Глава 5

***

Остаток дня прошел великолепно, несмотря на то, что мотивы преподавателей пока оставались тайной. И если парни были готовы помочь мне во всем, рассказывая о порядках в университете, то в этом они оставались непреклонны. Я сама себе удивлялась, но выслушав заверения, что если кто и способен мне помочь, так это Джэтен и Эрстен, неожиданно поверила.

— Если ты думаешь, что четыре года просидишь за книгами, то ошибаешься, — усмехнулся Маркес, когда мы сидели в трактире Джосса и ужинали.

— Уже страшно, — усмехнулась я.

— Селеста, вот смотрю я на тебя, и меня терзает один вопрос, — протянул брюнет. – То, что ты подготовлена на уровне второго, а может и третьего курса по своей стихии, понятно нам всем. Но быть студентом – нечто большее, чем зубрить формулы.

— Вечеринки, развлечения, бурные выяснения отношений, романтические отношения? – уточнила я, а когда Маркес кивнул, возразила. – Не мой случай.

— Почему?

— Я пришла сюда учиться. Меня не интересует все это, — пояснила.

— А ты пробовала? – приподнял бровь Сайдар.

— Нет.

— Тогда не можешь судить, — решительно заявил Маркес.

— Ты уже сообщила семье? – спросил Сай, переводя тему разговора и задумчиво меня рассматривая.

— А смысл? – тоскливо протянула я. – Я тут пока на птичьих правах, если разобраться.

— Хочешь сказать, семья не знает, что ты здесь? – удивился Маркес.

— По официальной версии я в гостях у своей подруги, — осторожно сказала я. – Но времени осталось мало. Так что…

Естественно, я не стала говорить, каких трудов мне стоило выпросить «отпуск». Отец согласился, дав понять, что по возвращении я должна быть послушной. На это же время было назначено и знакомство с «женихом». Вилмар тогда сказал правду, Холден вовсе не являлся стариком, всего немного за тридцать, но мне не становилось от этого легче. Незнакомец, по слухам — закостенелый консерватор, который появлялся при дворе несколько раз в год… Не о такой жизни я мечтала. Да что там говорить, я даже не могла пока сообщить отцу о том, что отныне никакой власти у него надо мной нет и его протеже в пролете. Непонятно, сколько я еще проучусь здесь. Хвастаться раньше времени не хотелось, мое самолюбие не переживет, если после демонстративного заявления, придется вернуться домой…

— Называется, развлекли девушку, — буркнул помрачневший Маркес. – Раяр, ты бы хоть иногда голову включал!

— Все в порядке, — запротестовала я. – Но, наверное, мне все же лучше вернуться. Завтра сложный день…

— Я провожу, — Сай поднялся и протянул мне руку.

— Не стоит.

— Если ты думаешь, что я позволю тебе возвращаться одной, то ты безумна.

На это возразить было нечего, оставалось лишь кивнуть.

— А ты куда собрался? –  голос Сайдара стал жестким.

— Если забыл, напоминаю, я предпочитаю жить в общежитии, — расплылся в улыбке Маркес. – Там веселее.

Напряжение между парнями висело в воздухе. Не совсем понимая, чем оно вызвано, ведь на полигоне ребята работали слаженно, я нарушила собственные правила и спросила:

— Что происходит?

— Такую красивую девушку нельзя оставлять без охраны, — на такое заявление Маркеса я хмыкнула.

— Полегче, — в голосе Сайдара послышалась угроза.

— Спарринг, Раяр, — усмехнулся Маркес. – Ты знаешь правила.

Слушать их перепалку мне совершенно не хотелось, поэтому я молча развернулась, махнула рукой Джоссу и вышла на улицу. Не прошло и минуты, как парни догнали меня, но напряжение никуда не ушло, несмотря на все шутки. Но у меня был источник сведений, так что о причинах их давнего конфликта, а в его наличии я уже не сомневалась, намеревалась выяснить у Арлин.

— Я зайду за тобой завтра, — сказал Сай, когда мы прощались.

— В этом нет необходимости.

— Если я говорю, значит, считаю это нужным.

И снова я не стала спорить. Просто попрощалась и вошла в комнату.

Моих соседок не наблюдалось, несмотря на позднее время.

— Ты где? – тихо позвала Джастина.

— Здесь, — буркнул тритон, вылезая из-под кровати. – Хочу напомнить, эта внешность меня порядком достала.

— Ты говоришь мне это каждый день, — рассмеялась я. – Но за что не меняешь ее самостоятельно, я тебе очень благодарна.

— Когда уже можно будет? – тоскливо протянул он.

—  Прости, пока только так. Новости есть?

— Не считая того, что иномирянки испортили тебе форму? – деловито поинтересовался он. — И да, на твоей кровати остатки сонных чар.

— Это уже результат, — вздохнула я. – Меня интересует процесс. Что им все неймется?

— Блондинка имеет виды на твоего жениха или его дружка, здесь как повезет, а шатенка… она вообще бешеная какая-то. У нее по поводу мужиков пунктик. Считает, что ей гулять позволительно, а мужа себе хочет едва ли не девственника. И очень удивляется, что при таком подходе от нее все кандидаты шарахаются. Еще она увидела тебя сегодня в компании Маркеса и Раяра, и у нее окончательно крыша поехала. Она предлагала использовать магию, но блондинка напомнила, что за это их по головке не погладят. Вариант открытого противостояния возможен только на спарингах. А так… Отследить сонные чары практически невозможно, а мантия… они уверены в безнаказанности.

— Получается, завтра я должна проспать и мне будет нечего надеть? – резюмировала я.

— Точно.

— Спасибо, — провела подушечкой пальца по спине Джастина. – Предупрежден, значит, вооружен.

— Иномирянки очень странные, — вздохнул он.

