встречал, — окончательно развеселился харианец, если можно было так охарактеризовать улыбку на его лице… весьма привлекательную, надо признать. – Меня уже не в первый раз поражает твое стремление действовать наобум, на одних инстинктах, хотя учитывая твою профессию, ты должна проверить все неоднократно, вывести единственно верный вариант решения проблемы и планомерно следовать ему.

-У меня был нестандартный учитель, — снова буркнула я. – Он презирал условности…

— Это я тоже знаю, — сразу же стал привычно невозмутимым Си Льет.

— Так что там со спутницей? – попробовала напомнить о собственно предмете разговора.

— А как ты считаешь? – поинтересовался он.

— Любовница, — мрачно призналась я.

— И это тоже, — продолжал издеваться надо мной харианец.

— Может, хватит? – тихо попросила я.

— Ева, ты разделишь со мной мою жизнь, — странно серьезно сказал Си Льет. – Пока длится договор, ты принадлежишь мне… Нравится тебе это или нет, но незнание законов не освобождает от ответственности. В качестве бонуса, могу добавить, что ты получишь право распоряжаться и моим состоянием. Конечно, все особо крупные траты будут контролироваться моими финансистами, хотя я и не вижу в этом необходимости…

— Смахивает на брак на крайне невыгодных условиях для женщины, — перебила его я. – А точнее, узаконенное буквой закона рабство.

Я выдернула свою ладонь, привстала и сползла с кровати. Обнаружив, что я в нижнем белье и майке, смутилась, схватила брюки, висевшие на спинке, и натянула их, стараясь не думать о том, кто меня раздевал. Все было понятно без слов. Почувствовав себя несколько увереннее, облачившись, снова провела руками по телу, прислушалась к себе и с удивлением поняла, что я не только без корсета, но у меня и ничего не болит, несмотря на произошедшее на базе пиратов и отсутствие тренировок почти неделю. Быстро мотнула головой, отстраняя подобные мысли и решив разобраться с этим позднее, попробовала убрать волосы назад, случайно шлепнула себя по лицу, вспомнила, насколько я сейчас «красивая» и нахмурилась. Все произнесенное ранее показалось насмешкой с новой силой.

— Мне ничего от тебя не надо, — отчеканила я. – Точнее, то что мне на самом деле необходимо, ты мне дать не захочешь.

— И что тебе надо, Ева? – поинтересовался Терхор. – Свобода?

— Было бы неплохо.

— Нет, — все так же спокойно заметил он. – Пройдет время, и ты поймешь, что я прав. А теперь о насущном. Ванная по соседству, там же аптечка, внутри мазь от… ссадин. Чистую одежду можешь взять в шкафу. По понятной причине, женской у меня нет, с этим придется подождать до Хариана, но можешь воспользоваться моей. Через час жду тебя в кают-компании – пообедаем. И последнее… Запомни одно, Ева. Никогда не сравнивай меня с кем-то еще. Это усвой первым, остальные вопросы будем прояснять по мере их возникновения.

Харианец встал с кровати, подошел ко мне и, аккуратно взяв за подбородок, заставил посмотреть на него. Я замерла, ожидая подтверждения его заявления о моей принадлежности Си Льету, но он лишь погладил скулу, а затем тронул большим пальцем нижнюю губу, вынудив приоткрыть рот. Потемневший зеленый взгляд гипнотизировал, лишал способности двигаться. Когда-то давно мелькнувшее сравнение, что он похож на удава, в то время как я всего лишь маленький глупый и беззащитный кролик, снова всплыло в голове. Я рвано выдохнула, отчего палец на мгновение замер, провел по подбородку и спустился вниз, задержавшись на ямочке между ключицами. Я сглотнула, когда его ладонь отправилась по направлению к плечу, погладила его, спустилась по руке, пока не достигла пальцев. Я продолжала стоять, не совсем понимая, что делать, а харианец переплет наши пальцы, потянул мою руку на себя, приблизил к лицу и… поцеловал. Сердце остановилось, а затем бешено понеслось куда-то вскачь. Непроизвольно я качнулась. В ту же секунду я почувствовала, что меня отпустили…

— У тебя час, — спокойно напомнил Си Льет. – Времени более чем достаточно, чтобы привести себя в порядок.

Он ушел, а я еще несколько минут тупо стояла и хлопала глазами. И что это было? А я? Вместо того чтобы оттолкнуть и дать понять, что я обо всем этом думаю, послушно стою и жду… А чего я жду? Самой бы понять…

Я нервно выдохнула, вновь оглядела себя и поморщилась. Я была в той же одежде, в которой сбежала с Виоры, пару дней «гостила» у пиратов, а затем еще четверо суток, если харианец не соврал, провела в постели. Она была чистой, в отличие от меня… Черт! Никогда в жизни я не позволяла себе подобного, даже когда было совсем плохо. Можно было оправдываться, но лучше стоило привести себя в порядок. Я медленно вышла из каюты, вновь поражаясь, насколько я чувствую себя хорошо и направилась в поисках ванной.

Она и правда обнаружилась по соседству. Небольшая, лаконичная, но в ней было все необходимое. В одном из отсеков я нашла большое пушистое полотенце, прижалась к нему лицом, наслаждаясь мягкостью, а затем отложила его и принялась быстро раздеваться.

Я управилась за полчаса, завернулась в полотенце и подошла к зеркалу. Лицо больше не выглядело заплывшим, а от синяка остались воспоминания… Странно. Но, вспомнив слова Си Льета, нашла аптечку, где обнаружилась необходимая мне мазь. Быстро нанесла ее на лицо, улыбнувшись, когда поняла, что она обладает еще и маскировочным эффектом, покосилась на стопку грязной одежды и настроение снова упало. Конечно, все это можно привести в порядок, но на это требуется время… Захватив ее с собой, я осторожно выглянула в коридор, никого там не обнаружила и вернулась в каюту. Открыла шкаф и, как бы мне не хотелось иного, вытащила одну из чистых рубашек Си Льета, надела ее и свои брюки на голое тело. В любом случае, выбора у меня не было.

Сорочка доходила почти до колен, рукава болтались как у клоуна, да и саму меня можно было минимум дважды завернуть в нее. Пришлось закатать рукава, а полы рубашки обернуть вокруг талии и завязать на спине. Получило не особо удобно, но зато не надо было опасаться, что ее с меня сдует. «Случайно» или нет…

Я не стала брать с собой грязную одежду, решив предварительно поинтересоваться у Си Льета, можно ли тут почистить ее автоматически. Обуваться тоже не стала. На корабле было довольно тепло, так что я с чистой совестью и почти довольная, направилась на поиски кают-компании. Да и есть хотелось просто зверски.

Я остановилась перед входом в кают-компанию и глубоко вздохнула.  Итак, я в очередной раз в полной зависимости, только на этот раз все гораздо сложнее. Я не знаю, что мне ожидать от харианца, всю важную информацию он скрывает, то ли действительно так необходимо, то ли по собственной прихоти. Поэтому, как и всегда, лучшим вариантом станет некоторая покорность. Ну и естественно, ждать, наблюдать и все же уговорить Си Льета быть со мной более откровенным. Придумывать причины для мотивации особенно не придется. Мы летим на Хариан, а я помнила слова ара Аэттэ. Мне придется там крайне тяжело, так что следует пополнить багаж знаний. Проблема в том, что Терхор Си Льет прекрасно знает, что я вовсе не невинная овечка, которой так долго пыталась казаться. Моя задача разубедить его в этом, при этом оставаясь искренней… А в конце все же осуществить задуманное. Но сначала, отдать долги! И если в случае клиники все можно было измерить деньгами, то как рассчитаться за спасение от пиратов? Или в данном случае придется платить ту цену, что установит Си Льет?

 

***

Стол был уже накрыт. Я удивленно посмотрела на харианца, когда обнаружила сервировку по всем правилам, осторожно прошла и села напротив него. Он тут же налил мне воды и пододвинул тарелку с едой. Я нагнулась, принюхалась и снова потрясенно взглянула на Си Льета. По всем показателям, пищевой автомат на корабле был загружен законсервированными блюдами ресторанного уровня. Конкретно сейчас на моей тарелке находился внушительного размера кусок незнакомой рыбы и гарниром из овощей. Все это было разогрето до идеального состояния, а рядом стоял густой и пряный соус. Даже на Виоре мне не подавали такой вкуснятины.