—  Не думаю, что они все такие, — миролюбиво заметила я. – Признаю, мне не повезло и не собираюсь спускать это, но будем действовать в рамках правил.

— А когда ты разрешишь мне принять нормальный облик, а не непонятной ящерицы.

— Не стоит пока афишировать твое нахождение здесь. Итак, что с мантией?

— Они назвали это заклинанием тлена, к утру от ткани ничего кроме трухи не останется,  а сонное зелье в этот раз в кувшине с водой.

Задумчиво посмотрела на графин. Пить хотелось и сильно, но воздержаться не проблема, как и найти воду в другом месте. Неприятность была в другом. Запасной формы у меня не было, а в обычной одежде появляться на занятиях запрещалось правилами. Эх, как же не предусмотрела такой вариант и переоделась перед походом в город? Итак, отменить заклинание я не могла, потому что не обладала магией земли… Но я знала того, кто ей владеет.

— Жди меня здесь, — сказала Джастину, осторожно взяла и завернула мантию в покрывало, избегая на всякий случай прямого контакта с кожей и отправилась искать Маркеса.

***

— Ого, какие люди и без охраны!

— Девушка, вы меня ищете?…

Нервно улыбнувшись очередным комментаторам в мужском общежитии, я, как и раньше, не стала останавливаться. Маркес жил на четвертом этаже, лестничный пролет до третьего я уже преодолела, оставалось совсем немного.

Скулы сводило от вежливой улыбки, щеки пылали от «комплиментов», которые я успела услышать, а сила так и норовила сорваться с поводка. Нет, я понимала, почему была именно такая реакция. Поздний вечер, мужское общежитие, девушка, которая спрашивает, как найти одного из его обитателей. Мне не только ответили, но и любезно проводили, по пути сообщая всем желающим, к кому именно я иду. Но конкретно сейчас мне было наплевать на все это, главное, чтобы мой визит принес нужный результат. И вот, еще метров пять «позора», и я достигла цели. Глубоко вздохнув, постучала в дверь и отошла на шаг.

— Селеста?

Маркес был удивлен моим визитом и не скрывал этого, а я оторопела от его внешнего вида. Парень был обнажен по пояс, и, судя по всему, только что принял душ, потому что с кончиков влажных волос срывались капельки воды и стекали по торсу. Загорелый, с развитой мускулатурой… Красивое тело.

— Заходи, — брюнет отошел в сторону, сделав приглашающий жест рукой.

Я проскользнула в комнату, мельком отметила, что Маркес, как и Вилмар, живет один. Дома я никогда не осмелилась бы придти в комнату к мужчине без сопровождения, даже во время наших занятий с Фоули кто-то всегда находился поблизости. Отец не одобрял наше общение, но поводов для запрета я ему не давала, в точности соблюдая все правила. Что там… я только один раз нарушила их, сбежав из дома. А еще все те разы, когда делилась в Вилмаром некоторыми заклинаниями…

— Неожиданно видеть тебя здесь, — словно очнувшись, я обнаружила, что гипнотизирую шкаф в углу комнаты, лишь бы не смотреть на парня. Да, его вид немного выбил меня из равновесия. – Что-то случилось?

— Ты ведь маг земли? – дрогнувшим голосом уточнила я.

— Слабый, — откровенно признался он. – Основная стихия – воздух. Что случилось, Селеста? – повысил он голос.

— Прости, но я больше не знаю, к кому обратиться, — глубоко вдохнув, я развернула покрывало и отошла в сторону. – Заклинание тлена, если я правильно поняла. Не думаю, что мне хотели сильно навредить, но пока ответить соразмерно не могу.

— Соседки? – усмехнулся парень.

— У нас… некоторое недопонимание, со временем решу, что с этим делать, но пока меня волнует другое. Мантия одна, и как понимаю, завтра утром я не смогу надеть ее.

Маркес с удивлением взглянул на меня, подошел ближе и провел рукой над тканью.

— И что ты хочешь от меня? – уточнил он.

— Можешь снять?

— А что мне за это будет? – усмехнулся Маркес.

Я вопросительно уставилась на него, не совсем понимая подобное заявление. Конечно, мы только сегодня познакомились и язвительные комментарии парня во время урока у профессора Эрстена были наполнены сарказмом, но потом он реабилитировался. Занятие по боевой магии, совместный ужин… Ошиблась и первоначальное мнение было верным? Скорее всего.

— Мне не следовало приходить, — я решительно сгребла мантию покрывалом и направилась к двери.

— Постой! – Маркес в одну секунду оказался впереди, вытянул руку и оперся ею о косяк, преградив мне дорогу. – Ты меня неправильно поняла.

— Неужели?

— У тебя проблемы с чувством юмора, — поморщился он, решительно забирая скомканное покрывало. – Но это я исправлю.

— Меня устраивает мой характер, — нахмурилась я.

— Ладно, разберемся, — хмыкнул Маркес. – Присядь пока не разберусь с заклинанием.

Парень вернулся к столу, осторожно развернул покрывало и вновь поводил руками. Затем вытащил из ящика несколько пузырьков и книгу. Не обращая на меня никакого внимания, занялся нужным заклинанием.

Присесть… совет был дельным, вот только единственным местом в комнате, которое было не завалено вещами и книгами, являлась кровать, причем разобранная. Понятное дело, этот вариант мне не подходил. Найдя взглядом стул, на котором вещей было минимум, осторожно сняла с него книги и сгрузила их на пол, а сама примостилась на краешке. Я не знала, сколько времени потребуется Маркесу.

Наблюдать за ним было интересно, но я ничего не понимала в магии земли. Переключившись на осмотр комнаты, я старалась не обращать внимания на Маркеса, который так и не удосужился одеться. Взгляд упал на стопку книг на полу. Рассеянно взяв верхнюю, я открыла ее и начала листать. Формулы, определения… Вроде обычный учебник по магии, но меня все равно что-то царапало и не давало отложить книгу.

— Тебе не говорили, что не надо брать чужие вещи? – Маркес забрал у меня книгу и бросил ее на кровать.

— Прости…

— Готово, — парень вручил мне мантию. – Не знаю, сколько продержится, день точно, но советую обзавестись новым комплектом, а лучше поменяй соседок.

— Спасибо.

— Хотел бы сказать не за что, но промолчу, — усмехнулся он. – Потом сочтемся. Иди, Селеста.

Когда Маркес открыл дверь, то мне захотелось вернуться обратно. В коридоре обнаружилось шесть студентов, которые сразу же изобразили, что они занимаются чем угодно, но только не пытаются выяснить, что мы делали с брюнетом.

— Увидимся завтра, милая.

От возмущения перехватило дыхание, а сила начала покалывать кончики пальцев, желая вырваться наружу.

Маркес послал мне воздушный поцелуй и закрыл дверь.

Мерзавец! Других слов просто не осталось, но выругалась я про себя. Слишком много свидетелей.

Общежитие я покинула в бешенстве. Уверена, теперь все решили, что я приходила к Маркесу за…  Так, спокойствие! Вспоминаем волшебное слово «спарринг», где я на законных основаниях… отполирую парню его самоуверенность.

Когда я вернулась, мои соседки уже спали. Оно к лучшему. Не уверена, что смогла бы вытерпеть еще и их претензии. Не зажигая свет, тихо переоделась и легла спать.

— Где тебя носило? – прошипел Джастин, заползая на подушку.

—  Снимала заклинание, — еле слышно ответила ему. – Все в порядке.

— Порядочные девушки не шляются ночью непонятно где.

— Не нуди, — я подвинула тритона и обняла подушку. – Зато завтра ничего не помешает мне пойти на занятия.

— Это точно, — хихикнул он.

— Я что-то не знаю? – привстала на локте

— Правило бумеранга знаешь? – зевнул Джастин. – Завтра посмотришь на него в действии.

— Хорошо бы, — я снова легла и закрыла глаза. – Но иногда приходится все брать в свои руки.

Последнее относилось к Маркесу. Я не могла дождаться следующего занятия по боевой магии…

***

  В этот раз я проснулась на рассвете, как и привыкла и тихо покинула комнату, пока мои соседки еще спали. Поступила так специально, чтобы успеть подготовиться и позавтракать. Причем решила совместить одно с другим.

Джастина снова оставила смотреть за своими вещами, но клятвенно пообещала, что постараюсь решить вопрос с жильем в самое ближайшее время, чтобы он мог «заняться своими делами, а не слушать бабские разговоры».

Записать десять ограничителей, особенно по семейным заклинаниям, для меня не составило труда. Я написала их около тридцати, потратив на это примерно полчаса. Эссе тоже не заняло много времени, но вот задание предварительной разбивки на пары… Слишком поздно про это вспомнила, занятая другими проблемами. Ладно, если что, попрошу профессора самому подобрать мне напарника на следующие практические занятия. Стоило мне только отложить тетрадь, как в столовую вошел Сайдар.

— Почему не дождалась меня? – хмуро спросил он, садясь рядом. – Пришлось разбудить твоих соседок, которые мне с радостью заявила, что вообще не знают, где ты ночевала, потому что они тебя не видели.

— И тебе доброе утро.

Да, сегодня я была спокойна и вежлива.

— И все же…

— Проснулась пораньше, а вернулась, когда они уже спали. Не подготовилась к уроку, — подвинула ему тетради, которые Раяр не преминул открыть и посмотреть. – Я люблю заниматься утром. Тихо, спокойно, никто не мешает.

— А что ты забыла вчера в мужском общежитии? – голос Сая стал напряженным, а пристальный взгляд едва не прожигал.

— Тебе не кажется, что все это начинает походить на допрос? – поинтересовалась я.

— Ты моя невеста, — напомнил Сайдар. – Это прописано в нашем договоре.

— Ходила к Маркесу, — не став спорить, сообщила я. – Мои соседки решили приобщить меня к своей моде, но так как я предпочитаю классику, пришлось обратиться к воздушнику, как единственному из тех, кого я знаю из магов земли и кому хоть немного… доверяла.

— Вот стервы, — выругался Сай. – Я разберусь…

— Не лезь, — попросила. —  Я в состоянии сама решить эту проблему.

— Не буду ничего обещать по этому поводу. Они уже всех достали, — мрачно сказал Сайдар. – Слушай, следующие лекции у нас разные, но у профессора увидимся. А ты не вздумай нервничать и помни, преподы дали понять, что решат твою проблему так, что никаких претензий к тебе не останется.

— Очень этого хочу, — я вздохнула и опустила голову.

Поцелуй Сайдара стал неожиданностью, и неважно, что он был в щеку.

— С тобой все нормально? – растерянно уточнила я.

— Удачного дня, Селеста.

И что это такое было? Хорошо, что думать на этот счет у меня не оставалось времени. Приближалась лекция, так что, собрав вещи, я направилась в нужную аудиторию.

***

Первой лекцией стояла артефакторика, которую вела Карисма Эльвентайн. Предмет был для меня непривычный, я многого не знала, поэтому ловила каждое слово. Из потока я знала всего нескольких человек, с которыми меня познакомила Арлин. Уже смирившись, что стала кем-то вроде местной знаменитости, я не обращала внимания на внимательные взгляды и старательно делала записи. Когда же лекция закончилась, и все заторопились на выход, преподаватель попросила меня задержаться.

— Сорен, вы передумали насчет амулета? – поинтересовалась она. – У нас есть около полутора часов, чтобы доработать ваш.

— Я думала, мы будем делать новый, — уточнила я, понимая, что придется обойтись без перерыва.