Все то время, что мы находились с Алексом вдвоем на Ариадне, я привыкла питаться фастфудом или перекусывать, когда я жила на Земле, то проще и быстрее было купить салат, и все это быстро съесть прямо из пластикового контейнера. Конечно, во время встреч с Гордоном мы посещали лучшие рестораны, но я в первый раз встречала такое, что на небольшие корабли загружает такое… Хотя, это же Си Льет. У него все не как у нормальных людей. Чего только стоят его костюмы. Ну, вот скажите мне кто-нибудь, нормальный мужик будет таскать при длительных перелетах в космосе деловые костюмы с белоснежными рубашками и галстуками? Нет! Все одевают комбинезоны, спортивные брюки или шорты, футболки или майки, обувают удобные ботинки…  Но никто не ходит в таком виде, словно у него совещание через пару минут!

— Откуда это все? – уточнила я, крутя вилку в руках.

— Тебе идет моя рубашка, — неожиданно заявил он.

— Ты сам разрешил порыться в твоих вещах, — парировала я.

— Я рад, что ты это сделала. Скажу откровенно, я не ожидал, что ты согласишься…

— Терхор, я бы с удовольствием осталась в своей, но она грязная. Кстати, а тут есть где ее почистить? – тут же спросила я.

— Рядом с ванной есть техблок, — сказал он, продолжая пристально меня разглядывать.

— Спасибо.

— Ешь, — распорядился он.

— Это из ресторана? – вновь спросила его, когда тарелка опустела, а я довольно откинулась на спинку кресла.

— Не люблю питаться полуфабрикатами, — поморщился он. — Едой надо наслаждаться, впрочем, как и всем остальным.

— А ты всегда живешь по этому принципу? – поинтересовалась я.

— Только так и следует жить. Чтобы каждый день приносил удовлетворение. Ты согласна со мной?

— Не у всех есть возможность получать подобное удовольствие, — заметила я.

— Мне нет дела до других, Ева, — пожал плечами Си Льет. – Конечно, если это не касается интересов семьи. Тогда я буду расставлять приоритеты по-другому.

— Я бы никогда так не смогла, — призналась я. – Нет, я согласна про семью, хотя…

Тут же запнулась и отвернулась в сторону. Говорить про своих родных никакого желания не было. Единственных близких мне людей нет в живых, а про отца даже думать не хочу.

— Почему замолчала? – уточнил харианец.

— Расскажи мне про Хариан, — попросила я. – Или это очередная тайна?

— Отчего такой интерес?

— Послушай, — медленно, но верно я начинала злиться, несмотря на желание быть милой и хорошей. – Ты сам втянул меня в это. Заставил подписать договор, теперь тащишь на свою планету. Про такую мелочь, как спросить, что я думаю по этому поводу, ты даже не вспомнил. А теперь спрашиваешь, чем вызван интерес? Эм… отвечу просто, мне очень любопытно, каковы мои шансы элементарно дожить до окончания договора?

— Пока ты со мной, тебе ничего не грозит.

— Очень обнадеживающе, — буркнула я.

— Хариан относится к планетам так называемой земной группы, — невозмутимо начал рассказывать Си Льет, словно не услышал и не отреагировал на мой всплеск эмоций. – Вы их так называете, хотя доподлинно известно, ваша классификация не совсем верна. Притяжение, как и климат, схожи с земным, хотя радиационный фон немного отличается…

— Издеваешься? – мрачно уточнила я. – Зачем ты рассказываешь мне сведения из учебника? Это известно каждому. Меня интересует, отчего на самом деле выходцев с Хариана боятся, как самых страшных монстров и почему ты раз за разом опровергаешь общепринятое мнение?

Выпалила и закрыла рот ладонью. Сцена с Дахатом ярко возникла перед глазами, меня затошнило. Судорожно схватив бокал с водой, я залпом выпила и, не рассчитав силу, бухнула его о поверхность стола так, что он треснул. Почти сразу почувствовала, как моя ладонь уже находится в руке харианца, который осматривает ее с хмурым видом. Черт! А ведь я даже не заметила, как он двинулся… Как и тогда, на базе…

— Кто ты такой? – выдохнула я, озвучив последнюю мысль.

Ответом мне стала очередная еле заметная улыбка. Си Льет отпустил мою руку, откинулся на спинку кресла и положил руки на стол. Они и то и привлекли мое внимание. Ухоженные, но довольно широкие и несомненно сильные, как я успела убедиться. Неожиданно захотелось узнать, а какой на самом деле предел их нежности и силы. Черт! Что еще за дикие мысли?…

— Я не знаю, что тебе рассказать о Хариане, — неожиданно сказал Терхор. – Думаю, ты сама можешь получить нужную информацию.

— Каким образом? – усмехнулась я.

— Самым простым, — на стол лег планшет. – Тут ты найдешь все необходимое, но сначала вот это.

На стол легли очередные листки, но я как завороженная смотрела на планшет. Пальцы подрагивали, так хотелось схватить его, но я заставила себя посмотреть на Си Льета.

— С чего такая щедрость? – прищурилась я. – Два месяца в информационном вакууме, совсем недавнее нежелание отвечать на мои вопросы…

— Жест доброй воли, как свидетельство, что ты не пленница.

— Так я и поверила.

— Ева, договор, — напомнил он. – Я имею на тебя все права, если ты забыла. А после твоей последней выходки, я могу еще и заявить право не только как на трофей, но и в любой момент — право сильного.

— Есть шанс составить  протокол разногласий? – уточнила я с усмешкой, стараясь не зацикливаться на праве сильного, но Си Льет с улыбкой покачал головой. – Значит, узаконенное рабство, – заключила я.

— Ознакомься.

Именно это я и сделала. Сграбастала листы и начала вчитываться в строчки, пробираясь сквозь обтекаемые юридические формулировки. Вот ведь правду говорят, законники просто не умеют и не желают подавать информацию нормальным языком. Итак, что у нас есть.  Почти все то же самое, что и в первой версии. Реализована угроза, что срок начинается с момента прибытия на Хариан… Подстраховался гад. Знает, что с его планеты я явно никуда не денусь. А еще, что меня удивило, расширен пункт моих прав. Я не выдержала, посмотрела на Си Льета, прикрываясь бумагами, поняла, что он пристально за мной наблюдает, и снова спряталась. Вот только голова отказывалась работать. Даже сквозь импровизированную ширму, я чувствовала пристальный взгляд. Понимая, что шансов у меня нет, я все же демонстративно бросила договор на стол, скопировала позы харианца, сложила руки на груди и решительно встретила его взгляд.

— Мне нужны уточнения и гарантии, — заявила я, понимая, что схожу с ума, раз осмелилась на подобную наглость. – Точнее, у меня несколько просьб.

— Слушаю тебя.

— Думаю понятно, что я не горю желанием стать твоей любовницей…

— И?

— Но также я понимаю, выхода у меня нет, хотя вот убей, не понимаю, что ты ко мне прицепился…, — я замолчала, ожидая ответа на незаданный вопрос, но его не последовало. Харианец еще сильнее впился в меня взглядом, в зеленые глаза выражали лишь ожидание. – И я осознаю, что ты можешь мне отказать, поэтому не требую, но прошу.

— И что ты просишь? – тихо поторопил меня Си Льет, когда я вновь запнулась.

— По договору, я должна буду провести с тобой год, — хрипло продолжила я, чувствуя, что голос меня не слушается. – Не хочу, чтобы окружающие считали, что я твоя любовница. Представь меня своей помощницей, раз мы будем связаны контрактом. Это будет выглядеть более прилично… для меня. К тому же, сидеть целый год без дела… я сойду с ума. Мне нужно занятие. Какой будет круг обязанностей, уровень доступа и все с этим связанное, естественно определять тебе, но не заставляй меня чувствовать себя никем.

— Ты предпочтешь должность помощника роли моей спутницы? – негромко уточнил Си Льет.

— Я бы предпочла вообще оказаться за миллионы километров отсюда, но мне ничего не остается, как согласится на твои условия. И… у меня есть еще одна просьба. Не торопи меня… Я не могу вот так сразу…

— Это все?