— У вас недостаточно навыков, — отрезала профессор. – Как я поняла, средство необходимо срочно, а у вас скоро изменится расписание…. Впрочем, Джэтен скажет обо всем сам.

На это ответить было нечего. Раз магистр так решил – ему виднее.

Мы прошли в кабинет преподавателя, который больше походил на лабораторию. Небольшой, со шкафами вдоль всех стен, заставленных книгами, различными артефактами и кристаллами. Посередине помещения находился массивный каменный стол и несколько стульев вокруг.

Профессор усадила меня за стол, вытащила из шкафа реторты, сосуды с разными жидкостями, горелку и еще кучу предметов, названия которых я не знала.

— Последние нити завязывали вы? – я кивнула. – Вам придется и в этот раз провести завершающий этап самостоятельно. Слушайте меня внимательно и постарайтесь не ошибиться, — преподаватель распорядилась снять амулет и положить его перед собой.

Я внимательно смотрела, как женщина смешивает только ей известный состав, который обладал довольно резким запахом. Требование порезать руку, чтобы добавить несколько капель моей крови вызвало вполне понятную опаску, но я и не думала сопротивляться.

Зажимая салфеткой порез и наблюдая, как на поверхности стола, преподаватель вычерчивает символы вокруг медальона, я молчала и ждала пояснений.

— Будем использовать готовую матрицу, на которую добавим несколько новых заклинаний, — снизошла до объяснений профессор под моим взглядом. – Это даст возможность сохранить вашу истинную ипостась даже при применении особенно сильных заклинаний. Видите нити? – резко уточнила она и провела рукой над столом, отчего над ним появилось голубоватое марево, в котором отчетливо виднелось переплетение голубых и золотистых линий.

Внимательно всмотревшись в амулет, я неуверенно кивнула. Разговор не мешал преподавателю закончить рисунок.

— Потяните на себя центральную нить, — распорядилась она, а когда я сделала требуемое, добавила. – Теперь привяжите на нее золотистую слева и две голубые справа. Делайте крепкие узлы. Плетение не должно случайно распасться.

Пальцы немного дрожали от напряжения, но по сути, ничего сложного в поручении не было. Обычный процесс плетения, который знает каждый маг. Самую сложную работу преподаватель сделала сама. Расплела нити и напитала их новой силой, а теперь надо было все вернуть на место. Вопрос в том, что именно этот завершающий маневр необходимо было сделать мне самой, чтобы настроить именно на себя. Увы, я не обладала такими знаниями, чтобы с той же легкостью, как профессора Эльвентайн или Эрстен за считанные секунды перенастраивать артефакты. Я помнила, как преподавателю хватило как раз нескольких секунд, а когда он отдал амулет мне, то я использовала его безбоязненно. Так что в этот раз все длилось долго, осторожно, но результатом Карисма Эльвентайн осталась довольна. В тот миг, как был завязан последний узел, символы на поверхности стола вспыхнули и заклинания впитались в амулет.

Профессор снова вызвала рисунок силы, внимательно в него всмотрелась и удовлетворенно кивнула головой.

— Забирайте, Сорен.

— Спасибо, — я надела амулет на шею.

— У вас огромный потенциал, — немного подумав, заметила преподаватель. – Постарайтесь не растерять его… А теперь идите.

— Спасибо, — я поднялась и направилась к двери.

Профессор Эльвентайн споро убрала все со стола, взмахнула рукой и поверхность стала девственно чистой. Ко мне она уже потеряла всяческий интерес и, судя по тому, как на стол выставлялись новые зелья и кристаллы, она хотела заняться другим артефактом. Отвлекать ее я не посмела, так что тихо прикрыла за собой дверь и достала расписание.

***

 Неожиданно я начала волноваться. Следующим значилось занятие по стихийной магии. Я помнила слова Сая, но все равно нервничала, ведь подробностей того, что задумали преподаватели – не знала.

Вездесущая Арлин, с который мы встретились в коридоре, успела сообщить, что Вилмар поправился, и хотя его невеста настаивала, что ему необходимо остаться в лазарете еще на день, лекари заявили, парень полностью здоров. И они оба будут на сегодняшнем занятии. Мало того, судя по словам рыжей, сегодня на лекции профессора Эрстена будет самое настоящее столпотворение. Все, у кого было окно, не отказали себе в удовольствии посмотреть на шоу нашей с Фоули встречи. В принципе, ожидаемо. Вот только отведенная роль меня не устраивала.

Приказ на отчисление все так же лежал у ректора. Это сообщил Маркес, дожидающийся меня у дверей аудитории. Конечно, немного удивляло, что они с Сайдаром так резко проявили ко мне доброжелательность и участие, но я объяснила это требованием магистра и профессора, которым я по какой-то причине понадобилась. В остальном, мое положение было по-прежнему неопределенным, и даже в какой-то степени незавидным. Увидев Сая – я успокоилась. Даже Маркес… Несмотря на то, что нам еще предстояло побеседовать и внятно объяснить парню, как следует себя вести.

Странно, но сегодня мне показалось, что мы станем хорошими друзьями. Необычная мысль. Я, которая избегала общения, а из всех парней близко подпустила только Вилмара, да и то, потому что он демонстрировал ту же одержимость магией, что и я. Фоули признал мою силу, не посчитал за труд попросить помочь ему, никогда не показывал, что придерживается патриархальных взглядов. Сейчас выяснилось, это было не так, и он просто использовал меня, но я не злилась. Так или иначе, но это и привело меня сюда. Хотя это не отменяло того факта, и я не собиралась спускать ему обиду. Вилмар по какой-то причине подставил меня. Он любыми путями добивался моего отчисления и если бы не заступничество преподавателей, в данный момент я бы уже возвращалась в Эрей.

— Почему столпотворение? Занимаем места!

Профессор Эрстен был недоволен и это чувствовалось.

Сай взял меня за руку и повел в аудиторию. На этот раз я сидела в середине, а компания с обеих сторон придавала уверенности. Пристально следя за входом, я ждала того, кто и был причиной моих проблем…

Вилмар появился, когда почти все студенты расселись по местам. Не один, а в сопровождении четверых парней и одной девушки.

— Лалита Даш, — прошептал Сай, и я сразу поняла, про кого он говорит.

Невеста Фоули была красива. Очень. Причем той красотой, от которой парни оборачиваются и провожают взглядом, пока девушка не скрывается из поля зрения, а в большинстве случаев и идут следом, не в силах упустить. Среднего роста, стройная, синеглазая блондинка. Вилмар придерживал ее за руку, а девушка то и дело смотрела на него, причем во взгляде было написано такое обожание, что я удивленно вскинула бровь. Несмотря на то, что определила Фоули на роль мужа, я не понимала, что она в нем такого нашла. Девушка же была без ума от своего жениха и не считала нужным это скрывать. Теперь становилось понятно, почему ее отец, несмотря на обязанность быть беспристрастным, на стороне Вилмара. Все ради счастья дочери, а Маркес и Сай просветили меня, насколько она дорога ректору.

Вилмар и компания устроились через два ряда от нас, делая вид, что я – пустое место. Маркес хмыкнул и положил руку мне на плечо. В ту же секунду вмешался Сайдар, конечность брюнета вернулась на место, но перепалки не возникло, потому что профессор уже прошел на свое место.

— На прошлом занятии мы рассмотрели формулу Оушена и коснулись ограничителей. Передайте свои работы вперед. Пары я утвержу позже, и они останутся неизменны до конца семестра.

— Но мы думали, опрос будет устным, — заметил какой-то парень позади.

— А отвечать вы намеревались, не проведя подготовительной работы? – усмехнулся профессор. – Хорошо, у вас будет такая возможность. Задержитесь после лекции. Кто еще хочет отвечать таким образом?

Желающих не было. С задних рядов начали передавать тетради, собирая их во внушительную стопку, которая перекочевала в стол профессора.

— Раз с этим закончили, продолжим. Сегодня мы детально рассмотрим определение ограничителей, а раз у нас присутствуют представители всех стихий, как я вижу, то занятие будет познавательным для всех. Начнем с огня. Раяр, иди сюда.

Сайдар на мгновение накрыл мою ладонь своей, успокаивающе пожал пальцы и направился вниз. Я нахмурилась. Поведение Сая и Маркеса меня нервировало, поэтому когда брюнет, пользуясь отсутствием демона, сразу же придвинулся ко мне, я не выдержала и ткнула его в бок морозной иглой.

— Ты что? —  прошипел он, потирая место укола.

— Не знаю, с кем ты меня перепутал, — ответила шепотом. – Но советую подумать еще раз и… держи свои руки при себе.

— Ты безжалостна…

— Сорен, Маркес, демонстрация стихии огня вам неинтересна?

От тона профессора появилось желание провалиться сквозь землю. Наградив Маркеса укоряющим взглядом, я обратила все свое внимание на сцену. И сразу же подумала, зря не сделала это раньше. Несмотря на то, что огонь был противоположен моей стихии, Сайдар управлялся с ним настолько мастерски, что от восхищения перехватывало дыхание. Видимо, нас разговор с брюнетом отвлек профессора в то время, когда Сай выполнял задание. Как раз в этот момент демон держал руками два огненных хлыста, кончики которых постоянно подрагивали.

— Простите, профессор, — ответил Маркес за нас обоих.

— Я рад, что вы решили снизойти до нас Маркес, — усмехнулся он. – Будете следующим.

Брюнет хмыкнул, но больше не проронил ни слова, внимательно следя за Сайдаром.

— Раяр, что насчет ограничителей? – профессор вновь вернулся к демонстрации огненного дара. —  Последнее тестирование показало шестой уровень. Следовательно, минимум пять стадий этого заклинания вы нам сейчас и продемонстрируете.

Даже со своего места я видела, каким взглядом Сайдар наградил профессора, но ничего не сказал, лишь молча начал убирать ограничители в заклинании. Огненные хлысты сначала обросли шипами, которые в свою очередь вытянулись, и появилось впечатление, что в руках у Сая ветвистые плести из пламени.

— Третий ограничитель, — подсказал Маркес, но я отмахнулась, не в силах отвести взгляд от демона. Магия огня была прекрасна!

Я помнила слова профессора про пять уровней и с замиранием сердца ждала, что будет дальше.

— Дальше, — распорядился профессор Эрстен.

Сайдар быстро взглянул на него, и огонь стал светлеть на глазах, хотя форма сохранилась той же самой. Мне казалось, что Саю тяжело удерживать огненные плети, если судить по сосредоточенному лицу и тому, как напряглись спина и плечи.

Когда же цвет пламени приобрел золотистый цвет, профессор разрешил Сайдару развеять заклинание. Было видно, демон сделал это с облегчением.

— Перед вами была демонстрация плетей Хеддвига, одного из величайших магов огня, — заметил профессор. – Данное заклинание является боевым, как вы успели понять, и к моему огромному сожалению, лишь малое количество магов может его воспроизвести. Даже Раяр никогда не сможет использовать его в полном объеме, несмотря на высокий уровень дара. Итак, студенты, вопрос: почему?

— Он не из рода Хеддвига, — ответила девушка с первого ряда.

— Верно. Поэтому мы можем перейти к следующей теме: «Родовые заклинания». Раяр, садись.

Сай быстро вернулся на свое место, провожаемый восхищенными взглядами. Я понимала, почему он их вызвал. Пятый уровень был мало для кого достижим, а Сайдар только на втором курсе. Можно представить, чего он способен достигнуть к концу обучения… Хотя, классификация силы у представителей разных стихий различалась и это вносило путаницу, было очевидно, насколько Сай силен.