— Через год, когда закончится срок договора, ты меня отпустишь. Не станешь преследовать или искать возможности для нового шантажа.

— Хорошо, — неожиданно согласился харианец. – Твои просьбы вполне разумны, хотя несказанно меня удивили. Я выполню их, но в ответ напомню, что тогда тебе придется проводить вместе со мной не только ночи, но и дни. Не вяжется с твоим желанием оказаться от меня как можно дальше.

— Терхор, давай начистоту. У нас сделка. Я в заведомо проигрышных условиях и что немаловажно, выкидываю из своей жизни целый год. Не мне тебе говорить, насколько ценно время. Твои деньги мне не нужны, у меня их вполне достаточно…

— Кстати, — перебил он меня, в одно мгновение нависая надо мной, так что я машинально сползла вниз. – Ты в курсе, насколько оскорбительным выглядел твой поступок с возвратом?

— Прости, — на мгновение я понурилась, но вновь вскинула голову. – Скажу честно, мое поведение и решение было бы совершенно иным, но я поддалась эмоциям.

— Мне нравятся твои эмоции, но не советую повторять опыт. В этот раз у тебя была фора в несколько дней, но ее может и не быть.

— Прости! Я никогда не забуду, что ты уже дважды спас мне жизнь. И если таким образом я смогу отдать долг, я принимаю твой договор.

— Я рад, что не ошибся в своей оценке, — задумчиво заметил Си Льет. – В контракт внесут изменения и подготовят до того, как мы прилетим на Хариан. И еще, я успел узнать тебя довольно хорошо. Но одно дело сухие факты, а совсем иное действительность. Я потребую полной откровенности, если в этом возникнет необходимость, и отдачи в работе, раз ты решила избрать данный путь. Со своей стороны могу гарантировать то же самое, но оставляю за собой право определять степень информации и уровень твоей готовности к ее восприятию. Как буду решать все вопросы, касающиеся тебя: от одежды и до распорядка дня.

— И почему меня это не удивляет? – вздохнула я.

— Я знаю, что мы совершенно разные, — продолжил он. – Постараюсь быть терпеливым, но не забывай, что с момента подписания договора и на установленный им срок, вся твоя жизнь принадлежит мне. И я в любой момент имею право изменить условия.

— Надеюсь, я не пожалею о своем решении, — буркнула я еле слышно.

— Уверен в этом, — улыбнулся он и неожиданно предложил. — Отметим заключение сделки?

Я промолчала, лишь проследила взглядом, как харианец поднялся, собрал со стола посуду с остатками еды, отправил все в утилизатор, а потом достал из пищевого шкафа бутылку шампанского и пару бокалов. В полном изумлении, я продолжала наблюдать за ним, а когда передо мной поставили фужер с игристым напитком, и вовсе приоткрыла рот в состоянии шока.

— Полусладкое, — улыбнулся он.

— Мы пили его на лайнере, — задумчиво прокомментировала я, прочитав название.

— Верно. И пусть пока договоренность устная, предлагаю насладиться его вкусом за выполнение всех пунктов, — харианец подошел ко мне, протянул руку, едва ощутимо стукнул своим бокалом о мой, и поднес ко рту.

Я поступила также. Словно в тумане проследила, как Си Льет забрал у меня бокал, а затем взял за руку, вынуждая подняться и притянул к себе. Я вздохнула, предполагая, что последует дальше и размышляя, как далеко все зайдет на этот раз. Сложно было  сказать, хотела я этого или нет, но была честна сама с собой – мне вовсе не были неприятны прикосновения или поцелуи харианца. Проблема была во мне. Я никак не могла совместить в голове заключенную сделку и то, что чувствовала. И это пугало…

Зажмурилась, ожидая поцелуя, но прошла минута, я так ничего и не произошло. Я открыла глаза, посмотрела на хмурое лицо Си Льета, находящееся буквально с десяти сантиметрах от моего. Непонимающе уставилась на харианца, нервно прикусила губу и попробовала отстраниться. Меня не отпустили.

— Знаешь, как тяжело останавливаться в шаге от победы? – прошептал он, обдавая горячим дыханием.  – Сколько сил требуется, чтобы не воспользоваться приглашением, пусть оно и кажется столь явным, но не является им?

— Что?…

— Ты — сложное дело, Ева, — усмехнулся Си Льет, поглаживая руками спину. – Но представляя, каким будет выигрыш… Никогда еще не чувствовал такого вызова для самого себя.

— Не понимаю…

— Поймешь потом, а сейчас тебе пора кое с кем поговорить.

Как ни в чем не бывало, харианец задумчиво развязал подол рубашки, расстегнул одну пуговицу и спустил один край с плеча. Стало холодно, но я опасалась даже пошевелиться, затаив дыхание и ожидая, что будет дальше.

— И правда идет, — качнул он головой, а затем просто взял и отпустил меня, чтобы слегка придерживая за талию, повести в рубку. Опустившись на кресло, я недоуменно посмотрела на Си Льета, который занял соседнее, невозмутимо вызвал ИИ корабля и продиктовал ей номер. Тэри бросила на меня внимательный взгляд, и тут же исчезла, а по мониторам побежали сухие строчки данных.

 

Я молчала и не двигалась. Сопоставив свой внешний вид и нежелание Терхора, чтобы я сравнивала его с кем бы то ни было, я закономерно ожидала, что сейчас на мониторах появится лицо Алекса. Такая наглядная демонстрация, кому я отныне принадлежу, чтобы у моего напарника не осталось ни малейших сомнений. Возникло ощущение, что я канат, который перетягивают несколько мужчин одновременно. У каждого их них непонятные для меня планы, вот только от этого не легче. Но еще хуже мне было оттого, что я не понимала, что мне говорить дарканианцу, ведь его реакцию я могла предугадать, в отличие от Си Льета. Взбесится… Салея правильно заметила тогда. К предательству у Алекса отношение было крайне негативное, это если мягко сказать. Зачем Терхору выставлять меня в его глазах с такой позиции? Непонятно. Сердце все леденело и сильнее билось, а на экране так никто и не появлялся.   Пришлось подождать невыносимо долгих минут десять, прежде чем на мониторе возникло лицо… ара Аэтте.

— Здравствуй, Ева, — укоризненно взглянул он на меня.

— Ар Аэттэ, — нервно выдохнула я, не удержалась, посмотрела на едва заметно улыбающегося Терхора, и снова взглянула на врача, невольно потупившись. – Простите. Я… Но как вы…. Почему… Простите… Черт!, — выругалась я и замолчала, ибо собственное заикание достало.

— Безответственная и неблагодарная девчонка, — припечатал меня он. – Как только додумалась до подобного? Ты совсем не ценишь, что для тебя делают!

Я подняла взгляд и удивленно посмотрела на него. Никогда раньше виорец не позволял себе не то чтобы повышать голос, но и ругаться. Но он был прав в определениях, примерно так я себя и чувствовала. Мельком посмотрев на Терхора, я нахмурилась и упрямо сжала руки в кулаки. Да, я виновата, но и он далеко не ангел!

— Я не стану оправдываться, — решительно ответила ему. – Да, сглупила, но огребла за это столько, что никогда не забуду. Но и вы не были со мной откровенны! Может, расскажите, что за «витамины» вы мне вкололи? Или лучше назвать это блокиратором? А ведь я доверяла вам, как никому другому.

С удовольствием отметив, как виорец посмотрел на Си Льета, потом снова на меня.

— Ева, все что я делал, направлено исключительно тебе во благо.

— К черту, ар Аэттэ! Если еще раз услышу эту фразу, я с ума сойду! Или прибью…, – повысила я голос. – Будьте откровенны хотя бы сейчас, когда вас прижали к стенке. Я знаю, что это были за «витамины» и по чьей указке вы мне их кололи. Возможно, мне и сейчас продолжают их колоть. Сложно сказать, ведь последние четыре дня я была в отключке… Которая вовсе не была приятным забытьем, — добавила еле слышно.

Врач и Си Льет снова переглянулись, но наблюдала я именно за харианцем, как за «генератором идей». И вот, он едва заметно кивнул, ар Аэтте поджал губы, глубоко вздохнул и покачал головой. Не знаю, что именно он думал по этому поводу, но откровенное признание все равно меня поразило.