— Ты молодец, — шепнула я, улыбнувшись парню, и не удержалась от вопроса. – Слушай, у него странная система преподавания. Я думала, обычно сначала объясняют материал, а только потом проверяют…

— Он знает уровень каждого ученика, — прикрыв рот ладонь, пояснил Сай. – А он у всех разный. Невозможно составить единую программу. Поэтому он всегда вызывает кого-нибудь из студентов ассистировать, а потом каждый получает индивидуальное занятие. Только так те, у кого дар сильнее, не чувствуют себя в компании малышей, а более слабые видят, к чему надо стремиться. Есть специальные отчетные занятия.

— Но те, кто слабее, могут решить, что никогда не достигнут необходимого уровня, — усомнилась я в правильности методики.

—  Селеста, для меня тоже это было странным, когда я начал обучаться здесь. Как и ты, я привык к частным урокам, но чтобы закончить университет, есть только один вариант – выйти на новый уровень, или быть отчисленным. Никто не обязан разжевывать нам все мелочи, самостоятельной работе уделяется большое внимание, а профессора всегда рядом, чтобы корректировать и поправлять.

—  Поэтому Университет Высшей Магии считается лучшим, — вдруг раздался голос профессора, и я неожиданно осознала, что пока мы с Сайдаром переговаривались, в аудитории установилась тишина, и все это время профессор наблюдал за нами. – Есть еще желающие поговорить? Прошу их покинуть лекторий.

Желающих не было, а мне пришлось приложить ладони к щекам, чтобы хоть немного убрать жар от стыда.

— Итак, родовые заклинания, — медленно начал профессор, наградив нас разочарованным взглядом. — Вы все знаете, почему в полной мере их могут использовать лишь представители той семьи, в которой они были разработаны. Источники, которые питает магию древних родов, накладывают отпечаток на чары. Что-то вроде личной печати и допуска к силе источника, если хотите. Поэтому всегда можно выяснить, кто его использовал. Раяр никогда не сможет использовать плети так же, как представитель семьи Хеддвиг. И наоборот. Сейчас Маркес нам продемонстрирует, как работает магия его рода.

Подчиняясь распоряжению, брюнет встал и направился вниз. Любопытно, а я и не знала, что он тоже принадлежит к одной из древних семей.

— Несмотря на то, что воздух многими не воспринимается всерьез, эта стихия может быть не менее разрушительной, чем все остальные. Заклинание Таффи-Маркеса, пожалуйста.

Когда Маркес призвал стихию, преподаватель продолжил.

— Оно было разработано лет двести назад сразу двумя магами. Представители разных семей, которые потом породнились. Они зарегистрировали двойное название и обговорили, что доступ к его полной силе будет сразу у двух родов, — на этот раз меня просвещал Сай, а я начала сокрушаться, что кроме воды никогда не интересовалась другими стихиями.

А Маркес творил свое волшебство. Поток воздуха закручивался в спираль, набирал силу, становился плотнее, но при этом не двигался с места.

— Данное заклинание обычно используется в мирных целях, — прокомментировал профессор. – Но начиная с седьмого уровня, его применение в настоящее время запрещено. За этим пристально следят стражи, поэтому не будем подвергать Маркеса проблемам и попросим его продемонстрировать четвертый, который используется в горном деле для прокладки шахт. Закреплять огнем не станем, все же у нас демонстрация, а не сотворение тоннеля.

Маркес закрутил вихрь сильнее. Я смотрела, как хвост становится все уже, пока не стал настолько острым, что казалось был сделан не из воздуха, а металла. Этим-то концом брюнет и ударил в пол, выбив отверстие диаметром около полуметра. Края были настолько ровные, словно их обвели ручкой, а стенки гладкими.

— Как хорошо, что у нас есть студенты, обладающими всеми стихиями, — улыбнулся профессор, когда Маркес развеял заклинание. – Иначе администрация Университета разорилась бы на ремонт. А когда несколько сил сочетаются в одном маге… Маркес, вы же понимаете, что надо все вернуть на свои места?

Студенты подхватили веселый настрой преподавателя, послышались смешки. Я и сама улыбалась, наблюдая, как брюнет, со страдальческим выражением на лице, возвращал каменным плитам их первоначальное состояние.

Когда он возвращался на место, несмотря на довольно теплую атмосферу в аудитории, я неожиданно занервничала, почувствовав на себе пристальный взгляд. Резко обернувшись, я сразу посмотрела в сторону, где находился Вилмар, но он переговаривался со своим соседом и сидел ко мне спиной. Но ощущение не исчезало. Стараясь не сильно крутиться, я продолжала осматривать лекторий, и на верхних рядах увидела двоих мужчин. Рядом с ними сидел и магистр Джэтен, что-то тихо говоривший смуглому брюнету, который и рассматривал меня, в то время как блондин обводил равнодушным взглядом аудиторию.

Обернувшись, я уставилась в тетрадь, пытаясь понять, что происходит. То, что они не студенты, поняла сразу. Слишком взрослые, не меньше тридцати, это точно, к тому же не в форменных мантиях, а черных костюмах.

— У нас осталась вода, — продолжил профессор. – Сорен, уверен, теперь вам будет интересно. Ваша очередь.

Вот теперь Вилмар не сводил с меня взгляда. Впрочем, как и все остальные. И я очень надеялась, что дойду нормально, не споткнусь и не растянусь при таком количестве народа. Я понимала, профессор что-то задумал, но что? Оставалось только довериться и выполнять все его указания. Но неизвестность страшила, и я боялась сделать что-то не так. Не оправдать ожиданий, подвести…

— Водные маги, — начал Аэрон Эрстен, – довольно распространенны, но есть категория, которая по определению сильнее тех, кто родился на суше. Это все равно что сравнить драконов или демонов с людьми, гномов и гоблинов с  орками. Хотя, орки это отдельная часть, учитывая, что они не используют магию земли в общепринятом смысле. Не будем их касаться. Сейчас мы говорим о магии воды. Отличие эрейцев в том, что если сухопутные семьи используют ограниченный источник, то к услугам магов Эрейского королевства вся мощь океанов. К моему невероятному сожалению, они предпочитают обучаться дома, но Университету удалось заполучить сразу двух представителей морского народа. Фоули, иди сюда. Как говорится, все студенты имеют право знать, с кем им повезло учиться.

Вилмар спустился вниз, явно довольный тем, как его охарактеризовали, и полностью игнорируя меня, встал в нескольких метрах. Ладно, пусть будет так…

— На примере воды мы как раз и рассмотрим, как изменяется уровень заклинания, когда его используют разные семьи, пусть и с почти одинаковым доступом к источнику. Оба студента как раз представители древних родов за небольшим отличием. Семья Сорен старше, но учитывая, что Фоули второкурсник, они должны быть примерно на одном уровне развития силы. В этот раз я сам сформирую им источник. Не будем поручать это Маркесу, — хмыкнул профессор, и в ответ снова донеслись смешки. – А то с него станет обвинить преподавателей в повышенном внимании к своей персоне. Кстати, у меня для вас есть сюрприз, но о нем немного позже. Начнем, пожалуй.

Следующие полчаса мы с Вилмаром, подчиняясь распоряжениям профессора и пользуясь созданным им источником, формировали разные заклинания. Начали с простых, постепенно усложняя, но родовые пока не использовали. В очередной раз убедившись, что Аэрон Эрстен действительно гениальный маг воды, я предвкушала, что же он поручит следующим. Не только я это ощущала, Фоули тоже заводился. Невозможно остаться равнодушным, когда магия послушно струиться по крови, требует выхода, и обещает столь много, что невозможно отказать.

— Заклинание Фоули, — скомандовал профессор.

Вилмар вскинул руки, закручивая водную спираль. Это было его единственное именное заклинание его семьи, все остальные носили двойные названия.

— Сорен, повтори.

Я выполнила распоряжение.

— Формула Оушена! Одновременно!

Мы с Вилмаром одновременно подняли волны и соединили их. Я чувствовала, несмотря на показную самоуверенность, мой несостоявшийся муж не сильно продвинулся в магии. Прекрасно понимая, что если я немного добавлю силы, то он не сможет мне ничего противопоставить, настроение улучшилось. Особенно самолюбие грел тот факт, что и он осознает это. И злится!

— Формула Сорена!

Полная азарта, я выполнила приказ машинально и только потом поняла, Вилмар последовал моему примеру.

— Замечательно. Расходитесь.

Опустив руки, я шагнула назад, чтобы избежать осколков от разбившейся глыбы льда, когда она рухнет на каменный пол, но ничего не произошло. Застывшая вода продолжала висеть в воздухе…

— Прекрасно, студенты. Несомненно, высший балл за демонстрацию, — сообщил профессор. – Следующая часть нашего занятия – обещанный мною сюрприз.

Я недоумевала. И это все?

— Студенты, с гордостью хочу вам представить наших сегодняшних гостей. Господа Рэйс и Эйнар, представители магического патруля.

Не знаю, какую реакцию хотел увидеть профессор, но все студенты затихли. Стражи… Их стражей была особенной… Никто не хотел с ними столкнуться в жизни, ведь именно они следили за тем, чтобы не было злоупотреблений магией. Наверное единственными, кто откровенно плевал на стражей, были ловцы, но почему между ними существовала подобная договоренность, никто не знал. Поэтому, у мага был выбор, или жить по установленным правилам, все равно опасаясь визита магического патруля, или податься в ловцы, но туда брали далеко не всех…

— Хочу попросить наших гостей продемонстрировать, как они снимают отпечаток с заклинания. Увы, магия представителей патруля непонятна не только вам, но и мне, так что эта часть лекции познавательна для нас всех.

Несмотря на очередную попытку профессора пошутить, в аудитории стояла оглушающая тишина. Я видела, каждый студент сейчас провожает взглядом стражей. Сюрприз оказался не очень приятным… Но сильнее нервировало то, что шли они по направлению ко мне. И если раньше я переживала, что меня могут отчислить, то сейчас в голову пришла мысль, что поступок, в котором меня обвиняли, может быть расценен как противозаконный. Близость профессора вовсе не успокаивала, а наоборот, вносила сумятицу в мысли.

— Господа стражи согласились приоткрыть одну из тайн своей работы,  — сказал профессор, медленно обведя взглядом зал, когда маги патруля оказались рядом с ним. – Советую навсегда запомнить, что нельзя злоупотреблять силой и нарушать закон. Магия это не только дар, но и ответственность.

Бросив быстрый взгляд на Аэрона Эрстена, я нахмурилась. Мне была понятна его речь, она объяснялась присутствием стражей, но зачем тогда их визит? Или это нормальная практика, чтобы студенты не забывались, что за ними постоянная слежка со стороны патруля? Так мы все знали основные законы. Иногда невольно их нарушали, но в ином случае не было бы большей части открытий и новых заклинаний!

— Профессор Эрстен уже упомянул про подпись каждого мага. Подделать ее невозможно. Можно выучить формулу, использовать разные ограничители, но следы все равно будут разными.

Глубокий голос блондина стал для меня неожиданностью. Он обволакивал и туманил разум, вынуждая расслабиться и слушать только владельца этого потрясающего тембра. Этим я и занималась, развернувшись к стражу и ловя каждое его слово. Впрочем, я была не одинока.

— Естественно, никто не собирается открывать вам формулу, которую использует магический патруль. Так же можете не стараться выяснить и записать ее. Природа нашего дара – разная.

Блондин подошел ко мне и пристально посмотрел. Не выдержав, я опустила голову. Выдержать взгляд стража оказалось сложнее, чем я могла представить.