— Ева, прости. Надо было сказать тебе раньше, но…

— Разрешение получили только что, — перебила я его. – Бросьте, ар Аэтте. Я прекрасно понимаю, кто тут дирижер, а кто сидит в оркестровой яме. Вот только, чтобы мелодия была красивая, всем музыкантам желательно раздать ноты. Итак, что там с блокиратором?

Последнее адресовалось харианцу, и он это прекрасно понял, если судить по легкой улыбке, появившейся на губах. В вот одобрение, появившееся в зеленых глазах, едва не выбило меня из колеи. Я быстро качнула головой и снова посмотрела на виорца.

— Ева, ты ведь в курсе, что тебе ввели препарат, который был направлен на закрепление привязки? – я кивнула, отправив внушительную мысленную тираду в адрес Алекса. Именно к такому выводу я пришла, и это было вполне в духе дарканианца. – Я разработал состав, который нейтрализует его действие.

— И направит ее по другому адресу? – резко спросила я.

По тому, как смутился виорец, я поняла, что именно эту цель перед ним и поставили. Это было подло, но я не обманывалась и насчет харианца. В этом они с Алексом были схожи. Шли к своей цели решительно и невзирая на остальных, хотя для меня все равно было непонятно, почему они оба так зациклились на мне.

— Ева, поверь, я не просто так давал клятву врача. Я не действую во вред своим пациентом, какую бы прибыль мне не сулили. Так что мои исследования были направлены исключительно на нейтрализацию. И я рад, что опытный образец оказался успешным.

— Правильно ли я понимаю, что привязка к… другому мужчине больше не действует, — уточнила я.

— Именно, — виорец снова посмотрел на Си Льета, но тот оставался невозмутимым. – Или тебя это не радует?

— Отчего же, — я откинулась на спинку кресла, продолжая одновременно следить за обоими. – Я просто счастлива, и очень благодарна за то, что вы вылечили меня. Но хотелось бы услышать правдивый прогноз  на будущее.

— Ева, я хороший врач и генетик, но не бог. Изменить именно твой генный код мне не под силу. Пока ты будешь принимать препарат, то сможешь смотреть на мужчин реально, оценивая их как землянка. Бросишь… альтарианская часть твоей натуры возьмет вверх. Я попробую улучшить сыворотку, сделать срок ее воздействия более длительным, но пока каждый день необходимо делать инъекцию.

—  Ненавижу уколы, — пробормотала я и посмотрела на Си Льета. – А если не делать их, то вернется старая привязка или запустится новая?

— Этого я не знаю, — развел руками врач.

— Понятно. Ар Аэтте, а что с моей спиной? Думаю, господин Си Льет отправлял вам данные.

— Все в порядке…, — виорец снова на несколько секунд отвел взгляд. — Но когда встретишься с Адером, думаю он выскажет все, что думает о пропуске тренировок.

Невольно я улыбнулась. Этот может.

— А он…

— Уже ждет тебя на Хариане, — сообщил Терхор. – А ар Аэтте навестит нас через несколько недель.

Нас? Ну да… Как я могла забыть…

— Спасибо, — снова посмотрела на виорца. – Буду ждать нашей встречи.

— И тебе удачи. Я рад, что ты все же приняла верное решение.

Врач отключился, а я продолжала изучать харианца. И мне не нравились мысли, что лезли в голову. Если сыворотка виорца направлена на то, чтобы снять привязку, то получается, я не только больше не боюсь Си Льета, но мне приятно и его общество? Открытие. Причем я не определюсь вот так сразу, какое именно: приятное или нет. Да уж, правду говорят, человек ко всему привыкает, и чертов харианец незаметно стал пользоваться неким подобием доверия. Хотя, другого и быть не могло, после того как он спас меня тогда на станции, а потом и вытащил от пиратов. Но если учесть, что именно из-за него я и влипла во все это… Нет, вру. Первопричиной был Алекс и я просто до чертиков рада, что он больше не имеет на меня влияния. Осталось прояснить только один момент…

— Ты позволишь мне принимать препарат ара Аэтте? – тихо спросила я и едва ли не заликовала, когда он медленно кивнул.

— И не станешь под него маскировать что-то другое? – напряженно уточнила я.

— Ты получала его все то время, что провела на корабле, — совершенно спокойно заметил Си Льет, что вызвало у меня новую порцию удивления.

— Можно еще вопрос? – харианец кивнул. – Почему я чувствую себя настолько хорошо? Это странно, учитывая произошедшее в последние дни.

Терхор снова едва заметно улыбнулся, и мне захотелось его ударить. Но, одновременно появился и интерес. У Си Льета было множество тайн и мне хотелось узнать ответ хотя бы на одну из них, особенно, почему у него пунктик по поводу меня.

— Скажи хотя бы, это временный эффект или надолго?

— Пока сложно сказать, — неожиданно признался он. – Подобный эксперимент я провожу впервые. Это все, что ты хотела узнать? – вкрадчиво уточнил он, протягивая руку и поправляя рубашку.

Что спрашивать? Зачем я ему? Что за эксперимент он проводит? Так он не ответил раньше и на другие вопросы, и нет гарантии, что ответит на этот раз. Касаться каких-либо еще серьезных вопросов, так там такая же ситуация… Или подыграть ему и поинтересоваться, зачем он обставил все так, что я машинально решила, что увижу своего бывшего напарника? Ладно, я умею играть по чужим правилам. Как мне постоянно говорил Алекс… Смирись. Черт! Он так часто говорил мне это, но потом добавлял… Соберись и двигайся вперед.

— Зачем ты обставил все так, что мне предстоит говорить с Алексом? – посмотрев на Терхора, уточнила я.

— А ты этого ждала? Не так ли, — усмехнулся он.

— Зачем задавать вопросы, если знаешь ответ?

— Ты была так взволнованна, испугана, напряжена. Теперь я знаю и эту твою сторону.

— Что?

— Как проявляется твое ожидание и нетерпение по отношению к тому, как ты считаешь, тебе небезразличен.

— Очередной тест?

— Скорее, небольшое уточнение.

— Ты понимаешь, что мне сейчас хочется тебя прибить? – прищурилась я.

— Отчетливо.

— Вот и чудно, — мрачно заметила я, сгребла планшет и встала с кресла.

— Далеко собралась?

— Рыдать о загубленной юности и нелегкой девичьей доле, — буркнула я.

Полный удивления взгляд пролился бальзамом на израненное самолюбие.

 

***

Несколько часов спустя, Си Льет без стука вошел в каюту, что вызвало у меня недовольную гримасу. Впрочем, если учесть, что он вроде как у себя дома, то я постаралась побыстрее прилепить на лицо более миролюбивое выражение.

Как я ни старалась, но не могла решить казалось бы простую задачу. Что делать дальше. По всему выходило, что стоит не рыпаться и плыть по течению, особенно в свете данных обещаний, но внутри все протестовало против подобного. Все же, время проведенное с Алексом не прошло бесследно. Я стала бунтаркой, а может и всегда была ею. Ненадолго приглушила эту часть натуры, пока пыталась жить жизнью Евы Стайр, но она вновь проснулась. Получив согласие Си Льета не принуждать меня к близким отношениям, я неожиданно увидела и плюсы в своем пребывании рядом с ним. Новый опыт работы, как ни крути – защита, и достаточное количество времени, чтобы продумать пути к отступлению. За этот год, я полностью восстановлюсь, возможно, избавлюсь от той части своей натуры, как чертова привязка, ну а про документы и опять же вероятное пополнение собственных финансов, можно и не говорить. Все это казалось невероятным подарком судьбы, вот только… если бы я знала, что движет моим «благодетелем».

В любом случае, вступать в противостояние по меньшей мере глупо, причем с каждым. Конечно, можно интриговать, вот только если все выяснится, ничего хорошего мне не принесет. Не знаю, что движет ими, но пока я играю в относительно честных рамках и не пытаюсь никого подставить, то и отношение ко мне более мягкое. А бодаться с Алексом, не говоря про Терхора…, я даже такой мысли не допускала. Просто, собственными глазами видела, как поступают с такими вот зарвавшимися и считающими себя особенно умными дурами. Нет, надо попробовать сыграть очень осторожно и договориться так, чтобы все же они все оставили меня в покое.