— Сейчас господа стражи визуализируют все заклинания, которые были использованы студентами. Или подвергались им.

Вскинув голову, я снова взглянула на стража. На этот раз блондин улыбался. Еле ощутимо, просто уголки губ чуть приподнялись, но взгляд все равно оставался цепким. Я не чувствовала никакого воздействия и не понимала, почему все студенты смотрят на нас приоткрыв рты от удивления, а некоторые и вовсе подались вперед и повскакивали со своих мест. Медленно посмотрев на Вилмара, я поняла, о чем говорил профессор. Фоули окружал вихрь из разноцветных формул. Я жадно всматривалась в них и только потом поняла, что и меня окружает такое облако.

— Господин Эйнар, поясните студентам, заклинания за какое время мы видим?

— Мы сняли те, что использовались в последнюю неделю, — пояснил блондин. – Срока действия нет, для более ранних просто используются другие чары.

Как ни странно, но я заставила себя избавиться от наваждения, вызванного голосом стража, и продолжила всматриваться в Фоули. Стало понятным, для чего все это затевалось. Все заклинания, которым подвергался Вилмар, сейчас висели передо мной в обнаженном виде. Надо было просто откинуть ненужные и найти то, что и стало причиной моих проблем. И я его нашла!

— На примере студентки мы видим не только то, что она продемонстрировала при всех, но и то, что она несколько раз использовала формулу Оушена — первого до четвертого уровня, Сервия – второй ограничитель, Сорена – до четвертого? – комментировал формулы второй страж.

В его голосе послышалось изумление. А я… Мне нечего было стыдиться, поэтому вскинув голову, я уверенно встретила взгляд брюнета, стараясь не обращать внимания на то, как блондин, чуть ли не заглянул мне в душу.

— А так же, — запнувшись, продолжил страж. – Воздействие заклинанием тлена, частично деактивированным, сонные чары, морозные иглы…

Господин Рэйс замолчал, натужно улыбнулся и посмотрел на второго стража.

— Студент Фоули, — теперь говорил блондин. – Мы видим использование формулы Фоули – второй уровень, Оушена – второй, Сорен… от первого до… Студент, а на каком основании вы используете незарегистрированный вид заклинания Сорена, причем он опасен для жизни в том измененном виде, в котором был воспроизведен?

— О чем вы? – Вилмар выглядел растерянным.

Не сумев сдержаться, я улыбнулась. Вилмар не удосужился правильно воспроизвести то, что я для него придумала. Формула, что дрожала в воздухе, была неверной. Да, ограничитель полуторный, но не хватало одного потока, который и нейтрализовал обратное воздействие на мага.  Теперь понятно, почему Фоули попал в лазарет. Видимо пытался использовать более высокий уровень, чтобы выбраться из моей ловушки, но из-за неправильного заклинания, и его приложило обраткой. В этом он и решил обвинить меня. Сделал он это целенаправленно или нет, непонятно.

— Господин страж, можно вопрос? — я надеялась, что мой голос не дрожал, тем более, что лучшего шанса для реабилитации у меня просто-напросто не будет. Когда блондин кивнул, я выпалила. – Вы сказали, что на Фоули воздействие формулы Сорена нескольких уровней. А вы не могли бы уточнить, когда он использовал ее?

— Два дня назад, первый ограничитель, причем вашего авторства, студентка, — усмехнулся он. – Говорю об этом с уверенностью, потому что перед вами висит точно такая же формула, и мы все видели, как вы ее воспроизвели. В тот же день, Фоули использовал на себе это заклинание, с ограничителем примерно полуторного уровня. Точно не могу сказать, его нет в официальном реестре. И сегодня он снова использовал первый.

Теперь я улыбалась и не скрывала своей радости. И чем выше поднималось мое настроение, тем более мрачным становился Вилмар.

— Господин страж, а вы можете сказать, к чему может привести подобное использование заклинания Сорена?

— Из того, что я вижу, — во взгляде блондина угадывалась заинтересованность. По непонятной причине, страж поддержал мою игру. – Уровень силы не позволяет студенту использовать второй уровень. Я не знаю, откуда взялся новый подвид заклинания, но факт в другом.

— Простите, господин Эйнар, — прервал нас профессор Эрстен. – Просто у нас ведь занятие и мне хотелось бы воспользоваться моментом для маленького опроса. Кто скажет, что сейчас подразумевает уважаемый представитель магического патруля? – громко спросил он, когда блондин кивнул.

— Невозможно сделать ограничитель активным, если его формула изначально неверна, — уверенно сказала темноволосая девушка, сидевшая на первом ряду.

— Почему? – потребовал подробностей профессор.

— Плетение просто распустится. С учетом того, что Вилмар пострадал, думаю, он просто ошибся в изначально правильной формуле. Так что, это исключительно результат глупости и невнимательности. Или специальной диверсии.

— Отлично, Сафия, — сказал профессор.

Да, это был мой триумф. Вот так и должны сниматься обвинения! Не тихое извинение за несправедливый навет, а при огромном количестве народа! Я знала, не пройдет и получаса после окончания занятия, как весь университет будет знать, что Вилмар хотел меня подставить. Оправдательный приговор, подтвержденный двумя представителями магического патруля! С благодарностью взглянув на профессора, увидела улыбку в его глазах. Он знал. Знал, что так все и будет! И не имеет значения, придумал он это сам или инициатором стал магистр. Отныне я окончательно поверила Сайдару и Маркесу. Если я и могу на кого положиться из преподавательского состава в стенах университета, то только на них.

Быстро взглянув на Вилмара, я усмехнулась и отвернулась. Нашла Маркеса и Сая и еле удержалась от желания подпрыгнуть на месте. Все позади!

Глава 6

Обсуждение на ПродаМан

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Подпишитесь на рассылку!

Мы вконтакте