— Ева, — позвал меня Си Льет. – Как себя чувствуешь? Поплакала?

Я уставилась на него. Харианец с каждой минутой удивлял меня все сильнее. Это что такое было? Вот только что. Попытка пошутить?

Медленно выпрямившись, я спустила ноги с койки и взглянула на харианца.

— Контракт, — пояснил он и положил передо мной бумаги.

Я взяла их, быстро пробежалась по строчкам и поняла, что он учел все мои пожелания. Даже пункт, касающийся «близких» взаимоотношений был прописан. Завуалировано, но все же он был включен, и там указывалось условие «непринуждения». Помимо этого, мне назначалась неплохая оплата за работу, если не сказать больше – она была огромной и даже неприличной. Что касается должностных обязанностей, то тут все оказалось сложнее и непонятнее. Круг моей работы определялся Си Льетом и только им. Я переходила на полное его обеспечение, обязана была находиться рядом с ним все время. Выходных не полагалось, а рабочий график был скромно указан как «ненормированный». Так же я обязана была сопровождать его во всех поездках и прочих перемещениях, а еще проживать вместе с ним в одном доме. Тоскливо, если так подумать. Спокойно, обеспечено, но страшновато. Я быстро взглянула на Си Льета, подметила ожидание в зеленых глазах, но не смогла найти в контракте больше ничего подозрительного. Разве что слово «спутница» все же присутствовало, хотя и не в шапке, а в теле самого договора. А еще меня смутило, что я опять приобрела новую фамилию. Новую, да не совсем. Помнится, на Альтаре я уже примеряла ее. Итак, на следующий год я стану Евой Мартеро. Нельзя сказать, что я испытывала дикий восторг по этому поводу, но тут уж хозяин – барин. Решил ли он так постоянно напоминать мне об Альтаре и как я угодила в его ловушку, а может просто не стал проявлять фантазию или взял одну из распространенных имен оттуда, мне было все равно. Главное – имя оставил. А с причиной выбора фамилии – разберусь.

В любом случае, у меня было несколько часов, чтобы хорошенько подумать. Еще раз посмотрев на харианца, я поднялась с койки, взяв с собой контракт, прошла к столу и покрутив ручку между пальцев, поставила размашистую подпись.

— А теперь ежевечерний укол, — улыбнулся он, достал из ящика стола до боли знакомый бокс, открыл его и вытащил ампулу.

Я закрыла глаза, чтобы не видеть, что будет дальше. Почувствовала только, как кожи на плече коснулся пахучий влажный тампон, а следом ощутила укол. Поморщилась, но ничего не сказала. Это просто один из пунктов договора…

Теплые пальцы осторожно коснулись шеи, погладили ее, а еще через несколько секунд я почувствовала, как его пальцы стащили заколку и распустили волосы. Я нервно прикусила губу, стараясь утихомирить взбесившийся пульс, но помогало мало.

— Все хорошо? – уточнил Терхор минут через пятнадцать, когда я уже ничего не соображала, настолько сильно стучало в висках.

— Черт! – выругалась я невольно и быстро добавила. – Все нормально.

— Ева, — я посмотрела на Си Льета. – Ты не пожалеешь ни о чем.

— Увы, убедится в этом я смогу всего лишь через год. Не так ли?

 

Глава 7

 

***

Я стояла у огромного, на всю стену, окна, пила маленькими глотками чай и задумчиво разглядывала раскинувшийся внизу город. Небоскребы из стекла и стали, многоуровневые трассы для флаеров, множество огней, так отчетливо видных на вечернем небе, и практически полное отсутствие какой-либо зелени. Оно было понятно. Растения просто не выживут при таком смоге и отсутствие нормального освещения. Мир живых неэмоциональных роботов и психов. Две стороны одной медали. Место, откуда с каждым часом хотелось оказаться как можно дальше.

Хариан. Родная планета Терхора. Только оказавшись здесь и немного оглянувшись по сторонам, я окончательно осознала, куда попала. Семья Си Льет была одной из самых влиятельных на планете. Ее представители сосредоточили в своих руках столько направлений, что вначале у меня это вызвало шок. Я успела познакомиться с братом Терхора и двумя его сестрами, которые восприняли меня как ручную зверушку своего родственника, снисходительно улыбнулись, когда он представил нас и тут же потеряли интерес, занявшись тем, ради чего и приехали в офис Терхора.

Но ни отец, ни его мать до сих пор не выразили желания познакомиться поближе, да и вроде их не было на планете… В любом случае, я была рада этому. За те три недели, что я провела в Сайтране, самом большом городе на Хариане, я успела узнать, что из себя представляет семья того, с кем я была связана контрактом еще на одиннадцать месяцев и семь дней. Одно было понятно, обещание, что Терхор дал виорцу, было правдивым. Его имя давало мне неприкосновенность и такую защиту, о степени которой я и догадаться не могла. Его имя открывало все двери, любые вопросы решались моментально, а сам он вел себя безупречно.

Мы жили в его доме на окраине города. Большой белый двухэтажный особняк в современном стиле был залит светом, сверкал чистотой, был заполнен всеми возможными техническими новинками и страдал полным отсутствием уюта, в моем понимании, конечно. На стеклянных полках не наблюдалось милых сердцу вещиц, вроде фотографий и сувенирных статуэток, от натуральной кожи мягкой мебели, за несколько метров несло офисом, а картины на стенах напоминали скорее выставку современной живописи, которые надо было повесить только потому, что так полагалось по последним веяниям в моде интерьеров. Именно этот вопрос я и задала, когда в первый раз оказалась в доме Терхора. Он невозмутимо пожал плечами и заметил, что ему это безразлично, потому как он крайне редко проводит тут длительное время. Я приняла это объяснение, хотя следующие три недели мы никуда не ездили и оставались в пределах города.

Как и просила, я стала помощницей Си Льета. Первые дни ко мне приставили его секретаря и, ознакомившись с графиком Терхора, я присвистнула от удивления, чем вызвала недоуменный взгляд «наставника». Но какая могла быть еще реакция? Разве можно работать в таком темпе, умудриться провести в день десятки встреч, быть в курсе всего, да еще и напомнить секретарю детали договоров, которые Терхор изучал, будучи на другой планете? На мой взгляд – это невозможно, но Си Льет опровергал все мои предположения своими действиями.

Два месяца он не появлялся у себя в офисе, находясь на Виоре и наблюдая за мной. Я думала, что он теряет время, и по возвращению его ждет полный бедлам. Оказалось – я ошибалась. В первый же день, как мы прилетели, нас встретил флаер, который отвез нас домой к Терхору. После небольшой экскурсии по дому, мне отвели час на то, чтобы я привела себя в порядок и переоделась. Что касается одежды, то к моменту, как нас доставили в особняк, меня уже ждала девушка в строгом костюме черного цвета и с огромным количеством чехлов для одежды. Она представилась сотрудницей одного из мультибрендовых бутиков, смерила меня невозмутимым взглядом, не обращая внимания на весьма непрезентабельный вид, и уточнила, что ждет меня для примерки, как только я освобожусь.

За отведенный мне час, я успела принять ванну, привести себя в порядок и перемерила часть того, что мне доставили. Точнее, выбрала один из нескольких деловых костюмов, мельком удивившись идеально подобранному размеру, и облачилась в него. Спустившийся вниз Си Льет быстро смерил меня взглядом, кивнул девушке, которая тут же покинула комнату и подал мне руку. Нахмурившись и, не понимая, отчего он провел меня к дивану и усадил на него, я внимательно посмотрела на него.

— Думаю, тебе понятны основные правила, по которым мы вынуждены жить, — негромко сказал Терхор и я кивнула.

За то время, что мы летели на Хариан, я успела изучить свое новое место «работы» на ближайший год и уяснить, как мне нужно себя вести. Вообще, ситуация складывалась немного безрадостная, но я готова была принять ее. А значит, как можно меньше эмоций, больше исполнительности и не отходить от Си Льета слишком далеко.

— Сейчас мы поедем в мой офис, — между тем продолжил Терхор. – Раз уж ты настояла на должности моей помощницы, то тебе придется работать, как и было оговорено в контакте. К тебе будет приставлен наставник, постарайся войти в курс моих дел за неделю. Обычно на это дается максимум три дня. Так что если ты хочешь, чтобы тебя воспринимали серьезно, не давай мне повода быть недовольным. Список рабочих обязанностей получишь в офисе, про остальные я сообщу тебе лично вечером. Когда я сочту тебя готовой, будешь присутствовать при встречах. Ближе к вечеру будешь заниматься с Адером. Ну и понятно, что ты составляешь мне компанию на всех обедах и ужинах.

— От завтраков освобождаешь? – с улыбкой уточнила я.

— А завтракать мы будем наедине и здесь, — «обрадовал» меня Си Льет.

— Хорошо.

А что мне еще было отвечать? Сама напросилась. На какой-то миг закралась предательская мысль, что возможно не стоило напрашиваться на работу, но вспомнив, какие возможности мне предоставляет подобная «стажировка», я тут же отбросила ее. Год рядом с Терхором – это все равно, что выйти на совершенно иной качественный уровень. О подобном можно только мечтать, а о всех пугающих меня моментах мы вроде договорились отдельно. Я понимала, что близкие взаимоотношения неизбежны, хотя мы и спали в разных комнатах, правда смежных, но пока старалась думать об этом, как о чем-то далеком, что возможно и не произойдет. Ну хоть убейте меня, но я не верила, что Си Льет потратил на меня столько времени и денег, прельстившись моей красотой или воспылав пламенными чувствами. В его действиях было потайное дно и я это обязательно выясню. Думаю, это поможет мне разгадать секрет, почему ко мне привязался и Алекс. Я должна обязательно это узнать и желательно до того момента, как дарканианец отыщет меня. В том, что это произойдет, я не сомневалась. Сама я не планировала с ним связываться. И дело не только в том, что опасалась реакции Си Льета, ведь он сам сообщил, что контроль за мной будет тотальный. Я была не готова к встрече с Алексом. Мне нужны были силы и знания, а я до сих пор не могла этим похвастаться.

— Ева, — окликнул меня Арех, секретарь Си Льета, худощавый молодой парень. – Встреча закончится через пятнадцать минут. Пора делать последние приготовления к следующей.

Я отправила стаканчик в утилизатор, огладила узкую юбку и отправилась за Арехом. Парень не в пример мне прекрасно разбирался во всей этой кухне, и был едва ли не единственным из армии секретариата, который находился с Терхором постоянно. Он был на рабочем месте, когда мы приезжали, оставался, когда мы уезжали, и никогда не задавал вопросов, отчего шеф везде таскает с собой секретаршу, которая появилась столь внезапно. Со мной он был всегда вежлив, исполнителен,  предусмотрителен, услужлив, но крайне суров и строг, когда кто-то пытался помешать рабочему процессу. Дополнительную нагрузку в виде меня он воспринял спокойно, с присущей харианцам равнодушием, но от этого ни на мгновение не пострадала основная работа. Как-то я поинтересовалась, каково ему выдерживать такой прессинг и нагрузку, на что он впервые проявил такую эмоцию как изумление и спокойно пояснил, что место в корпорации Си Льета настолько нереально заполучить, что он готов и вовсе не спать, лишь бы не потерять свое. Я покачала головой и больше подобные вопросы не задавала, зато еще с большим вниманием присмотрелась к моему «работодателю». И в очередной раз удивилась его работоспособности и поняла, насколько не дотягиваю до его уровня. Да что там говорить. Мне никогда не достичь даже уровня Ареха.

— Ева, — спокойно напомнил о себе секретарь. – У нас осталось двенадцать минут.

Решительно мотнув головой, отгоняя посторонние мысли, я прошла в следующий конференц-зал, проверила, что сеть работает безупречно, разложила планшеты, бумагу, расставила напитки, в то время как Арех загрузил данные и подготовил все для демонстрации. Да, три недели спустя, я все еще выполняла обязанности секретарши. Меня допускали не на все встречи, хотя допуск открыли с первого дня, один из самых широких. Иногда, Си Льет смерял меня внимательным взглядом и коротко кивал Ареху, который фиксировал все распоряжения начальства, или Кайле, другому постоянному секретарю, и передо мной закрывалась дверь. То совещание, что проходило сейчас, было как раз таким. Я не злилась, просто реально оценивала свои возможности.

В последний раз окинув взглядом комнату, я вышла в приемную и пригласила пройти в конференц-зал всех приглашенных. Как только все проследовали на свои места, а Арех застыл в дверях, дожидаясь Терхора, я снова подошла к окну. Бросила быстрый взгляд на часы, проверила поступление корреспонденции на рабочий планшет, привалилась к стене и начала отвечать на срочные письма. Понимая, что это немного не соответствует облику идеального секретаря. Оправдать свое нахождение не за столом, на рабочем месте, я могла только тем, что в помещении никого не было, хотя на самом деле я не сидела сиднем именно из-за советов Адера.

— Пошли, — кивнул мне Терхор, показавшись в дверях.

Я тут же проследовала в кабинет, заняла мест рядом с Арехом, и приготовилась заниматься тем, что от меня требовал Си Льет. А именно, наблюдать и запоминать. Вечером, мне предстояло обобщить все увиденное и услышанное, и высказать Терхору свое мнение. Порой после этого, он оставался невозмутимым, иногда его губы трогала легкая улыбка, и от этого появлялось чувство удовлетворения. Значит, я или озвучила собственные мысли харианца, или приблизилась к ним. Я понимала, он медленно готовит меня к тому, что задумал, вот только вся картина целиком оставалась мутной. Он словно пытался заставить меня увидеть весь пазл целиком, но показывал настолько малые кусочки деталей, что я пока еще не могла представить даже очертания. Технические разработки и поставки различных комплектующих, научные исследования… Промышленность, новейшие технологии, продовольствие и даже вооружение… Обеды с представителями самых разных направлений. Черт! Чем дальше, тем сильнее у меня появлялась уверенность, что Терхор параллельно ведет слишком много проектов, причем некоторые их них были откровенно нерентабельными. Нелогично…

Но сегодня все было иначе. Совещание проходило в привычном ритме, но мне показалось, что Си Льет напряжен. Нет, это никак не проявлялось внешне, привычная невозмутимость, непроницаемый взгляд. Но, я столько уже времени провела с ним рядом, что чувствовала изменения.

Но еще сильнее меня напрягало другое. Уже в который раз, у меня возникло подозрение, что работа идет всего над несколькими проектами. Но вот разрабатывают их разные команды, причем, каждый участок еще и дополнительно разделен на множество кусков. Я видела это, потому что присутствовала на многих переговорах, а вот остальные участники – не пересекались. Грамотный подход… Помнится, отец Гордона тоже работал схожим образом, вот только объемы были несравнимы. Но опять же, я не могла избавиться от мысли, что как раз основные детали мне и не показывают. Я пыталась разобраться самостоятельно, крутила уже известные мне детали пазла так и эдак, но не зная исходной точки, это могла быть все что угодно. Но, так же я знала и то, что нахожусь буквально в шаге оттого, чтобы увидеть всю картинку целиком. Не хватало самой малости… последней зацепки, но я все равно доберусь до нее…

Ровно в обозначенное время все закончилось, народ постепенно покинул комнату, а я, дождавшись похожего распоряжения, последовала за ними. Арех ушел последним, закрыв за собой дверь и оставив Терхора в одиночестве.

Спокойно наблюдая, как покидают приемную последние вызванные на совещание, как Арех сразу же занял свое рабочее место и погрузился в работу, я снова посмотрела в окно и вернулась за выделенный мне стол. Быстро закончив с письмами, я недоуменно уставилась на новое сообщение. Письмо пришло по личному каналу от Терхора и содержало в себе просьбу отменить ужин в ресторане и быть готовой отправиться домой. Невольно я нахмурилась, а потом вспомнила окаменевшее лицо Си Льета, заледеневшие зеленые глаза и поняла – он все же устал. Тут же выполнила распоряжение, сложила вещи в сумку, убрала стол и принялась ждать. Терхор появился примерно через полчаса, кивнул мне, попрощался с Кайлой и направился к лифтам. Я привычно последовала за ним.

Все то время, что понадобилось, пока мы не добрались до стоянки, Си Льет молчал и гипнотизировал взглядом двери. Я уже немного привыкла, что к концу дня он немногословен, хотя до сих пор чувствовала себя неуютно.

— Садись за руль, — неожиданно распорядился он, когда мы оказались у черного, наглухо тонированного флаера.

Я послушно отправилась на водительское место, завела транспорт и вызвала меню навигатора, намереваясь выбрать адрес особняка.

— Нет, — Терхор взял меня за руку. – Озеро Кримор.

— Хорошо, — медленно ответила и сделала все, как он сказал.

Медленно подняла флаер в воздух, быстро посмотрела на Си Льета и нажала подтверждение.

Мне не верилось, что сегодня я увижу хоть что-то новое, кроме надоевшего до скуки маршрута: дом – работа – дом. Я еще помнила слова Си Льета о том, что мне понравятся океаны Хариана. Проблемы была в том, что до сих пор я видела их только на фотографиях или в роликах, а это никак не способствовало любви к планете в целом.

И вот – невероятный поворот. Я боялась дышать, чтобы Си Льет не изменил решение. Озеро Кримор было неподалеку от города, окружено крупной рощей и использовалось в качестве зоны отдыха. Ближайшее «зеленое пятно» в окрестностях Сайтрана. Хотя судить о популярности этого места я не могла, ибо никогда раньше не бывала там. Но насколько я помнила, этот парк закрылся еще несколько часов назад, хотя… разве я не убедилась, что для Си Льета не существуют закрытые двери.

 

***

— Подожди меня здесь, — резко сказал Терхор, когда мы оказались на территории парка озера Кримор и ворота за нами закрылись, как гарантия, что нам никто не помешает и мы единственные посетители.

Я кивнула, с некоторым удивлением наблюдая, как Си Льет вышел из флаера, закрыл дверь и направился вглубь рощи по едва заметной тропинке. Как я поняла, по направлению к озеру. Буквально через несколько секунд он скрылся из поля зрения, а я все сидела и смотрела ему вслед, хмурясь все сильнее. Мне не нравилось вся ситуация. Я не могла не обратить внимания, что Терхор с самого утра был напряжен, насколько резко были обозначены скулы, когда мы ехали сюда, да и за всю дорогу он не проронил ни слова. И что еще более удивительно, не пытался коснуться меня. За последнее время я привыкла, что, в некотором смысле, стала его персональной «кошкой». Конечно, на людях он вел себя невозмутимо и отстраненно, но наедине… он не упускал возможности. Постоянно касался меня, перебирал волосы, порой целовал… Это все происходило таким образом, словно его действия были случайные. Далекие звезды! Каждый день я в добровольно принудительном порядке сидела рядом с ним в кабинете, обсуждая события прошедшего дня, пока не наступало время тренировки.  Это были единственные часы, не считая ночи и тех моментов, когда он скрывался в кабинете или конференц-зале. Тогда мы расставались. Единственное, что меня радовало, что во время занятий он больше не присутствовал, закрываясь в кабинете особняка, и поручая меня Адеру. После тренировки, стараясь не мешать, я тихонько подходила к двери кабинета, слышала резкие приказы, звук работающих систем, переговоры с неизвестными мне лицами. Это вызывало интерес, но я старалась не давать росткам любопытства взять вверх. Только в очередной раз удивлялась трудоголизму Си Льета и неслышно уходила, чтобы остаться в одиночестве.

Вообще, у нас с ним установились странные взаимоотношения. Вежливые, немного отстраненные, если не обращать внимания на то, что в них совершенно невозможно было разобраться. Терхор не торопил меня, как обещал и как было зафиксировано в подписанном договоре, вот только ежевечернюю пытку, когда он приходил делать мне укол, никто не отменял. Я прекрасно видела ожидание в зеленых глазах, а последние дни и вовсе ловила себя на мысли – может, стоит решиться и сделать шаг навстречу, но стоило взглянуть в его глаза, в очередной раз оценить тело и… в это мгновение я словно цепенела, не решаясь даже пошевелиться.

Быстрый взгляд на часы и я нервно прикусила губу. Прошло уже минут пятнадцать, как я осталась сидеть в машине. Глаза привыкли к темноте, я все так же гипнотизировала кусты и деревья, за которыми скрылся Терхор. Ожидание нервировало. В конце концов, я все же не выдержала, открыла дверь и выбралась из флаера. Бесшумно закрыла ее, прислонилась к холодному боку машины и прищурилась. Ничего. Только тишина ночи, если ее можно было так назвать.

Хариан и Земля отличались кардинально. Тут не было той томительной ночной прохлады, несмотря на близость озера. Не пели птицы, да и многоголосья из лягушек не слышалось, как не носилась мошкара и гнус. Только луна, немного похожая на земную, хотя и с несколько красноватым отливом, так же безразлично находилась на небосводе.

Я оглянулась, немного подумала, а затем осторожно направилась следом за Си Льетом. Возможно, я поступала глупо, но способность тихо и спокойно дожидаться его возвращения исчезла в неизвестном направлении. Нервно выдохнув, я решительно двинулась вперед.

 

***

Осторожно раздвигая кусты и стараясь не сильно шуметь, я пробиралась вперед. Зачем я это делала – сложно сказать. Наверное, просто чувствовала, что должна, хотя и не понимала, чем вызвано подобное решение. Мне понадобилось около пятнадцати минут, прежде чем кустарник поредел и под лунным светом сверкнула поверхность озера.

Последняя преграда в виде раскидистого куста, немного похожего на земной шиповник, судя по огромному количеству противных колючек, но я не решалась покинуть ее, ведь то, что предстало взгляду, напрочь выбивалось из того, к чему я привыкла.

Он плавал. Размеренно, делая сильные гребки руками, направляясь к берегу. Черт! Извращенец с характером робота! Решил поплавать, в то время как меня оставил в одиночестве во флаере. Как и всегда – ничего не сказал, просто отдал очередной приказ. Что-то мне говорит, что у Си Льета медленно, но верно едет крыша. Такие поступки вовсе не типичны для него, насколько я сумела узнать за почти три месяца нашего общения. Но факт оставался фактом. Терхор не просто снял с себя одежду, но и, нарушая все мыслимые и немыслимые правила поведения, принятые на Хариане, плавал в озере общественного парка.

Я нервно оглянулась, но никого не было. Одного я не понимала. Терхор не мог не подумать о том, что я вполне смогу нарушить его распоряжение и стать свидетельницей заплыва Си Льета. Хотя… с другой стороны, его пропустили, просто быстро взглянув на него через приоткрытое стекло. А значит, такое уж было… и больше чем уверена, это останется в тайне для всех, а вот сам поступок можно было рассматривать не только как необходимость немного снять стресс, но и то, что казалось дикостью на первый взгляд… Он специально приехал со мной сюда, чтобы я увидела его или… не знаю, для чего он это сделал. Мог бы вполне поплескаться и в одиночестве.

Я снова посмотрела на Си Льета, который к тому моменту уже вылез на берег, и невольно прикусила губу. Черт! Неожиданно, мне стало слишком жарко, несмотря на прохладу ночи. Во рту пересохло, я нервно кусала губы, но  как завороженная, я смотрела на моего «работодателя» и не могла отвести взгляда. Застыла на месте, с непонятным чувством внутри наблюдая, как он несколько мгновений смотрел на гладь озера, а потом принялся одеваться. Сильное…, идеальное тело с крепкими мышцами постепенно скрывалось под одеждой. Гораздо быстрее, чем мне того хотелось и в то же время, спокойно, размеренно, как и всегда, не упуская ни одной детали. А мне почему-то захотелось подойти и коснуться его тела… до того, как он закончит одеваться, но на мгновение представив, как это будет выглядеть…

И вот, время упущено, а он уже стоит и завязывает галстук и только пиджак остается лежать на земле. Я смотрела и словно впервые видела харианца. Хотя, если так разобраться, я действительно никогда не разглядывала его не только без всего, но и даже просто без рубашки. Даже в особняке, дома, максимум что он себе позволял, это ослабить узел галстука и снять пиджак. На мгновение появилось желание узнать, а в чем он спит…  Я нервно сглотнула, поняла, как глупо я выгляжу, наблюдая вот так за Си Льетом, решительно мотнула головой и шагнула вперед, пока не захотелось развернуться и сбежать, тем самым несомненно обнаружив себя.

— Ева…

— Кто же еще? – буркнула я, подходя практически вплотную.

— Ты давно здесь? – медленно спросил Терхор.

— Только что пришла, — привычно соврала.

— Искала? – эхом переспросил Си Льет, разворачиваясь и беря меня за руку.

—  Знаешь, как бы страшновато сидеть одной во флаере. Тебя не было около часа, — обиженно добавила я. – Вот, пошла искать, а ты тут медитируешь… Мог бы и с собой взять.

Уф, вот так. Теперь меня нельзя заподозрить в подглядывании. Я не решалась смотреть Терхору в глаза, опасаясь, что он меня раскусит, так что уставилась на озеро, как и он несколькими минутами ранее и беззаботно уточнила:

— А что здесь такого есть, что понадобилось ехать на ночь глядя? – нервно спросила я.

— Красивый вид?

— Я похожа на пятилетнего ребенка? – скептически посмотрела на Си Льета, радуясь тому, что пульс практически пришел в норму.

— Вовсе нет. Я  никогда не воспринимал тебя в таком качестве…

— Тогда не надо рассказывать мне сказки.

— Тебе нравится тут? – неожиданно спросил он.

— В парке хорошо, хотя и маловато воды, — улыбнулась я. – А если ты про Хариан… Нет, — откровенно призналась. – Не люблю большие города, мало солнца, практически нет растительности, — немного подумала и добавила. – Чужой менталитет, друзьями я здесь не обзаведусь, но надеюсь, что приобрету полезный опыт. Конечно, если ты мне дашь такую возможность, — заметила я. – Подавая кофе и раскладывая бумаги в конференц-залах, этого будет сложно добиться.

— Мне казалось, что тебе некогда скучать, – с некоторым напряжением в голосе уточнил Си Льет.

— Так весь расчет на это? – я вырвала свою руку из его и шагнула назад. – Что я заскучаю или наоборот, завою от чрезмерной нагрузки и приду к тебе плакаться?

— Я предполагал…

— Тогда ты плохо меня знаешь, а сведения из собранного досье ошибочны!

— Не злись, — неожиданно примирительно заявил Си Льет и снова взял меня за руку.

— Не надо меня трогать!

— Что так?

— Кто я тебе? Если скажешь снова, что нужна — покусаю! – мрачно пригрозила я.

— Все сложно, — наконец, признался он и усмехнулся. – Хотя соблазн быть хотя бы покусанным – велик.

— Извращенец, — мрачно резюмировала я.

— Сам себе удивляюсь, — протянул Си Льет.

— Что-то у нас не туда разговор идет, — вздохнула я, в очередной раз вернула себе руку и села на траву, не заботясь о сохранности костюма. Подняла голову, посмотрела на харианца и похлопала ладонью по земле рядом с собой. – Садись и расслабься. Побудь обычным человеком, а не роботом, хоть раз в жизни.

— А я и не человек, — заметил он, взял свой пиджак, приподнял меня и усадил на него, а затем опустился рядом.

— Ты не даешь об этом забыть, — я снова вздохнула, чувствуя, как мужская рука обняла меня за плечи и притянула к себе. – Вот если посмотреть на нас сейчас со стороны, то можно подумать, что у нас свидание, а на самом деле, мы совершенно чужие друг другу, хотя и связаны договором.

— А об этом не даешь забыть мне ты, — заметил Си Льет. – И раз уж об этом зашел разговор. Ты просила время, я пошел навстречу и не торопил. Но мне необходимо знать более конкретные временные рамки.

— Я не харианка, планировать такие вещи не могу, — мрачно сказала ему, сделала попытку отстраниться, но мне этого не позволили. – Понимаю, если ты решишь настоять, я буду вынуждена подчиниться, но надеюсь, что подобного не произойдет.

—  Почему в каждом слове, которое слетает с твоих губ, я слышу или провокацию или обещание? – процедил Си Льет, разворачивая меня и перетаскивая к себе на колени.

— И в мыслях не было, — пробормотала я, стараясь не обращать внимания, что его сердцебиение участилось, как впрочем и мое. Завозилась, стараясь избавиться от его рук, но тут же переменила тактику и затихла.

— Знаю, — меня снова посадили на землю, а Терхор поднялся на ноги и снова уставился на гладь озера. Без его присутствия стало прохладно. Я попыталась стянуть пиджак на груди, а когда не получилось, просто обхватила плечи руками, пытаясь дрожать как можно менее заметно.

— Почему, когда ты узнала, что я предлагал изначально, все же отказалась стать моей спутницей? – глухо спросил он, так и не повернувшись. – Или для тебя настолько невыносима мысль об этом?

Я вздохнула, встала с земли и подошла к нему. Уперлась взглядом в спину, такую широкую и сильную, упрямо развернутые плечи, оценила мышцы, обтянутые тканью рубашки и… подняла руку и коснулась ее. Си Льет никак не прореагировал, а мне в очередной раз показалась, что я касаюсь каменной статуи. Правда, этот мрамор на ощупь был теплым, если не сказать больше…

Теперь формулировка понятий и определений подписанного контракта больше не были для меня тайной. Продержав меня в информационном вакууме почти два месяца, Си Льет еще не корабле неожиданно дал доступ к сведениям о Хариане, причем не к тому, что было в общем доступе в сети, а к реальным. Несколько дней я загружала в свой мозг информацию по планете, которая на год должна стать моим «домом», ее обычаями, основными сводами законов и, естественно, обычаями и характеристиками жителей… К тому моменту, как мы прилетели на Хариан, я знала и то, чем отличается статус «спутницы» от обычной любовницы, за что я ошибочно приняла его. И когда узнала – элементарно не поверила, ведь предположить, что насквозь прожженный в интригах, безупречно умеющий владеть собой, представитель влиятельной и богатой семьи, да и сам имеющий внушительный вес не только на родной планете, довольно привлекательный, надо честно в этом признаться, и обладающий невероятным терпением и согласный потакать моим причудам, предложит мне стать женой… Вот так, видя меня в первый раз в жизни?  Это все казалось безумием и расходилось с тем, что я успела узнать о Си Льете. Хотя, статус спутницы был нечто иным и как раз тем, о чем вскользь говорил Терхор. Спутница разделяла жизнь мужчины, получала право распоряжаться не только состоянием, но и жизнью. Вот такой вот расклад… Нет, не в том плане, что его можно было убить или продать. Как я смогла узнать, в этот период между партнерами происходило какое-то единение и что-то вроде слияния, но учитывая, что контракт я подписала, но ничего такого не почувствовала, то склонна была считать это всего лишь красивой метафорой.

По традициям Хариана срок устанавливался на то время, которое определяли стороны. Он мог быть и на десять лет, и на всю жизнь, правда последнее выбирали только представители самых влиятельных семей, что было вполне объяснимо. Большие деньги и секреты не терпят чехарды среди тех, кто получает к ним доступ. А в основном, «браки» заключались на срок от года до пяти. Пара вполне успевала обзавестись потомством и разойтись с чувством исполненного долга перед обществом и продолжала жить дальше. В одиночестве, без привязанностей, усталости от партнера и лишних эмоций, которые могли спровоцировать приступ агрессии. Немного странный обычай, но вполне в духе планеты, где все было направлено на подавление эмоций, чтобы не сойти с ума… Вот только, Терхор как раз принадлежал к одной из самых влиятельных семей на Хариане, а срок, прописанный в моем контракте был минимальным. Это и тормозило сильнее всего. Если бы у него и правда были серьезные намерения, он бы не выбрал именно этот временной промежуток. А раз так, то получается, я все же его игрушка, а год – достаточный срок, чтобы утолить свой каприз, успеть в полной мере насладиться, и расстаться, пока не слишком надоела.

Терхор давно повернулся ко мне, но я поняла это лишь тогда, когда почувствовала, что мои ладони, которые теперь легко касались груди харианца, осторожно накрыли сверху и несильно сжимали. Я тут же резко дернулась, попыталась отстраниться, но его руки сразу же переместились мне на талию и… дальше можно было не рыпаться.

— Ты не ответила на вопрос, — напомнил он. – Почему ты упрямо сопротивляешься неизбежному?

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Подпишитесь на рассылку!

Мы вконтакте